«Черные» рейдеры уходят в землю?

24.05.2006

Очередное заседание дискуссионного клуба состоялось в понедельник, 22 мая, в ИА «Росбалт» и было посвящено обсуждению темы «Рейдерство: можно ли остановить «черный бизнес» без оздоровления судебной системы?». Его итоги показали, что подобные дискуссии могут быть весьма плодотворными, особенно если выступления экспертов проходят не ради самого выступления, а в поисках совместного разумного решения проблемы. Открывая работу клуба, его президент, научный руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин назвал рейдерство одной из самых болезненных тем российской экономики. По его словам, специфика корпоративного законодательства позволяет «осуществлять захват активов, нарушая и выполняя закон одновременно». Подобное рейдерство, по его словам, разрушает само понятие собственности, при этом явление это расширяется год от года и в отдельных случаях из сугубо экономической проблемы перерастает в политическую. «Необходимо, чтобы усилия государства и правительства, которое на прошлой неделе неожиданно снова вернулось к обсуждению проблемы рейдерства, помогли обуздать этот «черный бизнес». Рейдеры должны быть санитарами леса российской экономики, а не ее уничтожителями», — заключил М. Делягин. Председатель Комитета Госдумы РФ по собственности Виктор Плескачевский отметил, что совершенствование законодательства требует системного подхода. Российское корпоративное право сформировалось всего лишь за десять лет, а описать все сложности отношений в этой сфере за такой срок невозможно. Поэтому cправедливо, по его мнению, утверждение, что корпоративного права как системы в России сегодня не существует. Главным тезисом его выступления был именно законодательный аспект решения проблемы рейдерства. По его словам, необходимо выстраивать новую модель защиты собственника, которая, с одной стороны, не убивала бы бизнес, а с другой — не давала возможность развитию «теневого» бизнеса. «Работа сложная, но такое детальное выстраивание законодательства важнее, чем голословные обещания бороться с коррупцией», — убежден В. Плескачевский. По его словам, подобный подход уже дал первые положительные результаты. Например, если 5 лет назад применение технологии банкротства предприятия было основным механизмом рейдеров, то внесение изменений в закон о банкротстве привело к тому, что проблема захватов на этом основании практически снята. Касаясь дальнейшей работы по детализации законодательства, В. Плескачевский сообщил, что главное – максимально исключить возможность решения проблемы на усмотрение суда, при этом обеспечить независимость судей и перевести борьбу с рейдерами в плоскость повышения объективности судебных решений. Он подчеркнул, что необходимо обеспечить правовую защиту собственности от нападений, вооружив собственника, дав ему инструментарий защиты за счет создания механизма открытых судебных процедур. Депутат предложил пересмотреть существующий механизм защиты добросовестного приобретателя. На сегодняшний день захватчик параллельно является и добросовестным приобретателем. «Парадигма в том, что закон, по сути, защищает скупку краденого. Лицо, которое приобретает акции, должно проверить историю сделки и нести полную ответственность за риск. Во всем мире так. И только в России покупатель защищен, а собственник — нет», — пояснил В. Плескачевский. Председатель Совета народных депутатов Серпуховского района Московской области Николай Дижур обратил внимание на проблему рейдерских захватов земли. По его словам, рейдеры успешно пользуются тем, что в нашей судебной системе «судья имеет право на ошибку». Результаты такой ошибки в условиях одного муниципального образования привели к тому, что при захвате колхоза «Окский» лучшие пойменные луга (6 тыс. га) были проданы за 10 млн руб., позднее земля перепродана банку за $18 млн. 2 тыс. работников колхоза оказались без работы и не смогли реализовать свое право долевой собственности на землю. Расследование идет 2 года, сменились 2 прокурора, проданная земля не обрабатывается, а значит, нет налогов в местный бюджет, отметил он. По мнению Н. Дижура, «рейдерство активно развивается и не собирается останавливаться, а благодаря рыночным реформам мы получили не эффективного собственника, а эффективного спекулянта». Председатель президиума Московской коллегии адвокатов «Бинецкий и партнеры» Алексей Бинецкий считает, что случайно неправильные законы не получаются. Всегда имеет место интерес лоббиста. По его мнению, в России действительно «извращено понятие добросовестного приобретателя. Если при изучении документа много непонятных вопросов – откажись от сделки. Это вопрос жлобства и жадности покупателя. По аналогии с краденой машиной». Вообще многие проблемы А. Бинецкий объясняет вопросом менталитета России, где не действуют неписаные правила делового оборота, по которым самое страшное — потеря репутации в бизнесе, в судебном институте. По мнению адвоката, без комплексного подхода проблему рейдерства не решить. «В России передел «крупняка» произошел. Крупный и средний бизнес поделили. Попытки сегодня решить проблему незаконного рейдерства говорят о том, что постепенно подключаются лоббистские механизмы. Испугались те, кто уже переделал собственность по-своему и не хочет нового передела», — заключил А. Бинецкий. Советник председателя Конституционного суда РФ Владимир Овчинский считает, что проблему рейдерства нужно рассматривать как проблему оргпреступности. Поскольку рейдеры – самая мощная современная форма организованной преступности. Рейдеры, по его мнению, – это либо специализированная группа в преступном сообществе, либо автономные группы бизнес-киллеров, которые получают определенный заказ. "Схема работы «с понятием добросовестный приобретатель» давно отработана мафией при продаже краденых автомобилей, но теперь вместо машин — в ней крупные объекты собственности", — считает он. Поправки в корпоративное законодательство, по мнению В. Овчинского, необходимы. Но нельзя не учитывать, что в основе деятельности — некорректность проведенной приватизации. Зачастую первые приватизационные сделки осуществлялись не без помощи криминала. «Поэтому теперь криминал общается с собственником как бандит с бандитом. Это не значит, что нужно отменять итоги приватизации, но понимать сам принцип необходимо», — считает советник председателя Конституционного суда РФ. По его мнению, подобную вакханалию оргпреступности необходимо прекращать. То, что пока проблема не решена, он объясняет «шараханьем власти во все стороны при решении корпоративных вопросов: от невмешательства в дела бизнеса до полной урегулированности». Кроме того, необходимо учитывать, что оргпреступность не существует сама по себе, а всегда взаимодействует «с хорошо выстроенными коррупционными сетями». Российскому рейдерству с точки зрения прибыльности уступает даже высокодоходный наркобизнес. Именно поэтому для решения этой проблемы необходимо создание межведомственной группы по борьбе с рейдерством. Попытки решить проблему силами одного ведомства приведут к войне заинтересованных ведомственных кланов. «Проблема рейдерства — это не просто вопрос интереса собственников, это вопрос безопасности государства. Рейдеры активно наступают на «оборонку». Захват питерского ООО «Русич» равносилен захвату террористами ядерного центра в Дубне. Это SOS! И это грозит провалами в экономической и политической ситуации», — заверил собравшихся В. Овчинский. По мнению заместителя директора департамента корпоративного права ОАО «Объединенные Консультанты «ФДП» Антона Хакимулина, разрешение корпоративных споров осложняется отсутствием в уголовном законодательстве определения понятия «рейдерство». Поэтому, по его словам, объемы захватов не уменьшаются, меняется лишь их масштаб. Если в 90-е годы речь шла о захватах жизненно важных отраслей, то теперь рейдерство не столь масштабное, зато более изощренное. Спасти предприятие может помочь аудит собственности и выработка комплекса мер противодействия насильственному захвату. Впрочем, он также считает, что ни одна удачная рейдерская операция невозможна без властной поддержки. Поэтому борьба с рейдерством – это прежде всего борьба с коррупцией, которая осложняется тем, что правоохранительные органы проявляют все большую заинтересованность в конфликтах. Менеджер корпоративной практики департамента налогов и права компании ФБК Александр Ермоленко отметил, что в основе захвата предприятия всегда лежит правонарушение. Поэтому изменений в корпоративное законодательство явно недостаточно. Рейдеры успешно используют поддельные векселя и другие документы. Нужны конкретные меры. Подводя итоги дискуссии, эксперты отметили, что для борьбы с «черными» рейдерами необходимы экстренные меры по защите любой собственности. В. Плескачевский отреагировал на замечания специалистов по корпоративным проблемам. Он сообщил, что необходима обязательная уголовная экспертиза в тех случаях, когда представлены «спорные вексели и др. документы, которые могут быть подделкой». Сейчас такая экспертиза проводится на усмотрение судьи. Депутат намерен активно отстаивать необходимость введения нормы, обязывающей проведение уголовной экспертизы по ряду гражданских и корпоративных споров с учетом их специфики. Кроме того, он отметил, что необходимо в УК прописать норму «захват предприятия». Как пояснил ИА «Альянс Медиа» по итогам заседания В. Плескачевский, сегодняшняя проблема рейдерства – это не только вопрос битвы за активы крупных предприятий: 300 тыс. захватов в год имеют прямое отношение к малому и среднему бизнесу. Новая волна захватов, по мнению депутата, потребует решения многих законодательных вопросов. Самые острые корпоративные конфликты, по его мнению, будут касаться прав собственности на землю. «Например, пока в Москве не отрегулирован вопрос собственности земли под предприятиями. Поэтому битва за землю находится в начальной стадии. Не менее острым вопросом в ближайшее время станет вопрос захвата оборонных предприятий», — заключил глава думского комитета по собственности.

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное