Когда управленцы в ссоре: как пережить корпоративный конфликт

25.12.2013

Многим приходилось участвовать в таком «мероприятии» как корпоративный конфликт. «Внутренняя война» может не только испортить репутацию компании и заставить изрядно понервничать ее участников и работников, но и практически парализовать деятельность предприятия. По каким признакам можно узнать угрозу, и каким образом получается свести ее на «нет», разбиралась Анна Мишина.

Что так называется?

Часть коммерсантов считает, что корпоративный конфликт, так или иначе, присутствует практически на всех предприятиях. Что ж, возможно в чем-то они, действительно правы. Ведь участники, владеющие небольшими долями в уставном капитале, прекрасно понимают, что они не могут влиять на принятие важных для их бизнеса решений, и вынуждены подчиняться чужой воле, даже если они не согласны с политикой, которую «проталкивают» их более «обеспеченные» компаньоны. Вот и получается, что «учредительные» права некоторых совладельцев становятся чисто формальными.

В свою очередь, коммерсанты, владеющие бОльшей частью «уставника», воспринимают своих «младших» компаньонов как некий балласт, усложняющий управление. Ведь именно такие обладатели символических долей имеют возможность, например, застопорить одобрение сделок с заинтересованностью, которые могут быть необходимы для инвестирования и требуют быстрого одобрения.

Понятие «корпоративный конфликт» – это, по сути, разногласия и споры, возникающие, во-первых, между владельцами компании (которые, как показывает практика, могут рождаться не только из делового общения, но и из-за банальных бытовых ссор между близкими друзьями и родственниками). Во-вторых, это конфликты между фирмой и наемными управленцами (руководителем и высшим менеджерским звеном). Сюда относятся все неприятности, связанные со сменой учредителями директора фирмы. «Реакция «свергнутого» директора может быть самой разной, – предупреждает московский адвокат Сергей Воронин, – от методичного уклонения от мероприятий по переизбранию, до откровенной фальсификации документов или подписания заведомо невыгодных для фирмы контрактов “задним числом”». Кроме этого, корпоративным конфликтом могут быть и споры между фирмой и сторонними инвесторами, которые, возможно планируют впоследствии войти в число ее учредителей.

Что говорит закон

Законодательно установленное определение корпоративного конфликта в нормах материального права до настоящего времени отсутствует. Вместе с тем, мы имеем положение Арбитражного процессуального кодекса (ст. 225.1 АПК РФ), где расписано, какие именно споры судьи будут расценивать как корпоративные.

Обращение к медиатору, скорее всего, не поможет, если причина корпоративного конфликта – правовая и поссорившиеся ставят перед собой цель получить судебное решение. Если сторонам важно сохранить репутацию, а также поддержать нормальные отношения, то нейтральный и беспристрастный посредник будет очень кстати.


Во-первых, это конфликты, связанные с созданием, реорганизацией и ликвидацией организации. Во-вторых – это разногласия по поводу принадлежности акций или долей в уставном капитале, и реализацией вытекающих из них прав (за некоторым исключением, например, по вопросам наследования имущества супругов, включающего в себя «части компании»). Далее, к корпоративным спорам служители Фемиды относят разногласия сторон по искам учредителей о возмещении убытков, причиненных компании, и о признании недействительными сделок, совершенных фирмой. Четвертая группа связанна с назначением, избранием, прекращением, и деятельностью лиц, имеющих отношение к управлению предприятием. Далее «идут» споры о созыве общего собрания и обжаловании его решений, а также проблемы, вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале. И заключительный блок составляют неприятности, связанные с эмиссией акций, а также вытекающие из деятельности держателей реестра владельцев ценных бумаг.

Помощь аудиторов…

Любая из вышеперечисленных ситуаций может развиваться по двум сценариям: либо она будет урегулирована внутри компании, либо выйдет за ее пределы и, став достоянием неопределенного круга лиц, будет решаться судьями или работниками госучреждений (службы государственной регистрации, кадастра и картографии и т.п.). Понятно, что первый вариант выгоднее. Но, в предвкушение войны, вчерашние партнеры вряд ли сами смогут спокойно сесть за стол переговоров, и, тем более, попытаться прислушаться к оппоненту. Гораздо проще «разрулить» накаляющуюся ситуацию будет, если обратиться к посреднику.

На заметку

Стремление одного участника исключить из состава учредителей своего партнера по бизнесу – частный и весьма распространенный случай корпоративного конфликта, к которому арбитражные судьи относятся с особой настороженностью.

В этой роли вполне может выступить аудитор. Приглашенный эксперт имеет право провести так называемый корпоративный аудит. Специалист тщательно проверит, грамотно ли было зарегистрировано общество и правильно ли вносились изменения в его учредительные документы, проанализирует устав и другие внутренние бумаги компании, определяет легитимность органов управления фирмы и соответственно, принятых ими решений. Кроме того, аудитор разберется, нарушены ли права участников организации, законно ли осуществлялись сделки с имуществом. Проанализировав весь массив документов, эксперт скажет, действительно ли в деятельности предприятия есть юридические огрехи, либо он констатирует, что одна из конфликтующих сторон «сгущает краски». Если же будут выявлены недочеты, то аудитор сможет уточнить, насколько они серьезны и как их можно устранить с наименьшими потерями.

… или медиаторов

Еще один вариант окончания корпоративной войны – призвать на помощь медиатора. Эти специалисты не занимают чью-то позицию в компании, напротив, сначала они изучают общую картину и формируют решение, приемлемое для обеих сторон.

«Обращение к медиатору, скорее всего, не поможет, если причина корпоративного конфликта – правовая, а поссорившиеся топ-менеджеры и бизнесмены ставят перед собой цель получить определенное судебное решение, – предупреждает медиатор Аксэна Самаркина. – А вот если сторонам важно сохранить свою репутацию и репутацию предприятия, а также поддержать нормальные отношения в команде, то нейтральный и беспристрастный посредник будет очень кстати. С помощью заданных им вопросов он спокойно выяснит у спорщиков, что у них произошло, как они видят ситуацию и какой выход из нее, по мнению каждого из них, возможен. А после этого разберется, что спорщик рассчитывает в результате получить, и на какие уступки готов пойти. Далее медиатор с клиентом решат, какова же вероятность того, что спорщик обретет то, на что рассчитывал при «имеющихся исходных данных», а также определит, так ли страшно будет, если бизнесмен получит не то, чего желал».

Сор из избы

Как я уже сказала, корпоративный конфликт далеко не всегда решается «изнутри». Довольно часто распри между управленцами и учредителями выходят за пределы компании и превращаются в многочисленные иски и заявления.

У арбитров, судя по всему, уже сложилось собственное отношение к искам и жалобам, поданным на почве корпоративного конфликта. «В девяноста процентах случаев, – предупреждает Сергей Воронин, – судьи, рассматривая «иски с конфликтами», указывают бывшим партнерам по бизнесу, что нормальной работе их компании мешают не конкретные нарушения учредителями закона, а противостояние его участников в корпоративном конфликте».

На заметку

Законодательно установленное определение корпоративного конфликта в нормах материального права до настоящего времени отсутствует. Вместе с тем, мы имеем положение Арбитражного процессуального кодекса, где расписано, какие именно споры судьи будут расценивать как корпоративные.

Чаще всего подобный ответ арбитров получают те коммерсанты, которые пытаются исключить из состава учредителей своих компаньонов. Претензии в таких случаях практически идентичны: истцы жалуются, что ответчики препятствуют нормальной деятельности общества, незаконно продают имущество организации по номинальным ценам и не являются на собрания учредителей. Более того, очень похожи и «отказные» доводы служителей Фемиды: они с завидной регулярностью объясняют спорщикам, что никаких грубых нарушений, с которыми закон связывает исключение из состава учредителей, на самом деле нет. Нормальной хозяйственной деятельности общества препятствует противостояние его участников в корпоративном конфликте. А возникшие на этой почве разногласия и личные неприязненные отношения не могут являться основанием для исключения кого-либо из рядов компании (постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.11.2012 г. по делу № А56-58501/2011; ФАС Московского округа от 28.11.2011 г. по делу № А41-29396/09; ФАС Поволжского округа от 21.11.2011 г. по делу № А55-26929/2010).

«Еще раз обращаю ваше внимание, – напоминает адвокат Воронин, – что иски, порожденные корпоративными конфликтами, редко поддерживаются арбитрами. Поскольку, как уже было сказано, стороны предоставляют суду доказательства вины друг друга, основанные на «чисто человеческих» обидах и упрямстве, а не на фактических нарушениях закона. Более того, если служители Фемиды выяснят, что компания находится в состоянии корпоративного спора, они будут рассматривать через эту «призму» даже те требования, для которых имеются чисто юридические и документально подтвержденные основания, и которые бы не вызвали у них лишних подозрений, не будь на предприятии «междоусобицы».

Если бывшие партнеры по бизнесу уверены, что первопричиной ссоры является не нарушение закона, а их личные, бытовые претензии друг к другу, которые они сами пытаются завуалировать под заботу о соблюдении нормативных актов, лучше сразу в этом признаться самим себе и попытаться «разрулить» инцидент без судебного вмешательства. А если вы точно уверены, что причиной «войны», действительно, являются нарушения закона, следствием которых стали взаимные обиды – возможно, есть смысл обратиться к арбитрам. Но, в любом случае, помните – плохой мир лучше хорошей войны. А из зала суда, как правило, выходят враги, тогда как при помощи посредников есть реальная возможность сохранить деловые отношения в рамках общего бизнеса.

Не в помощь

Некоторые предприниматели пытаются использовать корпоративный конфликт не только как возможность избавиться от компаньона по бизнесу, но и как повод уйти от налогового наказания. Для этого коммерсанты «выдают» бизнес-распри за… смягчающее вину обстоятельство. Однако арбитры такие доводы не поддерживают (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21.01.2009 г. № Ф04-8081/2008(18599-А45-34) по делу № А45-7833/2008-3/172)

Бесполезно ссылаться на корпоративные дрязги и в надежде восстановить пропущенный срок для подачи кассационной жалобы. Судьи, скорее всего, не признают «внутренний раздор» уважительной причиной (определение ФАС Северо-Западного округа от 12.12.2011 г. по делу № А56-45761/2010).

Анна Мишина, для журнала «Расчет»


Читайте также по теме:

Конфликт на работе: как избежать?

Непростая ситуация: как исключить участника ООО

Как уволить директора

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA