Фирмы «однодневки» и налоговая выгода

27.02.2015

Сегодня подавляющее большинство налоговых споров так или иначе связано с применением концепции необоснованной налоговой
выгоды, возникающей при совершении сделок с так называемыми фирмами-«однодневками». Однако недобросовестным может оказаться контрагент партнера. Что в этом случае грозит фирме? Риски оценила Яна Лазарева.

Чтобы уличить предприятие в получении необоснованной налоговой выгоды, фискалы всегда интересуются сведениями о его поставщиках, а именно: информация о месте нахождения контрагентов, о руководстве и учредителях, численность персонала, наличие имущества, движение денег на банковских счетах, данные о заявленных в декларациях налоговых обязательствах, своевременность подачи отчетности и уплаты налогов.

Чтобы вменить проверяемой компании вину в получении необоснованности налоговой выгоды, контролерам необходимо доказать наличие следующих обстоятельств: невозможность реального осуществления компанией операций с учетом времени, местонахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; учет для целей налогообложения только тех операций, которые непосредственно связаны с возникновением выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных операций; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном производителем в документах бухгалтерского учета (п. 5 Постановление № 53).

Обратите внимание

Фискалы методично пытаются отследить всю цепочку операций по происхождению предмета сделки, например, если речь идет о товарах, то поднимается вся цепочка вплоть до производителя продукции или импортера.

В свою защиту организации приводят различные доводы, в том числе и то, что при выборе поставщика была проявлена должная осмотрительность и осторожность (п. 10 Постановления № 53). Для этого компании в точности выполняют рекомендации официальных органов: получают от контрагента копии свидетельства о постановке на учет в налоговом органе; проверяют факт занесения сведений о контрагенте в ЕГРЮЛ; получают доверенность или иной документ, уполномочивающий то или иное лицо подписывать документы от лица контрагента; используют официальные источники информации, описывающие деятельность контрагента (Письма Минфина РФ от 21.07.2010 г. № 03-03-06/1/477, от 10.04.2009 г. № 03-02-07/1-177).

Предположим, фирме удалось убедить налоговиков в «добропорядочности» ее делового партнера, и эта информация подтвердилась в ходе контрольных мероприятий (в том числе во время встречной проверки). Но ведь этим все не ограничивается. Фискалы методично пытаются отследить всю цепочку опера-ций по происхождению предмета сделки, например, если речь идет о товарах, то поднимается вся цепочка вплоть до производителя продукции или импортера. А это означает, что проверке будут подвергнуты поставщики второго, третьего и т.д. уровней.

Вместе с тем, если в этой веренице поставщиков какая-либо фирма будет признана недобросовестной, негативные последствия могут неожиданно возникнуть и у налогоплательщика, который в принципе никак не взаимодействовал с этой «однодневкой».

И тогда компании ничего не остается делать, как искать истину в зале суда. Однако Фемида слепа, и в зависимости от обстоятельств дела решение может быть вынесено как в пользу компании, так и в пользу налоговой инспекции. Для наглядности рассмот-рим конкретные примеры.

Оказалась права

Начнем с Постановления ФАС Московского округа от 8 августа 2013 года № А40-79361/12-91-438. Причиной раздора стали результаты выездной налоговой проверки. Контролеры «сняли» расходы и отказали в вычете НДС, заподозрив организацию в получении необоснованной налоговой выгоды из-за взаимодействия ее контрагента с фирмами-«однодневками».

Судами установлено, что в рамках заключенных договоров компания поручила подрядчикам оказание услуг по содержанию придомовых территорий, выполнение работ по комплексному ремонту кровель жилищного фонда и т.п. Реальность этих хозяйственных операций, их фактическое осуществление подрядчиками подтверждено документами, представленными в период налоговой проверки. Кроме того, надзорный орган (Мосжилинспекция) подтвердил качество жилищных услуг, их соответствие ГОСТ, СНиП, иным условиям, установленным законодательством. На первый взгляд, выполнены все условия, чтобы признать расходы и принять к вычету НДС.

Однако не тут-то было. Инспекция посчитала действия организации неправомерными, так как выявила признаки фирм-«однодневок» у контрагентов подрядчика. Арбитры не приняли во внимание данный довод, поскольку организация не состояла с субподрядчиками в договорных отношениях и не имела возможности повлиять на их выбор. Кроме того, Налоговый кодекс не ставит право компании на вычет в зависимость от исполнения своих обязательств его контрагентами при наличии доказательств выполнения требования законодательства самим налогоплательщиком и отсутствием в его действиях признаков недобросовестности. К тому же компания не несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет (на это прямо указал Конституционный Суд РФ в Определении от 16.10.2003 г. № 329-0). Да и вообще, возложение негативных последствий неисполнения контрагентами своих налоговых обязанностей на заявителя является неправомерным и противоречит положениям НК РФ.

Обратите внимание

Немаловажным стал вывод служителей Фемиды, согласно которому организация вправе самостоятельно решать, каким образом осуществлять хозяйственную деятельность, в том числе приобретать товар непосредственно у производителя, либо у посредника.

Аналогичные выводы сформулированы и в Постановлении ФАС Московского округа от 5 июля 2013 года № А40-88249/12-99-491.

В другом судебном разбирательстве, так же как и в случае, описанном выше, инспекция обнаружила в деятельности поставщиков второго звена признаки, характерные для схем, используемых недобросовестными плательщиками для необоснованного возмещения НДС.

Фискалам не удалось доказать: несоблюдение организацией условий для применения налоговых вычетов; реализацию схемы уклонения от исполнения обязанности по уплате налога в бюджет; фиктивность хозяйственных операций и заключение не обусловленных конкретными деловыми целями сделок с лицами, не исполняющими свои налоговые обязательства, в том числе в целях получения необоснованной налоговой выгоды.

При этом для защиты интересов фирмы служители Фемиды использовали те же аргументы, что и московские арбитры (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 25.04.2013 г. № А53-12035/2012).

Отдельного внимания заслуживает Постановление ФАС Северо-Западного округа от 17 октября 2013 года №А52-4291/2012. В результате проведения камеральной проверки контролеры отказали в возмещении НДС, обвинив фирму в создании формального документооборота для отражения сумм на приобретение товара от организаций, фактически не являющихся участниками реальных хозяйственных операций. Фирма не согласилась с этой позицией и с успехом оспорила ее в суде. Материалами дела подтверждена поставка продукции в адрес организации с проверкой всей цепочки поставщиков вплоть до производителя. Недочеты в оформлении первичных документов, на которые указывали налоговики, арбитры не приняли во внимание. Суд указал на соответствие первичных документов требованиям, предусмотренным статьей 169 НК РФ. Также немаловажным стал вывод служителей Фемиды, согласно которому организация вправе самостоятельно решать, каким образом осуществлять хозяйственную деятельность, в том числе приобретать товар непосредственно у производителя, либо у посредника.

На стороне ревизоров

К сожалению, далеко не все споры решаются в пользу коммерсантов. Есть положительная арбитражная практика и для налоговых органов.

Так, например, в Постановлении ФАС Московского округа от 5 июля 2013 года № А40-122173/12-20-621 организация попыталась доказать свое право на признание расходов на приобретение каменного угля, а также принятие к вычету НДС по этой операции. Основанием для отказа послужили выводы инспекции об отсутствии реального характера операций, недобросовестности поставщика и его контрагентов и выявлении схемы, направленной на формирование формального документооборота. Всесторонне рассмотрев материалы дела, арбитры подтвердили, что поставщики второго звена обладали признаками фирм-«однодневок». Что, в свою очередь, свидетельствовало об отсутствии реальных хозяйственных операций и направленности действий компании на получение налоговой выгоды. Кроме того, налоговики доказали, что фирма не проявила должную осмотрительность при выборе партнера, не запросив лицензию на осуществление опасного вида деятельности, не проверив деловую репутацию и платежеспособность, а также наличие у контрагента необходимых ресурсов.

Обратите внимание

Немаловажным стал вывод служителей Фемиды, согласно которому организация вправе самостоятельно решать, каким образом осуществлять хозяйственную деятельность, в том числе приобретать товар непосредственно у производителя, либо у посредника.

В споре, рассматриваемом в Постановлении ФАС Поволжского округа от 18 апреля 2013 года № А72-1129/ 2012, компания также потерпела фиаско при попытке опротестовать обвинение в получении необоснованной налоговой выгоды. Инспекция обеспечила исчерпывающие доказательства того, что подрядчик не обладал должными ресурсами для выполнения работ, указанных в договоре, а субподрядчики относятся к категории «проблемных» налогоплательщиков, не представляющих отчетность в течение года и более, либо показывающих итоговые документы с минимальными показателями.

При решении аналогичного спора в пользу ревизоров ФАС Уральского округа руководствовался теми же аргументами (Постановление от 25.03.2011 г. № Ф09-1341/11-С3; Определением ВАС РФ от 18.05.2011 г. № ВАС-6066/11 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС РФ).

В другом судебном разбирательстве арбитры согласились с выводами контролеров об отсутствии реальности хозяйственных операций, по которым компания уменьшила налогооблагаемую прибыль и заявила НДС к вычету. (Постановление ФАС Московского округа от 16.02.2011 г. № КА-А41/181-11; Определением ВАС РФ от 20.05.2011 г. № ВАС-6406/11 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС РФ). Подтверждением послужили и недостоверные сведения, отраженные в первичных документах, и отсутствие должной осмотрительности при выборе контрагента. Примечательно, что суд применил этот довод к организации, тогда как признаки «недобросовестности» были установлены в отношении контрагентов второго звена.

Яна Лазарева, для журнала «Расчет»

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное