Родственники на работе: за и против

27.02.2012

Родственники, если они работают вместе с вами, имеют приятный бонус: вам кажется, что им можно доверять при принятии любых стратегически важных решений. Может быть, поэтому число семейных бизнесов неуклонно растет. В прошлом номере мы представили вам статистику оп семейным компаниям. В этом — узнали мнения специалистов, не понаслышке знающих все за и против.

По данным Ассоциации семейного бизнеса России, в нашей стране семейных компаний уже более 2 млн, при этом наравне со скромными домашними магазинчиками есть и холдинги с оборотами в сотни миллионов долларов. Однако выживает далеко не каждое семейное предприятие: две трети бизнес-проектов с участием родственников быстро гибнет порой уже на этапе стартапа. А те, что удерживаются на плаву, отличаются высокой кризисоустойчивостью.

Свои люди – сочтемся

Семейный бизнес – голубая мечта тех, кто хочет стать сам себе хозяином. Однако для многих людей, поработавших в подобных структурах, это понятие ассоциируется с кошмарным сном. По словам консультанта, руководителя группы подбора персонала кадрового центра Ирины Антоненко, причиной ухода специалистов из семейных фирм часто служит сложная психологическая обстановка в коллективе. «Многим, например, трудно работать с подчиненными – родственниками владельца, поскольку им нельзя ничего возразить, высказать свое недовольство их работой или указать на промахи – все тут же будет транслировано вышестоящему руководству», – поясняет эксперт.

Сложно и самим управленцам, особенно если они находятся в близких отношениях. «Домашние неурядицы муссируются на работе в ущерб деловому процессу, а обсуждение проблем бизнеса плавно перетекает на кухню или в спальню. В результате ни в семье, ни на работе мира и покоя не видно, – замечает совладелица сети интернет-магазинов по продаже туристического снаряжения Надежда Федотова (имеет долю в бизнесе совместно с супругом и его родственниками). – Когда личное и деловое перемешивается у руководителей, зеркальная ситуация ожидается и в команде сотрудников».

Если в коллективе процветает семейственность», то офис быстро превращается в рассадник панибратства и неорганизованности. Родственникам, как правило, верят на слово. К ним более лояльно относятся в вопросах опозданий и отгулов. А когда приходит время отчета о проделанной работе, находится тысяча оправданий, почему задача не выполнена вовремя и в полном объеме.

В результате у сотрудников, не имеющих связей, создается ощущение незначительности собственной роли в компании. По мнению Ирины Володиной, которая совместно с мужем владеет научно-производственной компанией, в тех фирмах, где количество родственников начинает превышать приемлемые показатели (3–5%), существует высокий риск потерять ключевых специалистов, которые не являются родней. У них быстро сформируется ощущение, что есть некая каста, родовой клан людей, которым прощается больше, а требования к ним ниже. «Даже если руководство не выделяет родственников, их присутствие для остальных сотрудников становится поводом усомниться в справедливости решений, что часто служит стимулом для поиска новой работы», – констатирует она.

Семейный бюджет

Проблема удержания персонала усугубляется несовершенством мотивационной системы. «Уровень зарплат в семейных компаниях часто не догоняет рыночный. Многие работают у родственников из-за удобного графика (возможности опаздывать/уходить раньше, чаще болеть и пр.), отношений в коллективе, просто потому, что ты должен там работать и вряд ли сможешь быть конкурентоспособным на открытом рынке труда, – замечает Ирина Антоненко. – Хотя порой складывается и обратная ситуация, когда владельцы осознанно завышают компенсации для своих родственников».

Небольшие семейные фирмы могут долгое время работать при отсутствии справедливой мотивационной системы, поскольку, как правило, ведут подбор персонала по рекомендациям своих же сотрудников. Таким образом, главным критерием оценки становится не квалификация, а связи: «Был бы человек преданный, а работать научим…»

Отказываются от данного подхода к формированию штата, сообщает эксперт кадрового центра, в основном по двум причинам. Первая – количественная: организация развивается слишком быстро, и знакомств попросту не хватает. Вторая – качественная: фирма сталкивается с серьезными проблемами из-за некомпетентности сотрудников-родственников или сложностей в управлении. «Однако сложен не только первый шаг перехода к внешнему рынку труда. Многие руководители привыкают платить низкие зарплаты, и им непросто бывает доказать, что квалифицированный специалист стоит дорого. Также они долго не могут свыкнуться с необходимостью платить за услуги рекрутмента, так как, по их мнению, поиск персонала – это сущий пустяк», – замечает Ирина Антоненко.

Яблочко от яблони

Но, как говорят рекрутеры, подбор специалиста в семейную фирму сложен не только с точки зрения общения с руководством. Непросто бывает и заинтересовать самого соискателя. «Все зависит от предыдущего опыта, иногда люди наотрез отказываются рассматривать предложение, зная об особенностях взаимоотношений в коллективе у работодателя. Многие кандидаты не без основания считают, что в таких организациях путь по карьерной лестнице практически закрыт», – поясняет эксперт.

Не совсем согласен с этим утверждением Игорь Сагенбаев, председатель правления Ассоциации семейного бизнеса России. Он утверждает, что препятствия в карьерном росте не аксиома: «Если молодой управленец пришел в фирму с целью внести вклад в общее дело и со знаниями уже действующих правил, то у него неплохие шансы занять ответственную позицию. Можно существенно сэкономить время, которое понадобилось бы для роста по карьерной лестнице в крупном концерне, если сохранять верность «семье».

Однако, как правило, семейные компании являются хорошей стартовой площадкой для начала карьеры у тех же родственников. При этом приходится признать, что продолжать ее большинство предпочитает на стороне. Редко кто из дочерей и сыновей собственников до конца жизни трудится в «семье», предпочитая искать профессиональную самореализацию в других местах . Особенностью семейного бизнеса является то, что он строится под владельца, в соответствии с его видением, и вопрос преемственности ему малоинтересен.

Данные правила актуальны и для Запада, где в отличие от нашей страны семейные компании существуют веками. Второе международное исследование «Родственные отношения как ставка в игре», проведенное PricewaterhouseCoopers (PWC) в 2010–2011 годах, выявило, что у половины опрошенных собственников семейного бизнеса нет планов по передаче бизнеса наследникам. Между тем, по оценке американского Института семейных фирм, только 30% семейных фирм в США выживают при переходе управления бизнесом к следующему поколению. Но те из них, которые остаются на плаву, успешно конкурируют на рынке.

Так, 95% опрошенных PWC глав семейных компаний похвастались, что способны соперничать с лидерами рынка в своей области, что обосновывается высоким качеством их продукции. Еще 67% руководителей считают, что семейный характер бизнеса позволил им пережить кризис.

Председатель правления Ассоциации семейного бизнеса России уверен , что большим плюсом семейной компании является кризисоустойчивость: «Это обусловлено чисто экономическими факторами: если для любой компании существует такое понятие, как точка безубыточности, ниже которой она работать просто не сможет, то для семейного бизнеса такой точки нет в принципе. Она эквивалентна точке выживаемости».

По мнению экспертов, семейные фирмы стали пристанищем для родственников, попавших под сокращение в кризис. Для большинства специалистов это было лишь временным решением, и как только появилась возможность, они продолжили свою карьеру в других организациях. Но для семейного бизнеса подобная «благотворительная акция» отчасти повысила жизнеспособность. Так, выживаемость семейных компаний в кризис и стремительный рост их прибыли на волне последующего экономического роста поражают воображение. По данным аналитиков PWC, 64% руководителей предприятий с партнерским участием родных и близких заявляют об увеличении спроса на свои товары и услуги за последний год, 16% из них говорят о значительном росте. Разница в построении семейного и обычного бизнеса, по мнению Игоря Сагенбаева, колоссальна. В первом случае бизнес строится НАВСЕГДА» а а во втором – до продажи бизнеса.

Династии мультимиллионеров

Таким образом, все психологические сложности компенсирует высокое взаимное доверие, которое присутствует у партнеров в семейном бизнесе. Около 70% частных компаний в мире являются семейными. В США, например, на сегодняшний день действует более 15 млн небольших организаций такого типа, высока доля «родственных» проектов в Италии, Финляндии и других странах Скандинавии. К примеру, в одной только Швеции более 60% населения занято в семейном бизнесе.

Согласно исследованию, проведенному Ассоциацией семейного бизнеса России совместно с социологическим факультетом МГУ им. Ломоносова, в нашей стране порядка 80% фирм имеют семейные корни (на Востоке эта цифра приближается к 90%). Однако до обилия крупных родовых корпораций, где бизнес или его акции наследуются из века в век, нашей стране еще далеко. Если Российская империя славилась своими крупными семейными предприятиями (металлопромышленники Демидовы, купцы Елисеевы, производители фарфора Кузнецовы), то сегодня в нашей стране семейным бизнесом называют малые и средние компании, созданные с партнерским участием родственников. В основном они работают в сфере ретейла, услуг, сельского хозяйства, пищевой промышленности, IT-технологий, туризма и т.д.

В лидерах российского семейного бизнеса – семьи, владеющие банками, нефтяными, металлургическими, строительными корпорациями, а также производители пищевых продуктов и страховщики. Совокупный капитал самых богатых российских братьев, Алексея и Дмитрия Ананьевых, – совладельцев «Промсвязьбанка» и «Промсвязькапитала» – в текущем году увеличился на 41% по сравнению с 2010 годом и составил 6,5 млрд долларов. Еще быстрее росли доходы мультимиллионеров из сферы строительного бизнеса, ретейла, металлургии, авиаперевозок. Супруги Ольга и Александр Плешаковы, совладельцы авиакомпании «Трансаэро», в 2011 году прирастили оборот своего бизнеса на 141%, их совместный капитал вырос до 410 млн долларов. Братья Аркадий и Борис Ротенберги, основатели «Мостотреста», «Стройгазмонтажа» и совладельцы «СМП-банка», «подорожали» в рейтингах толстосумов на 88% – их совокупный капитал достиг 3,5 млрд долларов. Есть и те, кто стремительно упал с пьедестала мультимиллионеров: на волне опалы бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова его супруга Елена Батурина, владелица строительной корпорации «ИНТЕКО», в 2011 году потеряла 47% своего дохода, теперь ее состояние составляет «всего» 1,22 млрд долларов. Таким образом, полезные связи до поры до времени приносят хороший доход, но их наличие сильно обязывает того, кто ими пользуется. И неудачи вчерашнего покровителя могут тут же больно ударить по карману .

Создатели семейного дела на первом этапе обычно рассчитывают только на себя и своих близких, а главным их козырем является взаимное доверие. Однако для того, чтобы компания развивалась, а персонал не утекал к конкурентам, нужно правильно мотивировать сотрудников со стороны и не делать поблажек родным и близким.

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA