Оптимизация: когда она прошла неудачно

Оптимизация: когда она прошла неудачно

30.10.2006 распечатать

Ни одна фирма не откажется законно снизить НДС. И это возможно. Вот только пути решения у данного вопроса разные. Так, где же та грань, которая отличает оптимизацию от недобросовестности? Определимся с этим на примере различных судебных разбирательств

Когда фирма указывает в декларации по НДС сумму налога к возмещению, ее бухгалтеру надо подготовиться к тому, что при проведении камеральной (или выездной) налоговой проверки инспекция может потребовать предоставить объяснения по этому поводу. И если доводы компании покажутся ревизорам «не убедительными», то они могут принять решение о взыскании налога, вдобавок к этому начислить пени и штрафы.

Оптимизация: удачная и не очень

Налоговая обвинила телефонную станцию в том, что она не включила в налогооблагаемый оборот суммы, полученные от граждан и ПБОЮЛ за оказание услуг телефонной связи. Компания, в свою очередь, настаивала, что спорные суммы перечислены ей в порядке финансирования развития телефонной сети и фактически носят инвестиционный характер. Значит, полученные ею средства не подлежат налогообложению НДС. Ведь если передача имущества носит инвестиционный характер, то она не признается реализацией (подп. 4 п. 3 ст. 39 НК РФ).

Однако арбитры не согласились с доводами организации. Они проанализировали договора, платежные поручения, квитанции, показания свидетелей и установили, что спорные денежные средства за подключение абонентов к сети косвенно связаны с последующим оказанием услуг связи. Поскольку сами по себе услуги связи невозможны без установки телефонного аппарата.

В итоге, судьи пришли к выводу, что средства, полученные для расширения действующей телефонной сети, все же облагаются НДС (постановление ФАС Московского округа от 8 февраля 2005 г. № КА-А40/ 104-05-П). Таким образом, арбитры смогли отразить притворный характер инвестиционных договоров, с помощью которых телефонная станция намеревалась снизить налоговую нагрузку по налогу.

В суд с чистой совестью

В Российской судебной практике используется такое понятие, как «недобросовестность» налогоплательщика. В нормативных актах ему не дано четкого определения. Как правило, судьи и налоговики могут отнести налогоплательщика к недобросовестным по своему разумению. И делают они это по ряду «подозрительных» признаков.

Кстати, арбитры ВАС РФ считают, что при обнаружении фиктивности сделок, направленности их на уход от налогов, всегда необходимо выявлять, нет ли в поведении налогоплательщика признаков недобросовестного поведения. При этом оценка добросовестности предполагает оценку заключенных сделок, их действительности (письмо ВАС РФ от 11 ноября 2004 г. № С5-7/уз-1355).

Рассмотрим несколько характерных судебных баталий. Так, по итогам выездной проверки налоговая решила оштрафовать фирму (п. 1 ст. 122, п. 1 ст. 126 НК РФ), а также «предложила» ей уплатить доначисленный НДС и пени. Основанием послужил вывод инспекции о том, что компания неправомерно возместила НДС из бюджета за счет завышения налоговых вычетов при приобретении ТМЦ и выполнении ремонтных работ. Фирма не согласилась с позицией налоговиков и обратилась в суд. Инспекция тоже не стала «бездействовать» и подала встречное заявление.

В ходе разбирательств арбитры пришли к выводу о недобросовестности компании. Во-первых, сделка по приобретению ТМЦ была совершена контрагентами без получения прибыли (без наценки на товар). Значит, не имела под собой цели получения экономической выгоды, что уже выглядит подозрительно. Ведь предпринимательская деятельность, в соответствии с законодательством, должна быть направлена на систематическое получение прибыли (п. 1 ст. 2 ГК РФ).

Кроме того, покупатель не подтвердил фактическую уплату НДС в составе приобретенной продукции*. К тому же операции по оплате товара представляли собой движение денежных средств по замкнутому кругу. Так, покупатель получил суммы на приобретение товаров от одной компании, к которой эти средства поступили по договору займа от другой организации. Последняя также получила эти средства по договору займа, но только уже от … самого продавца ТМЦ! При этом все операции по денежным переводам были проведены за короткие сроки одним и тем же банком.

Но и этого было мало. Как выяснилось, продавец, вдобавок ко всему, еще и оказался проблемным налогоплательщиком: фирма не представляла отчетность, не уплачивала налоги в бюджет. А по адресу, указанному в счетах-фактурах эта компания вообще не значилась. Значит, эти документы не соответствовали требованиям статьи 169 Налогового кодекса.

В конечном итоге арбитры пришли к выводу не только о недобросовестности самого налогоплательщика (и его партнеров), но и о наличии схемы неправомерного возмещения НДС. Кассационная инстанция поддержала своих коллег. Как следствие, фирма проиграла дело (постановление ФАС Центрального округа от 21 марта 2006 г. № А09-12163/04-22).

Приведем еще ряд признаков недобросовестности налогоплательщиков. Эти «приметы» фигурировали в судебных делах, также связанных с взысканием налоговых санкций по НДС. Например, такими признаками для инспекции могут стать несовпадение номенклатуры поставленного товара с условиями заключенных контрактов. Взаимозависимость компаний: например, учредители и руководители одних фирм одновременно выступают менеджерами, партнерами своих же контрагентов. Ситуации, когда учредители контрагентов являются подставными лицами. В случаях проведения расчетов по сделкам только за счет заемных средств (постановление ФАС Дальневосточного округа от 12 июля 2006 г. № Ф03-А51/06-2/1466). А также, если при расчетах используются ненадежные формы (например, векселя) (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 3 апреля 2006 г. № А79-9108/ 2005).

Но не все так печально, налоговики тоже ошибаются, и фирмам удается отстоять свою правоту в суде. Примером может стать тяжба налоговой с фирмой, которая закупала товар у иностранной компании и реализовывала его российскому партнеру. Так, инспекция обвинила компанию в недобросовестности при применении налоговых вычетов. Поводом стало отсутствие у фирмы складов для хранения товаров, оприходование и выбытие товаров в один день, отсутствие на балансе основных средств, маленький штат (два человека). Однако приведенные обстоятельства не имели значения для применения налоговых вычетов (ст. 171, 172 НК РФ) и не опровергали достоверности представленных фирмой документов. В итоге налоговая «осталась не у дел» (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24 июля 2006 г. № Ф04-4660/2006 (24840-А45-40)).


* Напомним, что до 1 января 2006 года это было одним из условий для получения вычета по НДС.

Ю. Шаталина, эксперт ПБ

Бератор нового поколения
ПРАКТИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ БУХГАЛТЕРА

То, что нужно каждому бухгалтеру. Полный объем всегда актуальных правил учета и налогообложения.

Подключить бератор

Бератор Практическая энциклопедия бухгалтера
Бухгалтерия.ru
Подпишитесь на наши рассылки, чтобы первыми быть в курсе всего нового из мира бухучета, получать эксклюзивные издания и полезные подарки.

Loading...