"Черный" аудит в годовой отчетности

07.02.2012

Не все компании в ходе аудиторской проверки могут рассчитывать на положительные отзывы. Тогда в ход идут услуги наемных ревизоров.

Обязанность предоставлять аудиторские заключения к годовому отчету компаний, по замыслу законодателей, должна была сделать российский бизнес прозрачнее. Однако предприниматели до сих пор предпочитают не выходить из «тени».

Экскурс в историю

Борьба с теневой экономикой началась еще во время первого президентского срока Владимира Путина. 7 августа 2001 года он подписал Федеральный закон «Об аудиторской деятельности». На ниве новой отрасли, как грибы после дождя, стали появляться аудиторские компании с двумя-тремя профессиональными специалистами. Немудрено, ведь получить аттестат и лицензию было достаточно просто, а отбоя от клиентов, в результате введения процедуры обязательной аудиторской проверки годовой отчетности, не было.

Рынок насытился специалистами, однако не все из них готовы были работать чисто. Появилась целая плеяда малоквалифицированных аудиторов, которые стали бороться за клиента подчас совсем не по заветам Адама Смита. Борьба за клиента велась не только за счет снижения стоимости услуг, но и с помощью изменений самих предложений. Теперь за определенную плату можно было получить положительные отзывы, несмотря на плохую отчетность компании.

Действующий Федеральный закон «Об аудиторской деятельности», подписанный уже президентом Дмитрием Медведевым в 2008 году, увеличил потребности компаний в услугах наемных ревизоров. Согласно нынешнему законодательству существует целый перечень компаний, которые обязаны ежегодно проходить аудиторскую проверку. Это открытые акционерные общества, кредитные и страховые организации, банки и негосударственные пенсионные фонды, госкорпорации, а также иные субъекты предпринимательской деятельности или государственные учреждения. Наряду с ними обязательной проверке стали подвергаться и саморегулируемые организации.

Закон так же содержит положение об обязательности аудита для компаний, чей объем выручки превышает 400 млн. рублей в год или сумма активов бухгалтерского баланса более 60 млн. рублей за предыдущий год. Кроме этих компаний аудиторское заключение, призванное подтвердить платежеспособность компании, требуют банки для выдачи кредитов.

Главное – результат

Аудиторская проверка – это документально оформленная гарантия стабильности предприятия. По ее итогам выдается заключение, которое содержит в себе мнение специализированной организации о достоверности бухгалтерской отчетности. Другими словами, истинная цель аудита – выявить ошибки в ведении отчетной документации, чтобы избежать в будущем финансовых потерь, которые неминуемы в случае, например, применения к предприятию соответствующих санкций контролирующими органами. Однако у предпринимателей есть и свои корыстные интересы – положительное заключение аудитора может благоприятно повлиять на привлечение новых инвестиций.

Вариантов фальсификации аудиторских заключений существует два: «черный» и «серый». Первый отличается тем, что без проведения проверок, выдается положительное заключение на финансово-бухгалтерскую отчетность. Кроме этого бывают случаи сговора с конкурентом исследуемого предприятия, тогда выдается отрицательное заключение, несмотря на наличие достоверной финансово-бухгалтерской отчетности. «Серая» схема предусматривает проведение полноценной проверки организации, в ходе которой выявляются определенные проблемы. Однако не зависимо от результатов проверки выдается положительное заключение.

 «Основным мотивом, который побуждает пользоваться «черными» методами, почти всегда бывает экономический – получить какие-либо преференции, например, кредит на выгодных условиях, убедив банк через аудиторское заключение в финансовой состоятельности предприятия, – говорит адвокат Антон Соничев. – Также недобросовестные организации используют «черный» аудит с целью привлечь новых акционеров и тем самым нивелировать свои финансово-экономические проблемы».

По его словам, «оценить на черный цвет» аудиторское заключение проще всего, сравнив итоговый документ с рабочими материалами, которые предоставляет специалист, проводивший проверку. Если они имеют значительные отличия от выводов, указанных в заключении, или вообще отсутствуют, то это верный признак работы с нарушением закона.

Рынок белый, рынок черный

В кризис рынок аудиторских услуг упал с 22,05 млрд. рублей в 2008 году до 20,96 млрд. рублей в 2009 году. Банкротство отдельных компаний и снижение спроса на проведение необязательных проверок привело к тому, что карманы наемных ревизоров обмелели. Суммарная выручка по 75 крупнейшим аудиторским компаниям снизилась на 5,7 процента.

Стоимость «черных» или «серых» услуг зависит от статуса заказчика: чем проще компания, тем дешевле обойдется ей заключение с нужными сведениями о деятельности организации.

Несмотря на присутствие в России признанных мировых лидеров в области аудита, «черными» услугами компании продолжают успешно пользоваться. «Трудно оценить даже примерную долю незаконного аудита, но представляется, что она достаточно велика, так как борьба с недобросовестными специалистами в этой области ведется не эффективно», – говорит Соничев. По его мнению, нередки истории, когда регистрировались фирмы, получались все необходимые заключения, после чего эти компании выполняли несколько заказов и исчезали. «Вероятно, появление подобных аудиторских фирм было и инициировано, и оплачено их будущими организациями-клиентами с целью получения недостоверных заключений», – предполагает он.

Однако и громкое имя аудиторской компании еще не означает, что в отдельных случаях она не будет пользоваться профессиональными уловками. Примечательны и роли членов «Большой четверки»: PricewaterhouseCoopers, Deloitte, Ernst &Young и KPMG. За последнее десятилетие они основательно подмочили себе репутацию судебными делами с их участием. Так, компанию PricewaterhouseCoopers – лидера этого «клуба», – обвиняли в помощи ЮКОСу в уклонении от налогов. Решением суда в 2006 году несколько аудиторских заключений было признано заведомо ложными. Впрочем, сами специалисты фирмы отозвали свои заключения по ЮКОСу за 1995–2004 годы, сославшись на то, что их клиент предоставлял им подложные сведения.

Ненамного от своих коллег отстали в Ernst &Young и KPMG. Последняя заплатила в 2003 году за мировую компаниям Rite Aid и Oxford Health около $200 млн., поскольку ошиблась при проведении аудита. Ernst & Young попала в немилость в 2004 году, когда ей запретили проводить аудит частных компаний в течение шести месяцев и наложили штраф в размере $1,7 млн. $50 млн. пришлось выплатить и компании Deloitte Touche Tohmatsu.

Стоимость «черных» или «серых» услуг в каждом случае индивидуальна, но может колебаться от десятков тысяч до десятков миллионов рублей. Цена зависит от статуса компании: чем проще, тем дешевле получить необходимое заключение. Эксперты уверены, цель – получение положительного отзыва – оправдывает средства. Чисто рыночными механизмами побороть «черный» аудит в России не получится, сетуют они. Виной всему практически полное отсутствие какой-либо ответственности за допущенные нарушения при проведении проверки.

За итоги не в ответе

Конечно, проделки нечистых на руку специалистов не всегда остаются безнаказанными. Так, статья 202 Уголовного кодекса «Злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами» предусматривает максимальное наказание в виде трех лет лишения свободы. Попасть за решетку аудитор может за использование полномочий вопреки задачам своей деятельности и «в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, если это деяние причинило существенный вред правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства».

Однако такая суровая ответственность на деле остается лишь гипотетической. По словам экспертов, судебной практики привлечения специалистов по этой статье УК фактически нет. «Заказчики «черного» аудита могут быть привлечены к уголовной ответственности, например, по статье 159 УК за мошенничество, когда вводят посредством заведомо ложного для них аудиторского заключения в заблуждение, допустим, потенциального покупателя предприятия или возможного акционера. Или по статье 176 УК – «незаконное получение кредита», когда деньги или льготные условия займа выплачены фирме при предоставлении заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии организации», – констатирует Соничев.

 Президент юридической фирмы Александр Базыкин также полагает, что отсутствует широкая практика привлечения к ответственности за выдачу недостоверных заключений. «Это обусловлено тем, что нет четких и прозрачных критериев, которые бы однозначно могли говорить о качестве аудита. Можно предложить разработать такие критерии, а ответственность специалистов и аудиторских фирм возлагать не за заведомую ложность сведений, а за несоответствие заключения указанным критериям. Ими могут выступать признаки грубого нарушения бухгалтерского учета, перечисленные в статье 15.11. КоАП РФ», – констатирует он.

По словам Александра Базыкина, без таких критериев невозможна дальнейшая борьба с незаконным аудитом. «Доказать ложность сведений на практике очень тяжело. Кроме того, суды могут признать, что проверка, производимая по договору, не является аудитом, как это было, например, в Определении ВАС от 30.05.2011 года № 6725/2011. Таким образом, возникает и другая проблема: необходимо, чтобы из договора четко следовало, что его предметом является проведение аудита», – говорит Александр.

Будущие перспективы

Вполне очевидно, что финансовый мировой кризис еще долго будет будоражить бизнес. Это подтверждается не совсем обнадеживающими данными по росту экономики в Европе и США. Россия с ее сырьевой направленностью, по мнению экспертов, может выглядеть лучше своих западных коллег. Однако перенос социальных расходов на плечи среднего класса напрямую отразится на бюджетах малого и среднего предпринимательства. Таким компаниям придется еще туже «затягивать пояса».

Следуя этой логике, предприниматели потянутся «за длинным рублем», чтобы лишний раз перекредитоваться. Банки, как уже говорилось, предпочитают получать вместе с пакетом необходимых документов и заключение аудитора. Поэтому «черные» методы будут процветать и дальше. Навряд ли спасет ситуацию нехватка ликвидности у банковского сектора, которая была в период первой волны кризиса.

По мнению отдельных экспертов, переход на стандарты МСФО отчасти может положительно повлиять на очищение рынка аудиторских услуг. Не исключено, что контролирующие министерства и ведомства наряду с обновленной в ходе реформы судебной системой также начнут рьяно проверять аудиторов и их клиентов на предмет добросовестности.

Денис Зеликсон, эксперт журнала "Расчет"

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA