Мораторий на арест — долгожданная мера

Мораторий на арест — долгожданная мера

01.04.2009

В конце прошлого года в Госдуму на рассмотрение поступил весьма либеральный и, что самое главное, очень своевременный пакет поправок, который обусловлен не только сложившейся ситуацией в стране, но и более рациональным подходом к коммерсантам, совершившим легкие экономические преступления. Основная идея закона — не дать уполномоченным органам упечь за решетку людей, от которых зависит состояние дел предприятия, до того момента, пока суд не вынесет подобного решения. Причем мораторий на арест будет действовать в отношении любой фирмы, будь то продуктовый магазин или завод по производству чугуна.

Гуманный закон

Если власти одобрят столь гуманные поправки, то генеральный директор, главный бухгалтер или член совета директоров будут освобождены от предварительного содержания под стражей. Безусловно, речь идет об экономических преступлениях легкой и средней тяжести. За более серьезную провинность к бизнесменам по-прежнему будет применяться арест. Что именно в понимании законодателей является незначительными преступлениями экономического характера, пояснил один из авторов поправок, заместитель председателя Комитета по законодательству Владимир Груздев, который отметил, что под мораторий на арест попадут налоговые преступления, предусмотренные статьями 198, 199 Уголовного кодекса, мошенничество (ст. 159 УК), а также кража и другие правонарушения. В этот список не входит, например, такое преступление, как отмывание денег, поскольку оно относится к тяжким. Следует также отметить, что данные поправки — это чисто антикризисная мера, которая имеет свой срок годности. Предполагается, что в 2011 году, когда уже в полной мере заработает антикоррупционный механизм, действие поправок будет сведено на нет. Как отмечает депутат Владимир Груздев, «в условиях противодействия последствиям мирового финансового кризиса главным локомотивом экономики становятся наиболее трудоспособные и активные граждане, которые в большинстве своем занимают руководящие должности в управлении компаний или являются предпринимателями».

Авторы поправок уверены в том, что эти изменения являются оправданным шагом, свидетельствующим о готовности государства сотрудничать с предпринимателями, доверять им.

Дела уголовные

Каждый год в России совершается около 3 миллионов экономических преступлений, из них в судебном порядке рассматриваются примерно 1,2 миллиона уголовных дел, из которых 500 000 заканчиваются приговорами на срок, равный тому, что уже обвиняемые отсидели в СИЗО. Оправдательные вердикты выносятся лишь по 9800 делам.

От сумы до тюрьмы

Адвокат из Международной коллегии адвокатов «Москва» Максим Шеметов отмечает, что отмена такой меры пресечения, как предварительное заключение под стражу, — очень правильное решение:

— С моей точки зрения, содержание под стражей человека часто является мерой воздействия (получения необходимых показаний, достижения иных, не всегда законных целей), а не мерой пресечения. Когда речь идет об экономических преступлениях типа мелкого мошенничества или любого другого незначительного проступка в сфере экономики, возможно применение иных мер, которые были бы не менее эффективны, как показывает практика многих государств. Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает более мягкие меры пресечения, такие как залог, подписка о невыезде и т. д. Однако всегда проще заключить человека под стражу, не взирая на последствия для него самого, его семьи и близких. Условия содержания и существующий режим в СИЗО гораздо строже, нежели условия и режим в местах лишения свободы. Необходимо иметь в виду, что в следственном изоляторе находятся лица, вина которых еще не доказана (возможно, они будут оправданы, им будет назначено наказание, не связанное с реальным лишением свободы). Мера пресечения не может рассматриваться как карательная, это еще не наказание. Также необходимо отметить, что расследование уголовных дел в сфере экономики часто связано с проведением длительных следственных действий (экспертиз, осмотров, огромного количества документации и т. д.), в связи с чем сроки их расследования значительно больше. При этом срок пребывания в изоляторе может длиться от трех месяцев до года, а в исключительных случаях, и полтора.

Правда, есть и противоположные мнения. Так, коллега Максима Александр Титов считает, что панацеей такие поправки не станут, следовательно, стоит ли их вообще вводить:

— Заключение под стражу в отношении лиц, подозреваемых в совершении преступлений небольшой тяжести (до 2 лет лишения свободы), применяется лишь в исключительных случаях: например, если он не имеет постоянного места жительства на территории России или скрылся от органов предварительного расследования. Скорее эти поправки будут актуальны для лиц, подозреваемых в совершении преступлений средней тяжести (до 5 лет лишения свободы). Максимальный срок содержания под стражей по этим делам не может превышать шести месяцев. Что касается оценки данного шага законодателей, хотя этот шаг и можно оценить положительно, но думаю, что он не будет иметь сколько-нибудь существенного значения. Применение такой меры, как содержание под стражу, в отношении рядовых предпринимателей скорее исключение. По крайней мере по тем делам, с которыми я сталкивался, их не арестовывали. Что же касается использования силовых структур в рейдерских захватах предприятия, то данная мера тоже не будет панацеей, так как ничто не мешает следствию заподозрить предпринимателя в тяжком преступлении. К примеру, уклонение организации от уплаты налогов за три финансовых года в сумме, превышающей более 2,5 млн рублей, уже попадает в категорию тяжких преступлений, а, соответственно, под нововведение не попадет. Предлагаемая мера, по всей видимости, половинчата, декларируемые цели могут быть достигнуты только с отказом от заключения под стражу по всем категориям экономических преступлений и эффективном применении иных мер пресечения, например, залога.

В то же время сторонники подобных изменений указывают на то, что сегодня в России считается нормой, когда коммерсант находится в СИЗО до начала работы суда. А это не всегда оправданно, потому что мера предварительного содержания во многих случаях не согласуется с конечным результатом судебного разбирательства, когда обвиняемому выносят приговор в виде штрафа, условного срока или оправдания. В некоторых же случаях дело до суда вообще не доходит. При этом в то время как предприниматель находится в «плену», его бизнес катится по наклонной. Кроме того, существует еще одно неприятное обстоятельство в момент содержания предпринимателя под стражей — это покушение на его организацию со стороны рейдеров, которые могут воспользоваться ситуацией и прибрать чужое дело к рукам.

Сижу за решеткой в темнице сырой

Следственный изолятор (СИЗО) — пенитенциарное учреждение (место содержания под стражей), обеспечивающее изоляцию следующих категорий подозреваемых, обвиняемых и осужденных:

  • подследственные — находящиеся под следствием и ожидающие суда;
  • осужденные — ожидающие конвоирования или следующие транзитом, как правило, в учреждения, исполняющие наказания в виде лишения свободы: исправительные колонии, воспитательные колонии, колонии-поселения;
  • задержанные, ожидающие экстрадиции в другую страну;
  • осужденные, оставленные для работ по хозяйственному обслуживанию;
  • осужденные, доставленные в СИЗО для предварительного следствия или суда по новому уголовному делу из мест лишения свободы.

Послание президенту

Не секрет, что предварительное заключение под стражу нередко является инструментом для того, чтобы заставить коммерсантов раскрыть «все карты». Именно это и послужило поводом для того, чтобы выразители интересов бизнеса во весь голос заговорили об отмене ареста. Их мнение стало набирать вес, когда глава государства Дмитрий Медведев объявил об антикоррупционном плане и подписал указ «О неотложных мерах по ликвидации административных ограничений при осуществлении предпринимательской деятельности». Решив воспользоваться моментом, организация защиты предприятий «Бизнес Солидарность» направила обращение на имя президента России, в котором активисты сделали акцент на важной роли мелкого и среднего бизнеса в экономике страны. Но его существование и развитие, по их мнению, становятся невозможными в условиях, когда несколько контролирующих органов постоянно устраивают коммерсантам проверки. Однако эта проблема просто меркнет перед угрозой арестов, с которыми предприниматели ничего не могут поделать. По мнению членов организации, «арест превратился в тиражируемую по всей стране схему давления на малый и средний бизнес». Участники движения предлагают обратить внимание властей на более мягкие методы работы с подозреваемым, когда с него достаточно будет получить залог, поручительство, подписку о невыезде или, в конце концов, применить домашний арест. Кроме этого, представители бизнес-сообщества указывают на то, что в аресте есть и коррупционная составляющая, которую можно устранить вместе с самой мерой пресечения. Ведь если нечистого на руку следователя лишить возможности применять арест, он не сможет оказывать давление на бизнес. Впрочем, инициаторы обращения настаивают не на полном устранении ареста, а только по тем преступлениям, в отношении которых это целесообразно и законно. Если поправки в ближайшее время будут приняты, мы станем свидетелями того, что слова «перестаньте кошмарить бизнес» — это не пустой звук, а реальный сигнал, на который власти отвечают действиями.

Артем Жук-Жученко

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA