Растаможка может уйти в "тень"

08.05.2007

Первый вице-премьер Сергей Иванов призвал "отделить таможню от коммерции". Экспортеры и импортеры восприняли это как желание государства избавиться от брокеров, которые помогают им оформлять документы. Если правительство действительно отважится монополизировать рынок околотаможенных услуг, коррупции меньше не станет, просто посредники перейдут на нелегальное положение. Как признаются участники внешнеэкономической деятельности (ВЭД), сейчас пересечь таможенный пост без помощи наемных специалистов действительно практически невозможно. При этом одни посредники помогают придерживаться закона, а другие — его обходить. Расценки на квалифицированную помощь при пересечении границы могут показаться не такими уж высокими. Например, чтобы ввезти фуру древесины из Германии в Москву, нужно заплатить 130 тыс. руб. за перевозку, 2 тыс. руб. за получение акта фитосанитарной проверки и 1,5 тыс. руб. за оформление грузовой таможенной декларации. Еще 1,6 тыс. руб. придется отдать на складе временного хранения, где груз пребывает, пока идет оформление, а если оно затянется — еще по 600-700 руб. за сутки стоянки. Но, учитывая объемы внешней торговли, итоговые суммы получаются впечатляющими. По оценкам Ассоциации международных автомобильных перевозчиков (АСМАП), рынок околотаможенных услуг в России — это $3-4 млрд. Всего же в России помогают оформлять, перевозить и хранить импортные товары до 1500 коммерческих компаний. Сейчас деятельность легальной части этого бизнеса основана на принятом в 2004 году Таможенном кодексе. Согласно документу, все компании в отрасли разделены по своей специфике. Таможенные брокеры занимаются оформлением документов и уплатой пошлин, перевозчики перемещают грузы, а владельцы складов временного хранения (СВХ) предоставляют свои площади для хранения товара до его окончательного оформления. Заниматься этими видами деятельности коммерческие компании могут только после внесения их в реестры ФТС. В реестре таможенных брокеров, например, сегодня 404 компании. Попасть в реестр — не единственное условие для работы. Компании еще должны подтвердить свою благонадежность с помощью финансового обеспечения. Таможенные брокеры обязаны предоставить финансовое обеспечение на 50 млн руб., перевозчики — на 20 млн руб., СВХ — на 2,5 млн руб. плюс 300-1000 руб. за 1 кв. м полезной площади. В качестве обеспечения выступают денежный или товарный залог, банковские гарантии или поручительство третьей стороны. Удобнее всего, а потому и наиболее популярно поручительство: оно не требует большого количества свободных активов и стоит значительно дешевле банковской гарантии. Главными поручителями и заодно брокерами на отечественном рынке являются компании ООО "Таможенная карта", Национальная ассоциация таможенных брокеров (НАТБ) и Фонд социальной поддержки сотрудников и ветеранов таможенной службы (С.В.Т.С.). Эти организации контролируют существенную долю рынка околотаможенных услуг. Скажем, С.В.Т.С. оценивает свою долю в 6%. По оценке ООО "Национальный таможенный брокер" (НТБ), без услуг посредников обходятся компании, перевозящие через границу около половины от всего объема грузов (в штате у них есть свои специалисты по оформлению). Таможенные брокеры, действующие на основании официального свидетельства ФТС, обслуживают, как правило, крупные западные компании и помогают оформлять 30% от общего объема перемещаемых грузов. Оставшиеся приблизительно 20% приграничных услуг приходятся на долю серых и черных брокеров, главный лозунг которых — оформление любой ценой. "Как правило, черные и серые брокеры оформляют грузы за подписью и печатью клиента: в случае, если преступная схема будет раскрыта, отвечать будет не брокер, а заказчик, подписавший документы",- говорит гендиректор "Таможенного холдинга Группы ТАРГО" Татьяна Круглова. "Услуги черных брокеров обычно пользуются спросом у тех участников ВЭД, которые пытаются сэкономить на таможенных пошлинах и налогах, а также обойти запреты и ограничения путем осуществления незаконных операций",- поясняет генеральный директор НТБ Илья Козлов. Когда участники ВЭД говорят об услугах серых или черных брокеров, то, как правило, имеют в виду недостоверное декларирование, когда под видом, например, пылесосов в страну ввозится другая техника. Такая "Это так называемые товары прикрытия: под видом пылесосов в страну ввозят, например, более дорогие ноутбуки",- объясняет глава Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК) Александр Онищук. Черные же брокеры занимаются чистой контрабандой, используя своих людей на таможне. К услугам таких компаний, как правило, прибегают фирмы, ориентированные на разовые поставки. По данным АСМАП, совокупные платежи компаниям, предоставляющим незаконные услуги, в России составляют около $1 млрд. Однако у руководства страны вопросы вызывает деятельность даже самых крупных брокеров. В 2006 году Генпрокуратура вдруг обнаружила, что здания некоторых таможен принадлежат коммерческим структурам, а еще там нередко располагаются фирмы, занимающиеся растаможкой. Особенно тесное сотрудничество у ФТС с "Ростэком" и С.В.Т.С. На сайте "Ростэка" прямо сказано, что на его долю приходится более 60% ежегодных капиталовложений, выделяемых на проектирование и строительство объектов таможенной инфраструктуры. Впрочем, руководство ФТС утверждает, что при растаможке товаров преференций у этих структур нет. Да и закон напрямую не запрещает коммерческим структурам владеть таможенными объектами. Красноречива прошлогодняя статистика МЭРТа: из 413 пропускных пунктов более трети находятся на балансе различных коммерческих структур ОАО РЖД и Минтранса, а 13 пунктов вообще принадлежат частникам, формально ни с какими ведомствами не связанным. И за год ситуация не изменилась. Ведь даже если наводить порядок только в этой части, то есть перевести все пункты под крыло государства, то на переоборудование каждого потребуется $50-70 млн. Такие траты в бюджете не предусмотрены, да власть еще и не объяснила, как именно будет наводить порядок. Сценарии возможны как радикальные, так и "ползучие". Самый жесткий вариант таможенного переустройства — государственная монополия на околотаможенные услуги. Такой сценарий, впрочем, может осуществляться по-разному. "Есть три варианта развития событий. Первый: государство самостоятельно построит сети офисов и склады временного хранения. Второй: выкупить у коммерческих структур все по рыночной цене. Третий: коммерческие структуры передадут в собственность государству на его условиях те помещения, которые сейчас занимает таможня",- говорит Илья Козлов из компании НТБ. Какие понадобятся бюджетные вливания при любом варианте монополизации рынка — оценивать никто не берется. Стоимость современного СВХ площадью от 3 тыс. кв. м эксперты оценивают в $20 млн. А только на территории Москвы и Московской области работают 16 таких складов. Еще один вариант развития событий на совместной коллегии ФТС и Минтранса предложил представитель Международной ассоциации перевозчиков Рафик Сулейманов. Речь идет о передаче функций таможенного сопровождения его ассоциации, то есть о создании на рынке контролируемого государством, но формально независимого монополиста. Впрочем, если чиновники все-таки отважатся на подобный шаг, все эксперты предрекают многократное увеличение числа черных брокеров. "Посредники все равно будут, потому что их деятельность востребована рынком,- уверена Татьяна Круглова из "Группы ТАРГО".- В интересах государства — способствовать обелению бизнеса, а не загонять его в тень". Впрочем, "игра в монополию" вряд ли будет начата в ближайшее время, полагает эксперт по ВЭД компании СТМ Валерий Глыздов. Однако если полная монополия — перспектива отдаленная, то уже в этом году игроков на околотаможенном рынке может стать гораздо меньше.

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное