Мурманская «Звездочка», или Спор о неосмотрительности

10.07.2020 распечатать

Дело мурманской «Звездочки» вызвало большой ажиотаж среди налоговых юристов: инспекторы доказали, что компания не проявила должной осмотрительности и работала фактически с «однодневками», однако арбитры Верховного суда решили, что этот факт не должен накладывать на предприятие налоговую ответственность.

Налоговые споры, перешедшие в арбитраж, нередко заканчиваются победой налогового органа. Дело в том, что многие потенциальные судебные споры по налоговым разногласиям при более-менее правильно сформированной правовой позиции компании возможно урегулировать еще на досудебной стадии.

Конфликты со слабыми или неоднозначными аргументами зачастую просто не доходят до судебной инстанции и не попадают в процент выигранных налогоплательщиком дел. Так формируется жесткая статистика.

Тем не менее иногда появляются дела, решения по которым представляют практический интерес. О таком деле, в котором Верховный суд встал на сторону компании, и пойдет речь.

В чем же дело?

В акционерном обществе была проведена выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления, своевременности и полноты уплаты налогов и сборов за три года – за период с 2013 по 2015 год. По результатам проверки компании был доначислен налог на добавленную стоимость в сумме более 14 миллионов рублей, пени более чем на четыре миллиона рублей и штраф на 5,5 миллиона рублей.

Жалоба компании в вышестоящий налоговый орган не сильно изменила ситуацию. УФНС по субъекту своим решением снизила сумму штрафа до 1,6 миллиона рублей, в остальной части оставив решение ревизоров без изменений.

Основанием для привлечения организации к ответственности стали сделки с тремя контрагентами. Налоговики усомнились в их реальности. ИФНС провела работу по сбору информации о деловых партнерах предприятия. Ими был проведен анализ финансовых показателей, трудовых ресурсов, заключенных договоров аренды, движения средств. Были допрошены все лица, так или иначе имеющие отношение к поставкам товаров от «сомнительных» контрагентов.

Особое внимание ревизорами было уделено проверке расходной части контрагентов, они обратили внимание, что у них не было операций по оплате сотовой связи, аренды площадей и Интернета.

В доказательство сомнительности репутации деловых партнеров был использован излюбленный аргумент налоговиков – минимальные налоговые отчисления. Заметим, что понятия «минимальных» или «максимальных» налоговых платежей не существует. Обязанность по уплате установленных налогов закреплена в Конституции. Использование оценочных категорий в этой части вряд ли допустимо.

Снова недостаточная осмотрительность!

В обоснование своих доводов инспекция указывала на отсутствие должной осмотрительности при выборе кон¬трагентов. В этой части суд первой инстанции указал Обществу на то, что получение учредительных документов контрагента не может считаться проявлением достаточной осмотрительности, а нахождение делового партнера в ЕГРЮЛ носит исключительно справочный характер.

Суд первой инстанции (дело № А42-7695/2917) сослался на отсутствие обоснования мотива при выборе поставщика, посчитав, что инспекция убедительно высказалась об отсутствии финансово-хозяйственных взаимоотношениий с контрагентами.

Важно отметить, что оплата поставщикам, которые не понравились проверяющим, была проведена. По условиям договоров товар доставлялся силами поставщика. Директор одного из партнеров являлся учредителем 60 организаций и документы по запросу налоговиков не представил.

Проведя анализ движений по расчетному счету, инспекция сделала вывод, что между сторонами отсутствуют долгосрочные финансовые и хозяйственные взаимоотношения. Инспекции даже пришлось провести почерковедческую экспертизу, которая установила, что подписи на счетах-фактурах одного из партнеров выполнены не директором, а иным лицом.

Большое внимание ревизоры уделили вопросам доставки и приемки товаров. Проверяющие углубились в транспортные моменты и связанное с ними документальное оформление. Проверили заполнение документов, установили отсутствие в бумагах информации о весе груза, его классе, расстоянии перевозки, пункте отправления и назначения, тарифе за тонну, данных о лицах, производивших передачу и получение товара, исполнителе транспортных услуг, данных о транспорте.

Надо сказать, что на все подобные вопросы проверяемая компания отвечала разумно и обоснованно. Некоторые допросы проводились при участии правоохранительных органов. Присутствие профильных специалистов силовых ведомств стало обычной практикой в последнее время.

Обобщая все упомянутые обстоятельства, суд первой инстанции сформировал свое решение на схожих аргументах в отношении каждого спорного поставщика, посчитав доводы инспекции убедительными, а позицию налогоплательщика отклонив.

Апелляция

Не согласившись с таким решением, Общество обратилось в апелляционный суд. Арбитры указали инспекции на недоказанные факты, в частности, на ряд обстоятельств, которые не могут быть признаны убедительными и соответствовать фактическим обстоятельствам.

Например, судьи не посчитали необходимым заполнение большего количества информации в путевых листах и ТТН, а отсутствие этой информации – значимым для вменяемого налогового правонарушения. Арбитрами также было указано, что нарушения в оформлении документов поставщиков второго звена не имеют отношения к Обществу.

Однако суд указал, что недопустимо за счет инструментов, использующихся в гражданско-правовых отношениях, создавать различного рода схемы. И при вынесении своего решения апелляционный суд счел, что инспекция не была достаточно убедительна в своих доводах, доказывая недобросовестность проверяемой компании в отношениях с контрагентом почти на 13 миллионов рублей налоговых претензий.

Решение верховного суда

Таким образом дело дошло до ВС РФ. Изучив материалы дела, коллегия напомнила правовую природу налога на добавленную стоимость. НДС – косвенный налог, его уплата осуществляется всеми субъектами, участвующими в товарообороте на каждой стадии. Отказ в праве на вычет может иметь место только при доказанности неис¬полнения корреспондирующей обязанности уплаты налога.

Верховный суд прямо высказался, со ссылкой на решения Конституционного суда, что обязанность по уплате налога не предусматривает возложения на компанию ответственности за возможные действия всех контрагентов.

При добросовестном исполнении своих обязанностей, а также если компания не преследовала цель уклонения от налогообложения либо не знала и не могла знать о недобросовестном поведении иных лиц, перекладывать бремя ответственности на нее недопустимо.

Оценка должной осмотрительности с точки зрения налогового контроля и с точки зрения компании отличается, и подход к таким фактам не может быть одинаковым. Так, решение по еще одному «проблемному контрагенту» было принято в пользу налогоплательщика и направлено на новое рассмотрение (Определение ВС РФ от 14 мая 2020 г. № 307-ЭС19-27597).

В завершение хочу напомнить, что по-прежнему основным аргументом во всех подобных ситуациях будут являться реальность сделок, экономическая целесообразность и деловая цель. Формирование логичной документальной составляющей, с учетом со-временных реалий, векторов налогового контроля – важная часть работы бухгалтерских и юридических подраз¬делений компаний.

Тимур Гуляев, член Палаты налоговых консультантов, управляющий партнер TBS Legal

Бухгалтерия.ru
Подпишитесь на наши рассылки, чтобы первыми быть в курсе всего нового из мира бухучета, получать эксклюзивные издания и полезные подарки.

Loading...