Субсидиарная ответственность руководителя

11.11.2016

Изменения, внесенные в законодательство о банкротстве, добавляют руководителям компаний шансов угодить под субсидиарную ответственность, а налоговикам – возможностей взыскать недоимку. Часть поправок, одна из которых отменяет презумпцию невиновности для директоров компаний-банкротов, вступила в силу с 1 сентября, а остальные станут своеобразным новогодним подарком для кредиторов. Что касается арбитров, то и они уже основательно набили руку по части привлечения к «субсидиарке» в банкротных делах.

Случаи привлечения учредителей и руководителей компаний к субсидиарной ответственности при банкротстве уже не воспринимаются бизнесменами, как что-то из ряда вон выходящее. Как событие, которое может случиться с кем угодно, но только не с ними. Практика показывает, что этот институт работает, а принятые поправки поспособствуют его дальнейшему развитию. Так что времена, когда «комсостав» компании отвечал за ее долги только в рамках уставного фонда из нескольких тысяч рублей, а не своим собственным имуществом, прошли.

Субсидиарная ответственность физических лиц

Субсидиарная ответственность – это финансовая ответственность физического лица в размере всей непогашенной задолженности компании перед кредиторами и уполномоченными органами.

Привлечь к субсидиарной ответственности можно директора, учредителя, главного бухгалтера и других физических лиц, ответственных за деятельность должника. Имеется специальный термин – «контролирующее должника лицо».

В соответствии с многократно «редактировавшимся» Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) контролирующее должника лицо – это лицо, имеющее либо имевшее до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять его действия. В том числе и путем принуждения к ним руководителя или членов органов управления.

Иными словами, контролирующие лица в несостоятельности – это те, кто фактически руководил компанией-должником и мог довести ее до банкротства.

Таким образом, к субсидиарной ответственности можно привлечь практически любое физическое лицо, которое может быть даже никак не связано с должником юридически, но фактически управляло им определенный период до банкротства, что подтверждается, например, показаниями свидетелей.

То есть, скажем, ликвидация компании путем смены ее должностных лиц, либо реорганизация в форме слияния или присоединения позволяют переложить ответственность на нового генерального директора или юридическое лицо с момента внесения соответствующего изменения в ЕГРЮЛ, но не освобождают от ответственности реального генерального директора и учредителя за действия, совершенные в период их руководства компанией.

Если компания с задолженностью перед бюджетом была продана новому ответственному лицу, то новый генеральный директор будет нести ответственность за погашение этого долга, но ответственность за создание задолженности несет тот генеральный директор, который руководил компанией в момент создания этого долга.

Основания для привлечения к субсидиарной ответственности могут быть как прямыми, так и косвенными. Например, ответственность директора как руководителя компании предполагает субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника, либо если указанная информация искажена.

Изменения в Законе о банкротстве

Федеральным законом от 23.06.2016 № 222-ФЗ в Закон о банкротстве внесены изменения, существенно расширяющие зону ответственности контролирующих должника лиц, возможности «удостоиться» привлечения к субсидиарной ответственности и нацеливающие налоговиков активнее искать недоимки у банкротящихся компаний.

Минимальный период влияния «контролирующего лица» на деятельность компании до банкротства увеличивается с двух до трех лет. Такое изменение представляется вполне обоснованным, поскольку обычно дела о несостоятельности возбуждаются с очень большим опозданием – через три или более года после того, как появились признаки банкротства.

Также уточняется, что контролирующими можно признать лиц, которые влияли на компанию через родственные, свойственные связи или с помощью служебного положения.

Появилось новое основание для того, чтобы привлечь к субсидиарной ответственности директора или иного руководителя должника. Это возможно, если более 50% всех требований возникло в результате правонарушения (в т. ч. налогового), которое было совершено во время работы директора. По мнению экспертов, эта норма может стать новым рычагом давления на должников со стороны ФНС.

Для директоров организаций отменяется презумпция невиновности в целях субсидиарной ответственности – в случае возникновения недоимки в результате налоговых правонарушений они будут считаться виновными при привлечении к субсидиарной ответственности, пока не докажут обратного.

Обратите внимание

Заявление о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, рассматривается арбитражным судом в деле о банкротстве должника. Указанное заявление может быть подано в ходе конкурсного производства как арбитражным управляющим по своей инициативе, так и конкурсными кредиторами, и уполномоченным органом.

В целях защиты интересов государства, желающего получить с банкрота долги по налогам и сборам, вводится дополнительная степень защиты налоговых платежей от их оспаривания
при банкротстве и увеличивается срок включения в реестр требований кредиторов налоговой задолженности, которая выявлена после закрытия реестра требований кредиторов.

Наконец, норма, вступающая в силу с 1 января 2017 года, на 6 месяцев продлевает для налоговиков срок подачи требований в конкурсном производстве в тех случаях, когда нужно больше времени для проверки или решение в пользу ведомства не успело вступить в силу. Причем этой временной «форой» сотрудники ИФНС могут воспользоваться даже в том случае, если до начала процедуры или на ее ранних этапах налоговики не то чтобы «били баклуши»,
но, мягко говоря, не проявляли должной активности и оперативности.

При этом новая привилегия службы может создать неопределенность для участников банкротства, поскольку доначисление налогов способно из­менить соотношение голосов кредиторов и повлиять на распределение конкурсной массы. Кроме того, при обжаловании сделок налоговые органы получают такие же «льготы», как и кредитные организации.

Вышеозначенные новации полностью согласуются с намерениями чиновников во что бы то ни стало увеличить поступления от налогов в делах о несостоятельности.

Права кредиторов

По замыслу законодателя, кредиторы должны перестать быть «пассивными» участниками процедуры банкротства. В качестве руководства к активным действиям можно воспринимать поправку, дающую кредиторам новые возможности определять, как реализовывать имущество из конкурсной массы. Теперь они вправе утвердить иной порядок его продажи, чем тот, который был предложен конкурсным управляющим.

Привлечение к торгам наибольшего числа потенциальных покупателей и реализация имущества по наиболее высокой цене теперь возможны благодаря наделению кредиторов правом самостоятельно утверждать условия проведения торгов и изменять состав лотов в случае нерезультативности первых торгов.

Если на единый комплекс покупателей не найдется, кредиторы могут распродать имущества
по частям. Согласие кредиторов теперь требуется и для того, чтобы привлечь к торгам специализированную организацию.

Обязанности организатора торгов дополнены несколькими новыми:

  • осуществлять разумные необходимые действия для поиска и привлечения покупателей с учетом особенностей выставленного на торги имущества должника;
  • обеспечить возможность ознакомления с подлежащим продаже на торгах имуществом должника и имеющимися в отношении этого имущества правоустанавливающими документами, в том числе путем осмотра, фотографирования указанного имущества и копирования указанных правоустанавливающих документов.

В случае если недобросовестный должник вывел имущество или совершил иные подозрительные сделки, в результате которых появились признаки неплатежеспособности организации, введена презумпция цели причинения вреда кредиторам, что упростит оспаривание таких сделок. Речь идет о расширении понятия цели причинения вреда имущественным правам кредиторов при оспаривании сделки по основаниям подозрительности, предусмотренным пунктом 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве. Так, цель причинения вреда будет предполагаться не только при наличии неплатежеспособности, либо недостаточности имущества на момент совершения сделки, но и при появлении этих признаков после совершения оспариваемой сделки.

Обратите внимание

Производство по делу о банкротстве не может быть прекращено до вынесения арбитражным судом определения по требованию о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности (п. 6 ст. 10 Закона о банкротстве).

Кроме этого в процедуре банкротства изменено понятие текущих эксплуатационных платежей – из их состава исключены платежи, не связанные с обеспечением сохранности имущества банкрота.

При заключении в процедуре банкротства соглашения об отступном введено обязательное условие в виде погашения текущих платежей и задолженности, причитающейся к уплате в бюджет.

Обзор Верховного суда РФ по банкротству

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ время от времени обобщает и публикует практику применения законодательства о банкротстве. Особое внимание, как нетрудно догадаться, уделяется институту субсидиарной ответственности руководителя должника и контро­лирующих лиц. Остановимся на нескольких значимых делах.

Бремя доказывания невиновности

Суд возложил на контролирующих лиц должника бремя доказывания обоснованности и разумности своих действий при наличии доказательств, свидетельствующих о существовании причинно-следственной связи между действиями учредителей и банкротством подконтрольной организации (определение ВС РФ от 09.03.2016 № 302-ЭС14-1472).

Судьи указали, что заявитель представил достаточные основания, позволяющие усомниться в добросовестности действий контролирующих лиц. Таким образом, бремя доказывания обоснованности и разумности своих действий по правилам АПК РФ перешло к контролирующим должника лицам.

Судебная коллегия также разграничила понятия неплатежеспособности и банкротства должника, отметив, что неплатежеспособность – это лишь прекращение исполнения должником части денежных обязательств, тогда как банкротство – неспособность удовлетворить в полном объеме требования кредиторов.

Указанное дело вошло в Обзор по той причине, что нижестоящие суды частенько указывают на недостаточность доказательств для привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности (постановление АС ВВО от 31.05.2016 по делу № А11-7884/2011).

Верховный Суд РФ, удовлетворяя жалобу уполномоченного органа, указывает, что представление доказательств, опровергающих доводы заявителя, не должно вызывать сложности для участника должника, так как данный участник спора обладает всем объемом информации и доказательств.

Причинно-следственные связи

Верховный Суд РФ указывает на презумпцию наличия причинно-следственной связи между виновными действиями руководителя должника по неподаче заявления о банкротстве и вредом, причиненным кредиторам должника (Определение от 31.03.2016 № 309-ЭС15-16713). Случаи привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве в месячный срок со дня, когда руководитель в рамках управления предприятием должен был узнать о наличии признаков банкротства, нередки в сложившейся судебной практике.

Презумпция наличия причинно-следственной связи установлена положениями статьи 10 Закона о банкротстве. Однако указанное дело не только подтверждает уже сложившуюся практику, но и конкретизирует ее. При рассмотрении подобных споров судам необходимо определить момент возникновения обязанности подать заявление о банкротстве, факт неподачи такого заявления, а также объем обязательств, возникших за пределами установленного Законом срока.

Несмотря на большое количество дел, определение момента возникновения обязанности представляет некоторые сложности. Так, одни суды определяют момент наступления обязанности сдачей годовой бухгалтерской отчетности, которая указывает на неспособность расплатиться с кредиторами, другие – наступлением обязанности по уплате налогов и сборов либо иных платежей (постановление АС ВСО от 12.01.2016 № Ф02-7094/2015 по делу
№ А78-4382/2014). «Верховные арбитры» указывают, что при рассмотрении вопроса о моменте возникновения обязанности необходимо оценить совокупность конкретных обстоятельств дела и определить, когда добросовестный руководитель должен был узнать о наличии обстоятельств, свидетельствующих о неплатежеспособности должника.

Обратите внимание

Поправками к закону о банкротстве в части субсидиарной ответственности, вступившими в силу 1 сентября, введена презумпция вины для целей субсидиарной ответственности для руководителей организаций в случае возникновения большей части долга из-за доказанных налоговых махинаций. Срок привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц увеличен с двух до трех лет.

В судебном акте также подробно рассмотрен вопрос определения размера предполагаемой ответственности, который складывается из требований, включенных в реестр, тогда как при своевременном обращении с заявлением о банкротстве данные требования должны удовлетворяться в режиме текущих платежей.

Таким образом, включенный в Обзор судебный акт систематизирует и обобщает практику рассмотрения споров об ответственности руководителя должника, а также определяет перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию и выяснению в процессе рассмотрения дела.

Дисквалификация нарушителей 

По закону, к нарушителям процедуры банкротства можно применить такую меру воздействия, как дисквалификация. Дисквалификации на срок от шести месяцев до трех лет могут подлежать должностные лица, которые не инициировали в предусмотренных законом случаях банкротство организации, причем совершили этот проступок повторно (ч. 5.1 ст. 14.13 КоАП РФ). Такая санкция появилась в КоАП РФ в конце прошлого года (Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. № 391-ФЗ), и до недавнего времени норма эта была даже не «дремлющей», а «крепко спящей». То, что ее «разбудили», свидетельствует о серьезности намерений налоговиков и арбитражных судей и незавидной участи должников.

Прецедент создал Арбитражный суд Белгородской области своим решением от 09.06.2016
по делу № А08-2321/2016.

В рассмотренном деле у компании имелась задолженность по страховым взносам на пенсионное страхование более чем за три месяца в сумме около 420 тыс. рублей и почти 18 тыс. рублей пени. ПФР прибег к принудительному взысканию долга, но у компании не оказалось достаточных средств. В такой ситуации руководитель должен был обратиться в суд с заявлением должника (ст. 9 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ). Директор это требование проигнорировал, за что на него в октябре 2015 года и был наложен административный штраф в размере 5 тыс. руб. (ч. 5 ст. 14.13 КоАП РФ). В марте ситуация повторилась. В результате руководитель компании-должника был дисквалифицирован на срок шесть месяцев. Он подал апелляционную жалобу, но не приложил к ней нужные документы и не исправил этот недостаток в отведенный судом срок. В результате жалоба была отклонена.

Решение суда так понравилось руководству ФНС, что было опубликовано на официальном сайте и продублировано чуть ли не всеми инспекциям страны с коротким, но емким резюме: «Распространение указанной выше судебной практики будет способствовать предупреждению совершения правонарушений недобросовестными должниками и минимизации случаев использования института банкротства для уклонения от исполнения своих обязательств».

Редакция «ПБ» Сергей Данилов

Электронная версия журнала
«ПРАКТИЧЕСКАЯ БУХГАЛТЕРИЯ»

Лучшее предложение для тех, кому нужен минимальный бюджет и практическая информация по учету и налогам.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA