«Бегство» в офшоры: кто не успел - тот опоздал?

01.08.2014

Проект федерального закона, направленного на «деофшоризацию» российской экономики в Государственную Думу он пока не внесен, но поскольку разрабатывается «по заказу» Президента РФ, неминуемо будет принят. Нововведения ожидаются с 1 января 2015 г. К чему готовиться российским налогоплательщикам? Сохранят ли офшорные схемы привлекательность?

Предпринимательское сообщество обсуждает проект федерального закона, направленного на «деофшоризацию» российской экономики. В Государственную Думу он пока не внесен, но поскольку разрабатывается «по заказу» Президента РФ, неминуемо будет принят. Нововведения ожидаются с 1 января 2015 г. Своими соображениями на сей счет делится кандидат экономических наук, директор инвестиционного департамента «Santeiro capital» Иван Дирков.

«Московский бухгалтер»: Иван, для начала расскажите, в каких целях используются офшорные компании.

Иван Дирков: Основных целей две. Это налоговое планирование и обеспечение повышенного уровня конфиденциальности.

Первое возможно ввиду существования низконалоговых юрисдикций. К тому же налогообложение некоторых операций в России – например, выплата дивидендов, – может попадать под защиту международных соглашений об избежании двойного налогообложения. Такие соглашения имеют приоритет перед российскими правилами (ст. 7 НК РФ).

Вторая цель достигается за счет использования номинальных владельцев и директоров. Это юридические или физические лица, на имя которых оформляется офшорная компания. Реальные владелец и директор остаются анонимными, сведения о них офшор не предоставляет.

Добавлю, что операции с офшорными компаниями могут вестись через агентов, зарегистрированных на неофшорных территориях – скажем, в Германии или Англии.

«МБ».: Мировое сообщество уже давно и не без успеха ведет борьбу за «прозрачность» офшоров. Но это направление актуально для правоохранительных органов. А нас интересуют возможности налоговой оптимизации.

И.Д.: Характеризовать использование офшорных компаний как уклонение от налогообложения неправомерно. Общественное мнение тут ни при чем.

В офшорной оптимизации не было и нет ничего незаконного. Но в условиях мирового финансового кризиса налоговые поступления в бюджеты развитых стран снизились. Поэтому национальные налоговые законодательства повсеместно утрачивают прежнюю либеральность. Не станет исключением и Россия. В нашей стране ситуация усугубляется еще и тем, что офшорные компании, получающие прибыль благодаря России, не стремятся ее реинвестировать.

«МБ»: Разумеется, повлиять на налоговое законодательство другой страны проблематично. Проще изменить собственное законодательство так, чтобы использование офшоров стало невыгодным.

И.Д.: А еще возможно пересмотреть международный договор. Так, в Соглашении между Правительством РФ и Правительством Республики Кипр от 5 декабря 1998 г. «Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал» с 1 января 2013 г. действует статья 29. Она гласит: резидент одного Договаривающегося Государства не будет иметь право на снижение или освобождение от налогов доходов, полученных из другого Договаривающегося Государства, если будет установлено, что одной из главных целей создания или существования такого резидента было получение льгот, которые в противном случае были бы ему недоступны. Правда, лишение льгот грозит лишь тем резидентам, которые не зарегистрированы в Договаривающемся Государстве. Иными словами, налоговая выгода «гостей» из третьих стран может быть признана необоснованной.



Справка

Офшорные зоны – государства и территории, предоставляющие льготный режим налогообложения и (или) не предусматривающие раскрытия и предоставления информации при проведении финансовых операций (подп. 1 п. 3 ст. 284 НК РФ). Их перечень включает 42 наименования (приказ Минфина России от 13.11.2007 г. № 108н). В том числе – Острова Кайман, Специальный административный район Гонконг, Объединенные Арабские Эмираты.



«МБ»: Давайте обсудим ожидаемые поправки в Налоговый кодекс (по состоянию на 27 мая 2014 г.), которые затронут множество налогоплательщиков. В чем они состоят и как повлияют на сделки с офшорами?

И.Д.: Проект предусматривает, что первая часть Налогового кодекса будет дополнена главой 3.4 «Контролируемые иностранные организации». Она определит понятия контролирующих лиц – налоговых резидентов РФ, которые самостоятельно или совместно с взаимозависимыми лицами осуществляют контроль над иностранной организацией в своих интересах или в интересах взаимозависимых лиц. Под контролем понимается возможность оказывать определяющее влияние на решения о распределении прибыли (дохода).

Контролирующие лица могут быть как физические, так и юридические. Физлицо считается контролирующим, если его доля в этой организации совместно с супругом и несовершеннолетними детьми составляет более 10 процентов.

Иностранная организация считается контролируемой, если ее акции не допущены к обращению на фондовых биржах и ее постоянным местонахождением является государство, которое либо состоит членом ЕЭС, либо обеспечивает обмен информацией для целей налогообложения с РФ. В последнем случае действует еще одно условие – эффективная ставка налога на прибыль для иностранной организации должна превышать 15%. Хотя, казалось бы, внимание законодателей должны были привлечь территории с пониженными ставками.

«МБ»: Контролируемые иностранные компании, контролирующие лица – это всего лишь статусы, а каковы их налоговые последствия?

И.Д.: Цель законопроекта – обязать контролирующих лиц уплачивать в российский бюджет налог с прибыли контролируемых инофирм, которая возникает от доходов по так называемой пассивной деятельности. В частности, к ним отнесены:

  • дивиденды;
  • процентный доход от долговых обязательств;
  • доходы от использования прав на объекты интеллектуальной собственности;
  • доходы от реализации акций (долей) и недвижимого имущества;
  • доходы от сдачи в аренду имущества;
  • доходы от оказания консультационных, юридических, бухгалтерских, аудиторских, рекламных, маркетинговых услуг, услуг по обработке информации и по предоставлению персонала, от проведения НИОКР.

Иная деятельность считается активной.

Доход от пассивной деятельности можно уменьшить на расходы инофирмы, связанные с получением таких доходов. То есть по контролируемой инофирме прибыль от пассивной деятельности и от активной деятельности предстоит разделить.

Вслед за этим контролирующее лицо должно включить прибыль подконтрольной инофирмы в свою налоговую декларацию и уплатить с нее налог. Для физлиц это будет доход, полученный за пределами РФ, который облагается НДФЛ по ставке 13%, для юрлиц внереализационный доход, который облагается налогом на прибыль по ставке 20%. Соответствующие поправки будут в главах 23 и 25 Налогового кодекса. Сумма налога корректируется на размер доли контролирующего лица в уставном капитале инофирмы и на продолжительность контроля за ней в налоговом периоде.


В офшорной оптимизации не было и нет ничего незаконного. Но в условиях мирового финансового кризиса налоговые поступления в бюджеты развитых стран снизились...


«МБ»: Но тут сразу возникнет комплекс вопросов по администрированию «зарубежной» налоговой базы.

И.Д.: Вот именно. Во-первых, налогоплательщики должны располагать первичными документами, удостоверяющими налоговую базу. Оригиналы инофирма вряд ли предоставит. Вероятно, речь пойдет о копиях, имеющих юридическую силу на территории иностранного государства. Но насколько реален налоговый контроль операций за пределами России?

Во-вторых, к налоговой декларации нужно будет приложить финансовую отчетность иностранной компании (с аудиторским заключением, если проведение ее аудита обязательно). Однако российское законодательство не может обязать инофирму составлять отчетность согласно требованиям, необходимым для налогового контроля. В частности, обеспечить раздельный учет операций по активной и пассивной деятельности, притом по правилам Налогового кодекса. Кроме того, отчетный период финансовой отчетности может не соответствовать российскому налоговому периоду. Так что ценность такой отчетности для фискальных целей (в частности, для камеральной проверки) весьма сомнительна.

В итоге контролирующему лицу придется вести налоговый учет пассивной деятельности контролируемой инофирмы. Например, чтобы признать расходы при продаже объекта недвижимости, нужно сформировать его стоимость по правилам главы 25 Налогового кодекса.

Еще один нюанс. Согласно Проекту финансовая отчетность должна быть «легализована в установленном порядке». Между тем Россия присоединилась к Конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов (заключена в г. Гааге 5 октября 1961 г.). Единственной формальностью для стран, присоединившихся к Конвенции, является проставление стандартного апостиля компетентным органом государства, в котором этот документ был совершен.

Подготовка для контролирующих лиц необходимой информации увеличит издержки подконтрольных фирм. Отмечу еще одну проблему. Лицо с долей в капитале на уровне 10% все же считается миноритарным владельцем и в этом статусе может не обладать правом требования всей информации, необходимой для выполнения обязанностей российского налогоплательщика.

«МБ»: Собственно, эти нововведения задуманы в целях пополнения российского бюджета. А создадут ли они препятствия для вывоза капитала?

И.Д.: Добавлю, что под налогообложение попадет пассивная годовая прибыль в размере не менее 3 000 000 рублей. С другой стороны, налог в российскую казну уменьшается на суммы налога, уплаченные в государстве местонахождения инофирмы. Тем самым двойное налогообложение все же исключается, оно будет дополнительным. По сути речь идет о плате за капитал, сформированный за рубежом. А вот нововведений, относящихся к низконалоговым закрытым офшорам, в Проекте я не обнаружил.


Под налогообложение попадет пассивная годовая прибыль в размере не менее 3 000 000 рублей...


«МБ»: Остается уповать, что «проблемные» офшорные зоны под давлением мирового сообщества исчезнут. В противном случае ничто не мешает сосредоточить расходы именно в них.

И.Д.: Прибыльность бизнеса в целом упала по всему миру, так что особых прибылей объективно не предвидится. Что касается мер для возврата в Россию уже «вывезенного» капитал, то они не могут быть принудительными. Для этого нужно создать ни много ни мало – благоприятный инвестиционный климат. А в рейтинге стран по индикатору «Налогообложение» на 2011 г. Россия по легкости ведения бизнеса заняла 112 место. Для сравнения приведу рейтинги других стран: США – 4, Великобритания – 7, Австралия – 10, Германия – 20, Италия – 73, Китай – 91, Бразилия – 130.

Причем вывоз капитала за рубеж – не единственная проблема нашей экономики. Большинство значимых российских предприятий управляется из-за рубежа, то есть контрольные пакеты их акций принадлежат иностранным компаниям. Вот такой факт.

«МБ»: А что такое «благоприятный инвестиционный климат»? Вот у нас планируется создание особой экономической зоны Республики Крым и города Севастополя (письмо Минфина России от 27 мая 2014 г. № 03-01-11/25262).

И.Д.: Давайте называть вещи своими именами. Основная составляющая благоприятного инвестиционного климата – возможность получения прибыли. А она в свою очередь определяется покупательной способностью. К сожалению, спрос в большинстве отраслей и на многих территориях катастрофически упал. Боюсь, что концепция прибыли в новой экономической реальности утрачивает прежнее значение...

«МБ»: Вы упомянули, что одним из критериев подконтрольности является эффективная ставка налога на прибыль иностранной компании. Как ее определить?

И.Д.: Это отношение исчисленной иностранной организацией по итогам налогового периода суммы налога с дохода (прибыли) к сумме дохода (прибыли) до налогообложения. Расчет этого показателя имеет свои нюансы. А именно, прибыль уменьшают выплаченные дивиденды, а также затраты на капитальные вложения в объекты производственного назначения и объекты интеллектуальной собственности, строительство объектов инфраструктуры. Как видите – нюансов масса и бухгалтеры без работы не останутся.

«МБ»: В этой формулировке налоговый период понимается в российском значении, а ведь в иностранном государстве он может оказаться иным. И вообще – с какого периода начнут действовать новые правила налогообложения?

И.Д.: В Проекте указано, что датой получения дохода считается 31 декабря календарного года, следующего за календарным годом, на который приходится дата окончания периода, за который составляется финансовая отчетность. Следовательно, прибыль от пассивной деятельности, выявленная в течение 2015 года, подлежит отражению в российских годовых декларациях за 2016 год, а заплатить с нее налоги придется лишь в 2017 году. Сама же пассивная деятельность может быть определена лишь с 1 января 2015 года. Ведь нормы, ухудшающие положение российских налогоплательщиков, обратной силы не имеют (п. 2 ст. 5 НК РФ). Я привел сроки, ориентируясь на ожидаемую дату введения нового порядка.


За непредставление финансовой отчетности контролируемой инофирмы предусмотрен штраф в размере 100 000 рублей...


«МБ»: Какими «карательными» мерами будет обеспечено исполнение новых обязанностей?

И.Д.: Действительно, без этого ни один закон «не работает». За непредставление финансовой отчетности контролируемой инофирмы предусмотрен штраф в размере 100 000 рублей. Штраф за неполную уплату налога с «пассивной» прибыли тоже будет не менее 100 000 рублей.

А еще контролирующие лица будут обязаны направлять в налоговые инспекции уведомления о наличии у них контролируемых иностранных организаций. Кроме того, сообщить придется и об участии в иностранных компаниях, если доля прямого или косвенного участия налогоплательщика в них составляет не менее 1%. Штрафы за несообщение – соответственно 100 000 и 50 000 рублей, причем за каждую иностранную организацию.

«МБ»: Итак, нововведения ожидаются в части налогообложения прибыли иностранных компаний, а заплатит налог российский бенефициарный владелец такой компании. В отношении других налогов изменений пока не предвидится. Кроме того, вводится административный контроль за участием российских компаний в зарубежных организациях.

И.Д.: Это еще не все. В статью 7 Налогового кодекса планируется поправка, созвучная статье 29 Соглашения с Кипром. Она предусматривает, что компании-посредники, действующие на офшорных территориях, не будут иметь права на пониженное налогообложение.

На мой взгляд, наиболее ощутимые последствия для офшорного бизнеса может иметь поправка, ускользнувшая от внимания комментаторов и аналитиков. Если Проект примут, то плательщиками российского налога на прибыль окажутся иностранные компании, местом фактического управления иностранной организацией признается Российская Федерация. Хотя лично мне неясно, на каком правовом основании Россия может посягать на собственность зарубежного лица.

«МБ»: Давайте под ведем итоги.

И.Д.: Мы обсуждали основные положения Проекта в общих чертах. В детали вдаваться преждевременно, поскольку работа над Проектом продолжается. При прохождении через Госдуму формулировки тоже могут быть уточнены. Но при налоговом планировании учитывать новые ориентиры необходимо уже сейчас. Вместе с тем это лишь первый пакет мер, ограничивающий использование иностранных компаний.

Впрочем, капиталы постепенно возвращаются в Россию, но по геополитическим мотивам. Эксперты отмечают, что право собственности за рубежом – эфемерное, швейцарские банки стали раскрывать информацию о клиентах, а на Кипре продолжается банковский и долговой кризис.


Иван Дирков, для журнала «Московский бухгалтер»


Неудобно читать с монитора?

Обо всем полезном для работы бухгалтера читайте в профессиональной бухгалтерской прессе! Выбрать журнал >>



Если у Вас есть вопрос - задайте его здесь >>


Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA