Может ли помочь медиация сократить число споров в ФНС?

21.07.2021 распечатать

Федеральная налоговая служба сообщила, что в Санкт-Петербурге инспекторы заключили первые медиативные соглашения с налогоплательщиками. Процедура урегулирования споров может, по мнению Службы, прийти на смену налоговым проверкам. Как будет работать новый механизм, в интервью журналу «Расчет» рассказала Кира Гин, управляющий партнер юридической фирмы «Гин и партнеры».

Расчетливая подписка!
Сейчас подписку на журнал «Расчёт» можно получить бесплатно вместе с бератором «Практическая энциклопедия бухгалтера». Предложение ограничено, торопитесь! Подключить бератор с «Расчётом»

Налоговая служба весной этого года разместила на своем официальном сайте информационное сообщение, в котором еще раз обратила внимание, что процедура медиации может стать новым эффективным механизмом урегулирования налоговых конфликтов между бизнесом и ФНС в досудебном порядке. 

Причина появления нового института связана с развитием контрольно-аналитических инструментов ведомства. Инспекторы могут в рамках предпроверочного анализа выявлять нарушения налогового законодательства, медиация может прийти на смену налоговым проверкам, которые можно назвать крайней мерой налогового контроля.

Ранее, в сентябре прошлого года, ФНС писала со ссылкой на руководителя Управления ФНС России по Санкт-Петербургу Александра Гнедых, что количество выездных налоговых проверок за последние пять лет сократилось более чем в три раза, при этом сумма дополнительных налоговых поступлений по результатам контрольно-аналитической работы за девять месяцев 2020 года составила восемь миллиардов рублей, это в 2,6 раза больше, чем за аналогичный период 2019 года.

С учетом роста поступлений после проведения предпроверочного анализа можно предположить, что институт медиации может стать правовым механизмом закрепления договоренностей, которые берут на себя компании и ревизоры во время обсуждения выявленных нарушений Налогового законодательства. 

Принцип действия

Налоговая служба предлагает ввести институт медиации для решения налоговых споров. В чем именно заключается инициатива ФНС?

У нас есть предположение, что российские налоговые органы решили обратиться к медиации и внедрить ее в российскую практику для поддержания общемирового тренда на развитие подобных институтов. На текущий момент не очень понятно, как именно будет реализована такая возможность, какие механизмы и законы будут использовать ревизоры при разрешении налоговых споров при помощи медиации. 

Вы сказали про мировой тренд, можете рассказать про зарубежный опыт использования медиации для разрешения налоговых споров?

Да, институт медиации сложился и успешно действует во многих странах мира, например, в Голландии, Германии, Бельгии, Канаде, США и других государствах. Некоторые страны активно применяют данный способ разрешения налоговых споров. В России же этот институт пока находится на начальных стадиях развития. Хотя не так давно в Санкт-Петербурге, по сообщению ФНС, было заключено первое медиативное соглашение. 

Каковы перспективы развития медиации в России?

ФНС называет этот способ разрешения налоговых конфликтов альтернативным. По мнению Службы, медиация может заменить досудебное урегулирование и снизить число судебных разбирательств. Глобально Налоговая видит медиацию как более гуманную замену налоговым проверками.

Давайте поговорим о том, что представляет собой эта процедура.

Это разрешение налогового спора без конфликта, без выяснения отношений, без обращения в суд. Процедура заключается в том, что стороны, в нашем случае – налоговые инспекторы и представители компании, при возникновении претензий садятся за стол переговоров и находят некую золотую середину, помогает в этом независимый эксперт – медиатор, далее стороны заключают соглашение по возникшим налоговым претензиям. Говоря проще, бизнес и Служба договариваются «на берегу», чтобы избежать негативных фискальных последствий для компании.

Но это не заключение мирового соглашения, вы избегаете этого словосочетания, почему?

Потому что медиативное соглашение имеет другую природу, оно заключается с учетом норм Федерального закона № 193-ФЗ. К слову, документ, который подписывают стороны, удостоверяется нотариально. На текущий момент процедура медиации фактически выглядит аналогично процедуре рассмотрения возражений на акт проверки. На этой встрече стороны также приходят к некоему консенсусу в рамках налогового спора по итогам выездной проверки.

Пока не совсем понятно, в чем именно заключается создание института медиации, фактически он у нас уже есть. Стороны побуждают друг друга прийти к некоему соглашению, например, ревизоры доначислили определенную сумму налога, коммерсант приходит на встречу и сообщает, что претензии не обоснованы, а позиция ревизоров достаточно слаба. Далее начинаются дебаты, где ревизоры настаивают на своей правоте, компания доказывает свою точку зрения. Спор может кончиться тем, что одна из сторон предложит сократить сумму доначислений, угрожая, что если этого не произойдет, то начнется судебное разбирательство.

Перспективы развития

Этот механизм эффективен?

Все зависит от того, насколько убедительны доказательства сторон. Если контролеры видят, что их позиция слабее, то они могут согласиться. На мой взгляд, по своей сути эти прения очень похожи на медиацию.  Но проблема в том, что сама природа медиации предполагает прийти к какому-то соглашению в конфликтной ситуации, при этом каждая из сторон согласна чем-то поступиться и пожертвовать ради мира. То, о чем мы говорим, – прения на процедуре возражений, – совсем не похоже на мировое обсуждение, это больше похоже на скрытый конфликт.

Глава ФНС Даниил Егоров несколько раз говорил, что Служба будет развиваться, как сервисная ИТ-компания. Возможно, медиация – часть процесса трансформации.

Безусловно, слова Даниила Егорова звучат впечатляюще, это действительно хорошая идея и позиция. Более того, в ФНС сейчас отличная команда, которая, я думаю, именно так и видит будущее ведомства. Но давайте посмотрим, кто воплощает эти амбициозные идеи, кто работает в обычных территориальных органах? Когда ты хочешь просто позвонить в ФНС и не можешь дозвониться, потому что там никто не берет трубку.

Тем не менее продолжим идею трансформации ФНС. Вы ранее сказали, что институт медиации может прийти на смену налоговым проверкам.

Так говорит ФНС. Ведомство планирует проводить медиацию в рамках контрольно-аналитической работы на стадии предпроверочного анализа. Но дело в том, что уже сейчас существует добровольное побуждение к уточнению обязательств.

Налоговая инспекция может пригласить представителя компании после предпроверочного анализа и предложить предприятию доплатить, потому что ФНС уже выявила нарушение. Если компания откажется перечислить средства в бюджет, то ей грозит налоговая проверка или передача материалов в правоохранительные органы. Я знаю случаи, когда на таких встречах ревизоры предлагают доплатить и обещают взамен не проверять другие периоды. Некоторые налогоплательщики соглашается. 

Как вам кажется, от кого должна исходить идея подписания медиативного соглашения между сторонами?

На мой взгляд, выходить с таким предложением должен налогоплательщик. Но этот вопрос, опять же, пока остается без ответа. 

На текущий момент вопросов больше, чем ответов. 

Именно так. А вопросов очень много: гарантируется ли, например, в медиативном соглашении, что налоговый орган не придет с проверкой через некоторое время? Или может ли такое соглашение защитить от уголовного преследования руководителей компании? А от субсидиарной ответственности?

Кто может быть медиатором и каков его юридический статус? 

К сожалению, пока и на этот вопрос ответить нельзя. Эксперт, который выступил медиатором в Санкт-Петербурге, остался неназванным. Но если российский институт мирового урегулирования налоговых споров пойдет по западному пути, то можно предположить, что медиатором выступает или должен выступать сотрудник специализированного подразделения налоговой администрации. 

Бухгалтерия.ru
Подпишитесь на наши рассылки, чтобы первыми быть в курсе всего нового из мира бухучета, получать эксклюзивные издания и полезные подарки.

Loading...