Расчет Тренды. Налоговое планирование в 2022 году

26.01.2022 распечатать

Что нужно учесть бизнесу при налоговом планировании на 2022 год? Об этом в интервью журналу «Расчет» рассказал Тимур Гуляев, член палаты налоговых консультантов, управляющий партнер TBS Legal.

Расчетливая подписка!
Сейчас подписку на журнал «Расчёт» можно получить бесплатно вместе с бератором «Практическая энциклопедия бухгалтера». Предложение ограничено, торопитесь! Подключить бератор с «Расчётом»

— Что изменилось в этом году в фискальном законодательстве, о чем компаниям нельзя забывать при налоговом планировании на 2022 год?

Думаю, что в уходящем году все почувствовали на себе более плотный налоговый контроль, количество контактов с ФНС растет, требования от ревизоров в компанию поступают все чаще. И если ревизоры не запрашивают документы по самой компании, то они просят предоставить им бумаги, касающиеся деловых партнеров организации. 

Примечательно, что требования на предоставление данных могут касаться и второго, и третьего, и четвертого звеньев в цепочке ­сделок.

— Вероятно, такой подход себя оправдывает.

Да, аналитическая контрольная работа показывать эффективность. Это видно и по цифрам, больше половины этих средств в этом году было перечислено бизнесом по результатам контрольно-аналитической деятельности инспекторов. Также мы видим уже сформированный вектор снижения количества выездных контрольных мероприятий. 

Цифры говорят нам о том, что налоговая служба сегодня делает упор на проведение контрольно-аналитических мероприятий. И это оправдано и логично, выездной контроль долговременный, он требует больших ресурсов, и человеческих, и материальных, и, как показывает практика, он менее эффективный

— Что компании нужно учитывать, составляя планы на будущий год?

В учете глобально ничего не изменилось. И это хорошая новость. Однако с точки зрения налогового планирования нужно учитывать ряд обстоятельств, которые произошли в этом году. 

В первую очередь речь идет о письме ФНС, где Служба зафиксировала единый подход к понятию необоснованной налоговой выгоды. Ведомство расширило трактовку этого термина. 

Вектор развития этого направления работы ревизоров определен одной фразой: ФНС настаивает на том, что все сделки, которые не предполагают оплату деньгами – это схема. А значит, к таким операциям бизнеса ревизоры должны быть особенно внимательны.

— Тут, вероятно, нужно уточнить: в этом же письме ревизоры ввели в официальный оборот налоговую реконструкцию, что ставит компании в более выгодное положение.

Налоговая реконструкция – это одна из форм снижения налоговых требований при предъявлении фактического источника затрат понесенных компанией. Да, действительно, этот механизм описан в этом письме. Однако пока применение реконструкции неоднозначно: формально, применяя реконструкцию, компания как бы признается, что данные, которые были ею внесены в учет, мягко говоря, не соответствуют фактическим обстоятельствам сделки. 

Конечно, признавая этот факт, организация может компенсировать часть своих финансовых потерь, которые она понесла в результате сделки. Признавая факт искажения данных, бизнес рискует оказаться между двух огней.

— С момента появления реконструкции, за эти III квартала, можно ли уже говорить о практике ее применения?

Исходя из нашего опыта инспекции действительно начали чаще использовать этот механизм. Нередко инспекторы сами предлагают рассмотреть возможность применения реконструкции. Конечно, они не называют процедуру именно налоговой реконструкцией, просто предлагают рассчитать сумму налоговых обязательств по фактическим расходам, назвать фактического поставщика и внести в данные корректировку. 

В моей практике пока нет случаев наступления негативных последствий после раскрытия сведений по сделкам. Кстати, важно понимать, что решение о применении реконструкции принимает инспекция, это значит, что ревизоры могут как принять доводы, так и отказать. 

Прошло слишком мало времени, еще нет судебных актов, нет оспоренных в апелляции документов, где подход к реконструкции сложился бы в некую единую картину, пока нельзя говорить об определенном векторе развития этого механизма.

— В течение года были и другие изменения. Так, инспекторы предложили чаще использовать механизм медиации, который также можно отнести к положительным изменениям. Бизнес может рассчитывать на этот инструмент в 2022 году?

К сожалению, пока этот механизм остается только в списке трендов, но практически реализован слабо. Насколько мне известно, медиация применяется в единичных случаях. При этом с точки зрения правоприменительной практики – это безусловно позитивный вектор развития налогового администрирования, наличие между бизнесом и ревизорами независимого эксперта, который заинтересован в объективном разрешении спора бизнес-сообществом, будет восприниматься исключительно положительно. 

Сегодня в случае, когда бизнес общается с ревизорами напрямую, как правило, такие диалоги заканчиваются очень просто, коммерсанты пытаются объяснить, как тяжело они зарабатывают деньги, а ревизоры объясняют, что они неправильно это делают. Конечно, в этой ситуации очень сложно найти общий язык, цели и задачи у сторон разнонаправленные.

— Еще одно изменение года – возможный арест имущества. В какой стадии находится инициатива?

Этот закон пока не принят. Тем не менее предложение можно назвать трендом. ФНС прекрасно видит, что при зачислении больших сумм на счета компании бизнес не погашает долг перед бюджетом и все доначисленные суммы так и остаются на бумаге. 

Процедура банкротства, привлечение к субсидиарной ответственности, поиск имущества остаются малоэффективными мерами. Поэтому ревизоры будут искать способ обеспечить поступление в бюджет доначисленных сумм. В этом можно не сомневаться.

— Вернемся к планированию деятельности. Что компании нужно иметь в виду при налоговом планировании на 2022 год?

Очень важно помнить, что ФНС продолжает процесс цифровизации ведомства. Поэтому схемы, которые использовались ранее, сейчас создают высокие риски для любой компании, их применяющей. 

— Что нужно делать организации?

Нужно быть более внимательными к деловой структуре сделки, тщательнее проверять, с кем именно бизнес намерен работать, изучать налоговую нагрузку контрагента, сравнивать его операционные показатели со среднеотраслевыми, посмотреть на размер заработной платы сотрудников. То есть компания должна еще более осторожно и внимательно подходить к изучению контрольных показателей. 

— Это в части внешней коммуникации, а нужно ли внедрять новые методы работы внутри самого предприятия?

Да, необходимо уделять пристальное внимание внутренним документам, среди которых служебные записки, протоколы внутренних совещаний, нужно сохранять отчеты, которыми компании пользуются для принятия управленческих решений. Эти документы становятся очень важными. 

При этом я понимаю, что, как правило, бизнесу, особенно малому, не свойственно хранить или создавать такие документы. Но именно они могут лечь в фундамент защиты интересов бизнеса в случае претензий проверяющих.

— Почему это становится важным?

Дело в том, что, когда вам нужно обосновать те или иные действия компании, которые могут возникнуть в результате управленческого решения, под рукой может не оказаться необходимых документов. В случае спора ревизорам нужно объяснить, что именно стало импульсом к движению компании в том или ином направлении. И задача документов, которые я перечислил, – помочь бизнесу доказать, что сделка имела под собой конкретную деловую цель. Например, коммерческий отдел сформировал отчет на основе данных продаж, эта информация послужила стимулом для управленческого решения. Соответственно, такие данные необходимы для обоснования своей точки зрения. 

Сегодня правовая защита от налоговых требований происходит по принципу большего количества использования разных элементов: у кого таких элементов больше, тот и победил. Допустим, ревизоры намерены дисквалифицировать сделку, но они не могут этого сделать только по одному признаку. Контролеры будут основываться на нескольких аргументах. 

Задача компании в этом случае – собрать в противовес больше аргументов в свою пользу. Только так компания может победить. Детали начинают принимать более существенное значение в сравнении с тем, что было раньше. Документы второго порядка, которые не всегда составлялись в бизнесе, принимают новое смысловое значение.

— Как еще цифровизация ФНС будет влиять на бизнес?

Нужно помнить, что работа системы АСК-НДС становится более совершенной. Летом этого года к системе были подключены новые источники информации, в частности, по оплате. А значит, система начала чаще и быстрее выявлять необоснованные сделки с контрагентами. 

Что это значит для бизнеса? Первый круг поставщиков или покупателей должен быть проверенным и надежным. При этом нужно учитывать, что в будущем к системе будут подключено еще больше контрольных компонентов, с каждым годом она лучше показывает фактические обстоятельства сделок бизнеса. Мы уже видим, что время реакции системы на проблемные точки стало гораздо быстрее. И это учитывая тот факт, что сегодня администрируются сделки за 2018–2019 годы. То есть сегодня проверяются операции компаний в прошлом, а тогда были совсем другие правила. 

Эта система, фактически использует принципы искусственного интеллекта, и нам не известен уровень ее возможностей в будущем, поэтому важно уже сейчас максимально просчитывать и хеджировать возможные риски. Тем более, что мы видим вектор, по которому идет законодатель.

— На что нужно обратить внимание бизнесу сегодня, чтобы избежать проблем завтра?

Нужно прекратить предоставлять слишком много информации налоговым органам, это может запустить цепную реакцию, которая вызовет большее внимание к организации. Также компании стоит обратить внимание на уровень заработных плат своих сотрудников, контролировать процент вычетов по НДС и следить за тем, чтобы без необходимости не отражать операционный убыток в периоде. Все это – своего рода маркеры, которые привлекают внимание ревизоров к бизнесу. 

Конечно же, нужно уделять особое внимание документальному оформлению процесса выбора и проверки контрагентов, сегодня сделки с откровенно неблагонадежными деловыми партнерами создают существенно больше рисков для бизнеса, чем потенциальные преференции от такой операции. Я бы даже сказал, что о таких сделках вообще необходимо забыть. 

В целом формы налоговой оптимизации, которые применялись ранее, сейчас малоэффективны, они создают существенные риски для бизнеса в будущем.

Выбор читателей

Бухгалтерия.ru
Подпишитесь на наши рассылки, чтобы первыми быть в курсе всего нового из мира бухучета, получать эксклюзивные издания и полезные подарки.

Даю согласие на обработку моих персональных данных


Loading...