Как выуживают информацию из бухгалтеров

13.12.2011

Работа главного бухгалтера предприятия априори не только очень ответственная, но и крайне нервная. Речь идет даже не об извечной конфронтации с налоговиками и о недопонимании с руководством. Учетные работники, держащие руку на финансовом пульсе организации, всегда являются объектом особого внимания множества людей, не обладающих высокими моральными качествами, то есть банальных аферистов.

В ситуации, когда неизвестные, представляющиеся работниками исследовательских центров или социальных фондов, задают по телефону странные вопросы с целью (в лучшем случае) навязать оппоненту услуги или товары, в которых он вовсе не нуждается, большинство граждан ведут себя вполне адекватно. А именно рекомендуют невидимому собеседнику не звонить им больше никогда-никогда или просто вешают трубку. Инстинкт самосохранения срабатывает.

Другое дело, когда на одном конце телефонного провода – бухгалтер, испытывающий все муки отчетного периода и заживо погребенный под кипой деклараций и счетов-фактур, а на другом – некто, позиционирующий себя в качестве сотрудника Росстата или инспектора ИФНС и не терпящим возражений тоном требующий срочно предоставить ему информацию, составляющую коммерческую тайну. В этом случае драгоценный инстинкт самосохранения может и подвести, уступив место «административному подобострастию». Аферистами же, выуживающими у бухгалтеров разного рода конфиденциальные сведения, разумеется, не рождаются, а становятся. Причем иногда даже не по злому умыслу, а благодаря инфантильности и легкомыслию.

Проверяй, не доверяя

Тот факт, что схема выуживания информации, при которой компания сама добровольно сообщает мошенникам все сведения о своей деятельности, в последнее время получила широкое распространение, подтверждают и в столичной УФНС. Рассчитана такая афера на людей доверчивых или малоопытных. Не становитесь таковыми и не дайте ввести себя в заблуждение.

В семье не без... шпиона

«Что за комиссия, создатель, быть взрослой дочери отцом!» – восклицал грибоедовский Фамусов. Могу констатировать, что приходиться дядей 20-летней взбалмошной девице – тоже не подарок.

Знакомьтесь, Оксана. Племянница из Уфы. Учится на экономическом факультете столичного вуза, проживает в институтском общежитии. Натура эмоциональная и противоречивая, не до конца переболевшая юношеским максимализмом. При выслушивании чужих наставлений олицетворяет собой поговорку «Как об стену горох». Высокая работоспособность уютно уживается с рассеянностью, а обостренное чувство справедливости и отзывчивость – с эгоистичностью. В принципе, добродушна, но вспыльчива и способна на необдуманные поступки. Плюс ко всему обладает замечательной способностью влипать в различные пикантные истории.

Теперь по сути. Устроилась без отрыва от учебы (ай, молодца!) в небольшую фирму помощником главного бухгалтера. Счастью предела не было. Через полгода – увольнение! Причем со скандалом. По версии руководства, причиной конфликта стала исключительная Оксанина безалаберность, благодаря которой более миллиона рублей (предоплата поставщику) ушло на совершенной другой счет и упорно не хочет с него возвращаться. Племянница же, разумеется, определяла инцидент как «подставу». Дескать, она просто беспрекословно исполнила поручение шефа, открестившегося потом от оного. Поручение же это (с номером счета) было записано ей на клочке ненужного счета-фактуры, впоследствии выброшенного в мусорное ведро.

Так или иначе, но жизнь-то на этом не заканчивается. Обожглась раз – впредь умнее будешь. Однако Оксана решила, что ее обидчики должны быть непременно наказаны: «В налоговую пойду, в ОБЭП. Расскажу про все их ошибки в отчетности за первый квартал, про контрагентов «помойных» – мало не покажется!» При этом потрясает вещдоком – папкой ксерокопий различных бухгалтерских документов, которую она в порыве мести просто стащила у негодяя-работодателя. На вопрос о том, понимает ли она, что было бы, если бы ее застукали при выносе этой «компрометирующей макулатуры», племянница пожимает плечами.

Убедить Оксану в том, что мало не покажется в конечном счете ей самой (они-то вывернутся, а тебя опять крайней сделают. Заведут дело – соучастницей пойдешь по той же 199-ой УК!), стоило больших трудов.

Статистика с особым цинизмом

Уговорил: выплакалась, отказалась от вендетты и занялась поисками нового места под солнцем, за ходом которых я, правда, не следил. Но когда нашла, порадовался – ну наконец-то работа серьезная, и не где-нибудь, а чуть ли не в Росстате. Проработала месяц. Нравится? Нравится! Правда, Оксанины высказывания по поводу того, что работа у нее очень творческая, несколько настораживали. По моим представлениям, какое там творчество, в Росстате-то?! Одни цифры сухие.

Прояснилось все неожиданно. Звонок: «Дядь Сереж, я там у вас дома флешку забыла, срочно нужна, а подъехать сегодня не успеваю. Не завезете мне прямо на работу, если время есть?» – «Хорошо, на «Чистые пруды», да?» – «Почему на пруды?» – «Ну, там же вроде Росстат находится?!» – «Не, мы на “Чертановской”». – «Хорошо, заеду».

«Филиалом» Федеральной службы государственной статистики оказывается помещение на втором этаже здания бывшего завода на окраине столицы. Железная дверь. Охрана строга, но по настоятельной просьбе Оксаны меня пропускают внутрь. Офис как офис. Среднестатистический. На колл-центр смахивает. Дожидаясь, пока Оксана освободится, невольно прислушиваюсь к тому, как она ведет телефонные переговоры: «Здравствуйте, из УФНС по Москве беспокоят. Можно меня соединить с главным бухгалтером? Елена Алексеевна? Добрый день! Мы на днях с вашим генеральным общались до его отъезда в командировку, и он пообещал, что вы подготовите и перешлете нам уточняющие данные по вашей компании и по конкретным сделкам. Да, я все понимаю, но нужно срочно. Так и вам проще будет – в инспекцию приезжать не надо». Набирая другой номер, племянница представляется сотрудникам бухгалтерии уже начальником отдела Управления статистики. Суть требования – вынь да положь ей данные баланса, численность и персональные данные сотрудников, фактический адрес, а заодно и перечь контрагентов с телефонами. «Что ж, вышлем официальный запрос», – раздраженно говорит в трубку Оксана. И не обманывает, высылает по факсу некий листочек с двуглавым орлом, неразборчивой подписью и размытой печатью непонятно какого ведомства. Вот она, «творческая работа»...

Несвятая простота

На улице сдержанно интересуюсь у ненаглядной племянницы, что все ЭТО значит и с каких пор она сделалась налоговым инспектором. Выслушав довольно путанные разъяснения, понимаю следующее: ЭТО и есть «достойная работа» в «госструктуре» (читай, шарашкиной конторе). Руководитель выдает ей список компаний, в отношении которых она должна произвести «аналитический анализ», то есть составить на них полное досье, не ограничиваясь только официальными запросами в государственные органы (ФСФР, ФНС, Мосрегистрацию и т. д.), а применяя и разнообразные «военные хитрости». С какой целью собирается данная информация и куда она впоследствии передается, Оксане доподлинно неизвестно: «Сводки, наверное, какие-то из нее формируют». Да уж, сводки... криминальные.

Главбух «под прессом»

В Иркутске два частных детектива пытались завербовать главбуха компании по переработке черных металлов. Они требовали предоставлять секретную коммерческую информацию и обещали платить за нее по 500 долларов в месяц. В случае отказа бухгалтеру было обещано разобраться с ней и с ее дочерью. Однако женщина не поддалась на угрозы и обратилась за помощью в УБОП.

«И как успехи, аналитик Оксана Петровна? Много добровольцев-самоубийц, готовых навредить своей фирме, набралось?» – «Да пока не очень как-то успехи...» – «Ну и слава богу. Что, посылают подальше?» – «Не то чтоб посылают... Оригинал письменного запроса в основном требуют с цветной печатью. В УФНС перезванивают». – «Ах, бюрократы коварные! Нет чтоб сразу тебе коммерческую тайну выдать, а заодно и ключи от сейфов передать, так они волынку тянут!»

Со слов Оксаны, однажды ей все же выпала редкая удача получить список поставщиков и покупателей компании от какой-то молодой и неопытной сотрудницы бухгалтерии. О том, что эта сотрудница превысила должностные обязанности, передав данные, которые должна беречь как зеницу ока, непонятно кому, и фактически стала преступницей, как, впрочем, и сама Оксана, племянница «как-то не думала». И о том, что работает не на государство, а на натуральных бандитов и прочих черных рейдеров – тоже. Ответ Оксаны на вопрос, передала бы она конфиденциальные сведения, если бы сама все так же работала в бухгалтерии и ее об этом попросил неизвестный абонент, представившийся сотрудником ФНС, ФСБ, контрразведки или Интерпола, меня не удовлетворил: «Ну, нет... Конечно... Наверное». «С чего начинается рейдерство?! С таких, как ты! Я не буду вдаваться в тонкости уголовной квалификации того, чем ты занимаешься, но, честное слово, тебе, как ты говоришь, мало не покажется!» – прорывает меня. Оксана уже даже не обижается.

В общем, все закончилось относительно хорошо, без последствий: племяннице удалось тихо-мирно уволиться из подозрительной конторы и забыть случившееся с ней «досадное недоразумение». Почти уверен, что она «больше так не будет». Конечно... Наверное... Но остались ее бывшие коллеги, которые все так же ведут охоту за бухгалтерской информацией, не взламывая чужие серверы, а используя такой примитивный метод, как обзвон «на дурачка». Бухгалтерам же стоит помнить, что настоящие налоговики, если им необходимо что-то узнать, обязаны обратиться к ним письменно и официально. Так что «никогда не разговаривайте с неизвестными» (М. Булгаков, «Мастер и Маргарита»).

Сергей Данилов

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное