Без определенного места

03.04.2015 распечатать

Судя по арбитражной практике, если при направлении требования об уплате налога инспекторы указали адрес получателя не полностью, он может не платить штраф на вполне законных основаниях.

В законодательстве закреплено, что юридическое лицо имеет наименование, содержащее указание на его организационно-правовую форму, а также место нахождения (ст. 54 ГК РФ). Последнее определяется по его государственной регистрации, которая осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего органа (ч. 2 ст. 54 ГК РФ), а в случае отсутствия такового – по месту нахождения иного органа или же по месту нахождения лица, имеющего право действовать без доверенности. И хотя понятия «полный адрес юридического лица» в законе четко не оговорено, например, налоговики вполне могут руководствоваться Постановлением Правительства РФ от 19 июня 2002 года № 439, где указаны все формы и требования к оформлению документов, используемых при государственной регистрации предприятий. Практически во всех формах там имеется раздел «Адрес (местонахождение) юридического лица», где обязательно нужно указывать исчерпывающую информацию: индекс, субъект РФ, район, город, населенный пункт, улицу, номер дома или владения, корпус или строение, и номер квартиры или офиса, если он есть. Если при регистрации или внесении последних изменений в данные о компании заявители указали не только номер здания, где расположена фирма, но и конкретный офис или квартиру, то «полным» адрес будет считаться только вместе с указанием этого места.

Выяснить, где официально расположена та или иная компания, можно, заглянув в ее учредительные документы (п. 3 ст. 54 ГК РФ), и, как следствие, в данные ЕГРЮЛ (пп. «в» п. 1 ст. 5 Федерального закона от 08.08.2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей») и выписку из нее.

Из всего вышеизложенного напрашивается вывод: если инспекторам по какой-либо причине понадобится правильный адрес той или иной фирмы, то у них имеется практически неограниченная возможность узнать его, что называется, «в полном объеме». Поэтому совершенно непонятно – почему ревизоры далеко не всегда пользуются своими базами, провоцируя тем самым компании на судебные тяжбы, одну из которых я и предлагаю рассмотреть.

«Письмо счастья»

Итак, одна екатеринбургская компания представила в налоговую инспекцию расчет по налогу на имущество организаций. В связи с неуплатой суммы исчисленного сбора инспекция направила в адрес налогоплательщика требование об уплате налога, пени и штрафа. И когда срок, отведенный для добровольной оплаты, истек, чиновники, в соответствии с требованием статьи 46 НК РФ решили взыскать причитающееся, а также «набежавшие» проценты за счет средств на банковских счетах и электронных кошельках предприятия, о чем были вынесены соответствующие решение и постановление, направленные, в свою очередь, по почте.

А дальше произошло следующее. Так сложилось, что практически параллельно с описываемыми событиями налоговики приняли решение признать екатеринбургскую компанию банкротом, для чего подали соответствующее заявление в арбитраж. Представители предприятия, как положено, ознакомились с материалами этого дела, и только оттуда они узнали, что вместе с предстоящей судебной баталией им предстоит еще и принудительно расстаться с внушительной суммой насчитанного налога.


Если налоговики при направлении требования о принудительном взыскании недоимки не указали точное название улицы, а также номер здания и офиса, где находится должник, то судьи могут решить, что корреспонденция не доставлена, а значит – ревизоры не проинформировали компанию о возникновении долга.


Как потом выяснилось, письмо, которым налоговики должны быть уведомить компанию о необходимости оплаты недоимки и санкций, никто из представителей предприятия не получал и вообще не видел! И вполне логично, что о необходимости выплат никто не знал. А это неведение, в свою очередь, породило необходимость заплатить еще и большую «санкционную» сумму. Однако представители компании не собирались мириться с такой «арифметикой», и решили оспаривать решение налоговиков в суде.

Арбитры первой и апелляционной инстанций поддержали требования предприятия (решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 16.04.2014 г. и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.07.2014 г. по делу № А71-1539/2014). Судьи пояснили, что в данном случае ревизоры нарушили правила извещения налогоплательщика о наличии у него задолженности и ее принудительном взыскании.

В кассационной жалобе контролеры настаивали, что они в точности соблюдали процедуру принудительного взыскания налогов, пеней, установленную законодательством. А в доказательство того, что предприниматели прекрасно все знали и письмо исправно получили, инспекторы предъявили распечатку с сайта почты России и указали, что, согласно этому документу, требования организация получала.

Только полный адрес

Позже и кассационные судьи выразили полную солидарность с мнением коллег. Они пояснили, что, исходя из системного анализа статей 45, 46, 47, 48, 69, 70 НК РФ процедура принудительного взыскания недоимки и задолженности по пеням в отношении налогоплательщиков реализуется посредством нескольких взаимосвязанных этапов. А направление требования об уплате налога является обязательной стадией, предшествующей принятию решения о взыскании за счет имущества фирмы. Таким образом, только после неисполнения полученного требования ревизоры вправе вынести решение о взыскании налогов. Кроме того, согласно правилам, установленным в одном из постановлений «высших» арбитров, с момента направления требования начинается этап принудительного исполнения обязанности по уплате налога, то есть направление требования – это составная часть процедуры принудительного исполнения обязанности по уплате сборов для организации, которую, соответственно, следует исполнять, четко следуя указаниям закона (ПП ВАС РФ от 29.03.2005 г. № 13592/04). Вот и получается, что инспекторы нарушили процедуру принудительного взыскания, не направив требования по точному юридическому адресу общества-должника.

Далее, в силу пункта 6 статьи 69 НК РФ, требование может быть передано руководителю организации или ее законному или уполномоченному представителю лично под расписку или направлено по почте заказным письмом. А в соответствии с пунктами 22, 23 Правил оказания услуг по-чтовой связи, утвержденных ПП РФ от 15 апреля 2005 № 221, и действовавших на момент рассмотрения спора, на почтовых отправлениях отправителем указываются точные адреса отправителя и адресата, в том числе название улицы, номер дома, номер квартиры, чтобы исключить возможность различного его толкования. В противном случае отправитель несет риск в виде последствий недоставки корреспонденции адресату.

Знакомясь с материалами дела, судьи увидели, что все требования были направлены инспекцией обществу по адресу, в котором «не хватало» одного реквизита – номера офиса, который занимала компания-получатель. Это подтверждается копиями реестров об отправке заказной корреспонденции с отметками почты. Более того, решения о взыскании недоимки также были направлены без указания номера офиса – это тоже было видно из реестров об отправке. Между тем, по указанному в документах адресу находится большой бизнес-центр, а значит, послание могло попасть как в любой офис, так и остаться в холле «невостребованным». Что же касается возможности указания полного адреса, то, как уже было подчеркнуто в начале статьи, у налоговиков она имелась: исчерпывающая информация об адресе организации содержалась в госреестре.

Исход дела

Судьи пришли к выводу о недоказанности налоговым органом направления почтовой корреспонденции по надлежащему адресу общества. Никаких доказательств, которые бы свидетельствовали о том, что требования были вручены руководителю фирмы (или его законному представителю) лично под расписку или иным способом, подтверждающим факт получения, или же доказательств уклонения общества от получения требований, арбитры не увидели и сделали вывод, что процедура принудительного взыскания налогов, пеней и санкций грубо нарушена (постановление ФАС Уральского округа от 19.11.2014 г. по делу № А71-1539/ 2014).

Что касается доводов о том, что требования получены налогоплательщиком согласно распечатке с сайта почты России, то судьи отклонили и ее, как не подтвержденный материалами дела. «Вообще, в соответствии с разъяснениями Высшего Арбитражного Суда, если почтовое отправление было осуществлено заказным письмом, то распечатка с сайта «Почта России» с идентификационным номером отправления, который совпадает с номером на квитанции, будет являться надлежащим доказательством получения входящей корреспонденции (ПП ВАС РФ от 15.10.13 г. № 3563/13), – поясняет московский адвокат Сергей Воронин. – Но, как показывает практика, судьи воспринимают данный документ как, своего рода, вспомогательное доказательство, не способное при этом самостоятельно, будучи одним-единственным, подтвердить или опровергнуть те или иные доводы. Скорее всего, поэтому арбитры в только что рассмотренном споре и не придали распечатке большого значения – ведь других доказательств, свидетельствующих о вручении требования адресату, у инспекторов не было».


Анна Мишина, для журнала «Расчет»


Развивайтесь профессионально

Бесценный опыт решения актуальных задач, ответы на сложные вопросы, специально отобранная свежая информация в профессиональной прессе для бухгалтеров. Оформите быструю подписку >>



Если у Вас есть вопрос - задайте его здесь >>


Читайте также по теме:

Как налоговики взыскивают недоимки и штрафы

Юридический адрес: новые правила и нюансы

Выбор читателей

Составьте правильно и проверьте свой РСВ за 9 месяцев вместе с бератором.
Регистрируйтесь бесплатно.
Loading...