Налоги в России в 2013 - 2015 гг.

08.06.2012

Минфин, назначенный ответственным за подготовку «решительного налогового маневра» для перенастройки фискальной системы, подошел к своей миссии с присущим только ему чувством такта. Экстремалам, привыкшим получать удовольствие от опасных виражей, разворотов через две сплошные, езды по «встречке», и прочим «адреналинщикам» просьба не беспокоиться, ибо ничего такого в обнародованных  недавно «Основных направлениях налоговой политики на 2013 – 2015 годы » не заложено. Чиновники подошли к делу без радикализма, руководствуясь инстинктом самосохранения. Все в рамках ПДД. А что к прилагательному «решительный» впору добавлять частицу «не», так, может, и к лучшему. А то, знаете ли, «быстро поедешь – тихо понесут».

Обеспечить «переток средств из сырьевого сектора в производственный» и оптимизировать те налоги, от которых в первую очередь зависит качественный экономический рост посредством «решительного налогового маневра» потребовал в декабре прошлого года тогдашний премьер-министр Владимир Путин. На том же самом совещании в предприниматели просили Правительство РФ отменить «двойной учет» на предприятиях, поскольку «затраты на его организацию сопоставимы с суммами выплаченных налогов». Владимир Путин дал понять, что для него нет ничего невозможного: «Давайте сделаем. Кто нам мешает?!».Что началось тогда! Как же, налоги снизят! Учет налоговый вот-вот отменят – перестанем документацию самосвалами возить! Бизнес отечественный чуть соком желудочным не изошел, как известная собака профессора Павлова во время проведения над ней великим физиологом достаточно жестокого эксперимента, подтверждающего условность рефлексов.

«Деловая Россия» предложила свой вариант оптимизации под названием «три по пятнадцать»: снизить ставки налога на прибыль с 20% до 15, страховые взносы – с 30% до 15, налог на добавленную стоимость (НДС) – с 18% до 15. С одновременным повышением акцизов, НДПИ, ставок других, менее значимых платежей, введении налога на роскошь и т. д. И тогда экономика пойдет в рост – на вожжах не удержишь. От инвесторов отбоя не будет – все страны в гости к нам. В общем, «мечтать не вредно, вредно не мечтать»!

«Незаменимых у нас есть» (Вмененный учет)

«Сделаем, кто нам мешает...» Слукавил тогда премьер. Как это – кто? Ну да, Минфин и помешал. Просто вынужден был отказать в этом благе. Ведь в значительной степени разница между налоговым и бухгалтерским учетом связана с различными налоговыми преференциями. Например, применение амортизационной премии в целях налогообложения прибыли организаций приводит к несоответствию показателей амортизации, начисленной в налоговом и бухгалтерском учете. При этом обязанность налогоплательщика вести отдельный учет сумм начисленной амортизации в бухгалтерском и налоговом учете или ежемесячно корректировать суммы амортизации, начисленные в бухгалтерском учете, обусловлена применением налогоплательщиком амортизационной премии и может быть отменена только одновременно с отменой указанной налоговой преференции.

По мнению министерства, перейти к расчету налога на основе бухгалтерской отчетности и налоговых корректировок – это формальное решение проблемы. Постоянный учет отклонений ничуть не упростит работу компаний. Поэтому в министерстве видят только один выход – постепенно сближать бухгалтерский налоговый учет. Работа по определению сфер, в которых нецелесообразно устанавливать особые правила, отличные от правил бухгалтерского учёта, ведется интенсивно и будет продолжена.

Кому в ОЭСР жить хорошо?

В «Направлениях...» налоговой политики на трехлетнюю перспективу специалисты Минфина приводят любопытные данные по совокупной доле налогов в затратах на оплату труда в странах ОЭСР. В России в 2010 году она составляла 33,1%. Да, не Чили, конечно, с ее 7% (там и НДФЛ-то нет), не Швейцария (20,8%), не Мексика (15,5%), не Корея (20%) и не Австралия (26%). Но, с другой стороны, в Венгрии, Австрии, Бельгии, Германии, Италии, Финляндии, Франции, Швеции этот показатель варьируется от 40 до 55%. Так что россиянам грех жаловаться, как бы намекает Минфин.

«На полтона ниже»

Что касается непосредственно «оптимизирования ключевых налогов», то Минфин, оценив юмор и находчивость бизнесменов, лукаво усмехнулся и выдал свой вариант. Маневр в его исполнении – это «снижение налоговой нагрузки на труд и капитал и ее повышение на потребление, включая дорогую недвижимость, на рентные доходы, возникающие при добыче природных ресурсов, а также переход на новую систему налогообложения недвижимого имущества». Пожелания «делороссов» учтены «в разумных пределах».

Лучшее – враг приемлемого

К примеру, это означает, что ставку страховых взносов не снизят, но и повышать ее не будут по крайней мере еще в течение трех лет (ранее предполагалось автоматическое возвращение к ставке 2011 года в 34% от ФОТ). С зарплат, превышающих установленную предельную величину (каждый год индексируется на инфляцию), все так же будут взимать 10% с «хвоста». Для малого бизнеса, некоммерческих организаций, работающих в социальном секторе, а также благотворительных организаций и предприятий, применяющих УСН, ставка страховых взносов составит 20%. С одной стороны, как поется в песне, «только и подарков – то, что не отняли». С другой – лучшее – враг хорошего. Ведь даже от сохранения такого относительно приемлемого для бизнеса статус-кво бюджет уже не досчитается доходов.

Война «сословным привилегиям»

Покрыть выпадающие доходы предполагается, в частности, за счет отмены льгот для естественных монополий и увеличения НДПИ на газ. Предполагается, что с 1 июля 2013 года ставка НДПИ на газ будет рассчитываться по формуле, которая позволит изымать в бюджет 80% дополнительных доходов от роста внутренних цен на белое золото. Льготу для естественных монополий по налогу на имущество «ампутируют» в семь заходов – ставка будет расти на 0,3% в год в течение семи лет. Под общим наркозом, чтобы монополии не ощутили болевого шока. Так, с 2013 года налог на имущество для естественных монополий составит 0,4%, в 2014-м – 0,7%, в 2015-м – 1%, в 2016-м – 1,3%, в 2017-м – 1,6%, в 2018-м – 1,9%, с 2019 года – 2,2%. Ранее Минфин предлагал более жесткую «терапию» – отменить льготы за пять лет, поднимая ставку на 0,5% в год, но его вовремя «одумали».

Акциз на вредные привычки

Темпы роста акцизов на алкоголь и табак в 2013–2014 годах сохранятся на запланированном уровне, а с 2015-го – увеличатся на 12%. Так, ставка акциза на алкогольную продукцию с долей этилового спирта до 9% составит 500 рублей за 1 л безводного этилового спирта, с долей спирта выше 9% – 600 рублей, на пиво – 20 рублей за 1 л. Акциз на сигареты и папиросы в 2015 году составит 960 рублей за 1000 штук, плюс 9% расчетной стоимости, рассчитываемой из максимальной розничной цены, но не менее 1250 рублей за 1000 штук.

Ставки акцизов на моторное топливо в 2013 и 2014 годах будут сохранены на уровне, определенном Налоговым кодексом, но в 2015-м – повышены на 10%.

Налог – не роскошь

Проявив изрядную находчивость, Минфин придумал, как воплотить в жизнь предвыборную идею Владимира Путина о налоге на роскошь, не вводя при этом новый налог. Специального налога на роскошь не будет, проблему предполагается решить через повышенные ставки транспортного налога для сверхмощных автомобилей и установление прогрессивной системы налогообложения для дорогой недвижимости: до 100 млн рублей – ставка 0,05% от рыночной или кадастровой стоимости, от 100 до 300 млн – 0,1%. Владельцы недвижимости стоимостью свыше 300 млн рублей будут платить максимальную ставку в 0,3% без возможности ее снижения на местном уровне. Повышенный налог будет применяться вне зависимости от того, кто является собственником объекта – организация, физическое лицо или группа лиц. А вот за домами и квартирами, стоимость которых меньше этой суммы, будут сохранены ныне действующие ставки – 0,3–1,5% по земельному налогу и 0,01–0,05% по налогу на недвижимость.

На этом «слезы богатых» не иссякнут – владельцы дорогих автомобилей будут платить повышенный транспортный налог: с 2013 года минимальная ставка для легковых машин с мощностью двигателя свыше 410 л. с. (Maybach, Lamborghini, Maserati, Aston Martin) составит 300 рублей за одну «лошадку», причем регионы будут вправе увеличить ставку. В пять раз вырастет транспортный налог для мощных мотоциклов (с мощностью мотора свыше 130–150 л. с.), гидроциклов (свыше 150 л. с.), катеров и яхт (свыше 300 л. с.).

А вот персональные мамолеты, вертолеты и теплоходы в министерстве вниманием обошли. Ну да, какая же это «роскошь»?! Так себе – средство передвижения...

Президент Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Александр Галушка: «Заниматься нужно не только ставками, но и налоговым администрированием. Ведь желание платить налоги может пропасть еще и потому, что заполнять приходится гигантское количество бумаг. Я вот специально с собой захватил папочку с многочисленными документами, которые нам нужно заполнить, а рядом две странички шведской отчетности. После этого неудивительно, почему мы «газелями» возим отчетность в налоговую инспекцию».

Владимир Путин: «Я с вами согласен, нужно наводить порядокздесь и сокращать эти ворохи бумаг. Только знаете почему там так немного документов нужно? Потому что в Швеции живут шведы. Им достаточно три бумажки, и все будет по-честному. А у нас осложнения с этим, у нас шведов мало».


Всевидящее око

В рамках налогового маневра предполагается обеспечить для налоговой службы право на получение информации о банковских вкладах граждан. В настоящее время банки передают информацию о движении средств на счетах в налоговые органы лишь в отношении физлиц, зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей и глав крестьянско-фермерских хозяйств. Наряду с этим Минфин требует предоставить налоговым органам право проведения выемки документов при отказе или непредставлении документов о налогоплательщике в установленные сроки в ходе проведения дополнительных мероприятий налогового контроля при выявлении сделок с участием «однодневок».

Не торопитесь возразить

Минфин предлагает увеличить срок представления налогоплательщиком возражений по акту проверки с 15 дней до месяца. Так же месяц, а не 10 дней должен быть срок для представления возражений, если правонарушение выявлено вне рамок налоговых проверок.

Необлагаемая движимость

Для дальнейшего стимулирования модернизации Минфин предлагает отменить налог на движимое имущество предприятий (машины, оборудование). Это будет подталкивать бизнес к обновлению производственной базы, а также упростит порядок уплаты налогов, уверены чиновники.

Оброк не в прок

С 2013 года могут быть освобождены от обложения НДФЛ такие социально значимые доходы, как гранты президента России, выделяемые молодым российским ученым (кандидатам и докторам) для проведения научных исследований. Не будут брать налог с единовременных выплат безработным, если те получают финансовую помощь от государства в рамках содействия самозанятости, а также с бюджетных субсидий, предоставляемых фермерам без образования юридического лица.

Освободят от оброка и многодетных граждан, приобретающих бесплатно земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности. Граждане, за которых лечение оплатит работодатель или бюджет, также не будут платить с этой суммы НДФЛ. Одновременно Минфин считает, что необходимо исключить ограничения по сумме, связанные с доходами, которые в виде помощи и подарков получают ветераны и инвалиды Великой Отечественной войны и в целом социально незащищенные граждане.

«Привет, патент! Прощай, «вмененка»!»

С 1 января 2013 года патентная система налогообложения для индивидуальных предпринимателей будет выделена из гл. 26.2 Налогового кодекса «Упрощенная система налогообложения» в самостоятельный специальный налоговый режим. Его смогут использовать предприниматели, у которых трудятся не более 15 работников. До 90% поступлений от патентов планируется направлять в бюджеты муниципалитетов и только 10% – в бюджеты регионов. Переход на единый налог на вмененный доход с 2013 года станет добровольным. И по мере расширения сферы применения патентной системы, а именно с 2018 года, этот вид налогообложения будет отменен.

Философская лирика

Разделу направлений, озаглавленный «Анализ величины налоговой нагрузки в российской экономике» уготовано почетное место в анналах философской лирики и прочей изящной словесности. «Высокий уровень налоговых доходов бюджетов в периоды благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры сам по себе не является характеристикой высокой налоговой нагрузки, а снижение доходов в период неблагоприятной конъюнктуры не свидетельствует о низком уровне налогов. При анализе и сопоставлении налоговой нагрузки в стране или отрасли необходимо принимать во внимание прежде всего то, в какой степени налоговая система оказывает влияние на цену капитала для инвестора», – делают вывод финансисты. И предупреждают, что величина налоговых поступлений в бюджет не является корректным критерием оценки динамики фискальной нагрузки на бизнес: «Может оказаться, что налоговая нагрузка для инвестора с точки зрения принятия им инвестиционных решений при сравнительно высокой доле уплачиваемых налогоплательщиком налогов в выручке или добавленной стоимости может оказаться существенно ниже, чем у налогоплательщика со значительно более низкими налоговыми платежами». Кто не понял, переводим: высокие налоги – это для налогоплательщика не всегда плохо, а низкие – не всегда хорошо.

Оргвыводы

Одна из целей налогового маневра – излечить экономику страны от пресловутой сырьевой зависимости и поднять производство. Однако результат может быть противоположным, причем риск признают и в Минфине: «Поскольку колебания внешнеторговой конъюктуры не могут быть прогнозированы с достаточной степенью достоверности, планирование бюджетных расходов должно осуществляться исходя из прогноза структурной составляющей налоговых доходов. Структурная же составляющая обусловлена природой и структурой экономического роста в стране». Между тем в «Направлениях...» предлагается увеличить долю именно рентных доходов в бюджете, в связи с чем зависимость от конъюктуры может вырасти еще больше.

Палкой о двух концах может оказаться и предлагаемая отмена льгот по налогу на имущество организаций для естественных монополий относительно таких объектов, как линии электропередач, железнодорожные пути, магистральные трубопроводы. «Это в конечном счете может привести к увеличению тарифов на перевозки грузов и пассажиров железнодорожным транспортом, тарифов на электрическую энергию и оптовых цен на природный газ», – как бы предостерегает себя сам Минфин, предлагая семилетний переходный период, в течение которого льготы будут отменяться поэтапно.

Думаю, что и чиновники Минфина не должны разрабатывать «маневры» самостоятельно. Этим должны были бы заняться научно-исследовательские институты, высококвалифицированные юристы-практики. Специалисты Минфина, которым поручена разработка документов, имеют соответствующее образование, но прежде всего они – чиновники (не юристы, не бухгалтеры, не аудиторы). По крайней мере прежде чем «приступить к маневрам», поправки необходимо вынести на обсуждение профессионального сообщества. Кроме того, на мой взгляд, уменьшение ставок налогов вряд ли приведет к значительному росту экономики. Тормозят экономический рост не только высокие ставки налогообложения. Любые изменения в налоговом законодательстве должны быть максимально прозрачными. Пока предприниматель не будет точно знать, на строительство или содержание какой конкретно школы, детского сада, больницы, дороги и т. п. пошли его деньги, он не почувствует свою ответственность перед обществом за наполнение бюджета. Не секрет, что наши предприниматели вынуждены «жить в тени», чтобы изыскать ресурсы для «откатов», взяток за получение всевозможных разрешений и т. п. Поэтому необходимо не только «налоговое маневрирование», необходимо усиление борьбы с коррупцией. Помимо снижения налоговой нагрузки, бизнесу необходимо юридически грамотное и понятное налоговое законодательство. Как гласит п. 6 ст. 3 НК РФ, «акты законодательства о налогах и сборах должны быть сформулированы таким образом, чтобы каждый точно знал, какие налоги (сборы), когда и в каком порядке он должен платить». На практике норма не работает. Поэтому главное при разработке «решительного налогового маневра» – взвешенные и продуманные формулировки законодательства и своевременное принятие нормативных документов, необходимых для их применения. Можно привести много примеров, когда вносились положительные изменения в НК РФ, но для их реализации не было возможностей. Например, нулевая ставка по налогу на прибыль для образовательных и медицинских организаций. Таким налогоплательщикам пришлось ждать реализации права на нее почти весь 2011 год. Долгое время не знали, как применять льготные страховые тарифы, «упрощенцы», СМИ и ИТ-компании. Есть и такие ускоренные поправки, которые были приняты из благих побуждений, но осложнили работу бухгалтеров. Так, законодатели полагали, что четко установили порядок определения налоговой базы и принятия к вычету НДС, если стоимость товаров выражена в у. е. Однако лучше бы они этого не делали. Вопросов в таких ситуациях стало намного больше.

— Виктория Варламова, эксперт Первого Дома Консалтинга «Что делать Консалт»

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное