Клевета в «паутине»

Клевета в «паутине»

12.01.2009

Поразительно, как одно негативное упоминание компании на уважаемом сайте может обрушить стоимость ее акций на рынке и лишить большей части клиентов и партнеров. Вместе с тем размещение порочащих сведений — чистой воды нарушение законодательства. Однако доказать факт его совершения в условиях столь скудной и противоречивой арбитражной практики удается не всегда.

Чем богаты...

Итак, сведения признаются порочащими деловую репутацию, если они не соответствуют действительности. Таковыми, в свою очередь, являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности в тот период, к которому относится оспариваемая информация. Опорочить фирму могут утверждения о том, что компания нарушила действующее законодательство, недобросовестно вела производственно-хозяйственную и предпринимательскую деятельность, нарушила деловую этику или обычаи делового оборота, то есть совершила действия, которые негативно отразились на гражданах или других фирмах. Распространяться такие данные могут посредством публикации, в частности, в средствах массовой информации, в том числе в сети Интернет.

Порядок опровержения порочащих сведений также определен законодателем. Во-первых, опровержение должно быть опубликовано в тех же СМИ, в которых была распространена клеветническая информация (п. 2 ст. 152 ГК РФ). Во-вторых, оно должно быть набрано тем же шрифтом и в той же части полосы, где находилась опровергаемая заметка, если речь идет о печатном издании (ст. 43 и 44 Закона о СМИ). Когда же дело касается данных, размещенных на Интернет-ресурсе, на практике фирмы требуют, чтобы «извинительный» текст был набран в том же порядке (сверху вниз, слева направо), размещался относительно самой веб-страницы и читателя точно так же, как и исходный материал. В активе у оскорбленной фирмы есть не только право потребовать пресечения дальнейшего распространения информации в Интернете, но и публикации ее опровержения тем же способом, которым она была распространена. Законодательство допускает и имущественную ответственность нарушителя, т. е. возмещение убытков и штраф в случае неисполнения судебного решения по опровержению информации (ст. 151 и 152 ГК РФ).

Радует также то, что институт презумпции невиновности в подобных ситуациях не применяется, и доказывать правдивость указанной на сайте информации о предприятии придется тому, кто ее разместил (п. ст. 152 ГК РФ). До этого момента все сведения будут считаться ложью со всеми вытекающими из этого последствиями (постановление ФАС Московского округа от 13 октября 2005 г. № КГ-А40/8678-05).

Заверяем сайт у нотариуса

В настоящее время наиболее приемлемый способ доказать факт размещения в Интернете сведений, порочащих честь и достоинство компании, — заверить соответствующую веб-страницу у нотариуса. Алгоритм действий таков: представители оскорбленной компании составляют на имя заверителя запрос, в котором просят удостоверить факт нахождения спорной информации по указанному адресу в Сети. Далее прописываются адрес страницы, конкретные спорные фразы или выражения, а также цель обеспечения доказательств. Получив данный документ, нотариус устанавливает местонахождение информации во Всемирной паутине, распечатывает необходимые материалы и проверяет наличие там спорных сведений. Кроме того, нотариус составляет специальный протокол осмотра веб-страницы, указывает, каким образом он получил доступ к информации, а также описывает последовательность своих действий. Заверенная распечатка такого документа выступает законным письменным доказательством в ходе судебного разбирательства (ст. 75 АПК РФ).

Правда, компаниям следует обратить внимание на то, что нотариус обеспечивает доказательства только по спору, находящемуся на досудебной стадии разбирательства или до рассмотрения дела в административном порядке в силу статьи 102 Основ законодательства о нотариате. На стадии же судебного процесса доказательства обеспечиваются исключительно по решению суда.

Не все то клевета, что обидно

В некоторых случаях распространение негативных сведений о компании вовсе не является нарушением. Например, представители средств массовой информации, в том числе сетевых, не несут ответственности за данные, которые не соответствуют действительности и посягают на деловую репутацию компаний, если сведения:

  • присутствуют в обязательных сообщениях;
  • получены от информационных агентств;
  • содержатся в ответе на запрос в пресс-службы государственных органов, организаций, учреждений, предприятий или органов общественных объединений;
  • являются дословным воспроизведением фрагментов выступлений депутатов, а также официальных выступлений должностных лиц государственных органов, организаций и общественных объединений;
  • содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи или в текстах, по закону не подлежащих редактированию;
  • являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим СМИ, так как в этом случает предъявлять претензию надо тому, кто оклеветал фирму первым (ст. 57 Закона о СМИ).

Поэтому прежде чем инициировать спор, фирме стоит произвести детальный анализ высказываний. Здесь зачастую возникают вопрос: кто вправе проводить оценку (экспертизу) и выносить заключение о том, являются ли конкретные сведения, размещенные на сайте, порочащими? По сути, это задача экспертов-филологов, а иногда — психологов. Именно так можно получить вывод, что спорный текст — это не порочащая информация, а всего лишь чье-то субъективное мнение.

Если же компания подала иск в суд, предварительно не оценив высказывания, она должна приготовиться к тому, что служители Фемиды, скорее всего, попытаются сделать работу экспертов-филологов сами. В этом случае оценка текста, ставшего предметом разбирательств, обычно проводится на основе собственного лексического опыта судей. В результате принятые ими решения зачастую отменяются коллегами из вышестоящих инстанций (постановление ФАС Московского округа от 7 декабря 2004 г. № КГ-А40/11142-04).

комментарий специалиста

«На доказательность могут проверяться не только утверждения, но и предположения, т. е. версии, — комментирует московский адвокат Владимир Савчук. — По общему правилу предположительные высказывания не опровергаются по суду, поскольку не констатируют факты. Но в тех случаях, когда они основываются на фактах, ложность которых установлена в судебном заседании, то подлежат опровержению вместе с этими фактами, т. к. придают им порочащую окраску. При этом сами факты по отдельности, не объединенные подозрением, могут быть нейтральны в правовом и нравственном отношении.

Полярные решения

К сожалению, отечественное право пока еще слабо регулирует размещение сведений на просторах сети Интернет. Например, в постановлении Верховного суда от 24 февраля 2005 г. № 3 есть лишь общие упоминания об Интернете. Так, пункт 7 этого документа указывает на возможность распространения порочащих сведений через Сеть, а пункт 6 предупреждает, что при оспаривании данных, которые размещены на сайтах, зарегистрированных в качестве средств массовой информации (так называемые «сетевые СМИ»), судам следует руководствоваться нормами законодательства о средствах массовой информации. В свете этих норм интересным представляется вопрос: будет ли считаться распространение порочащих сведений на сайте, не имеющем статуса СМИ, посягательством на деловую репутацию?

Среди скудной арбитражной практики удалось обнаружить спор, который дважды рассматривался апелляционной и кассационной инстанциями. Так, в первом «заходе» все арбитры решили, что фирма-владелец сайта не может считаться распространителем порочащих сведений. Ведь ни она сама, ни интернет-ресурс не отвечают признакам средства массовой информации. Доказать, что распространял недостоверную информацию о компании именно собственник сайта, истец не смог (решение от 19 февраля 2003 года Арбитражного суда Московской области, постановления Арбитражного суда Московской области от 15 апреля 2003 г. и ФАС Московского округа от 2 июня 2003 года по делу № А41-К1-19055).

Однако после того, как федеральные арбитры направили спор на повторное рассмотрение, отношение к нему судей диаметрально изменилось. Теперь служители Фемиды решили, что ответственность распространителя порочащих сведений наступает независимо от наличия или отсутствия статуса. Кроме этого довод о том, что сведения распространялись не лично владельцем ресурса, а анонимными посетителями сайта, доступ к которому является свободным, на этот раз также показался судьям несостоятельным. По их мнению, сама возможность появления порочащих сведений является следствием того, что ответчик создал для этого соответствующие технические условия (решение от 17 сентября 2003 года, а также постановления апелляционной инстанции от 25 ноября 2003 года Арбитражного суда Московской области и постановление ФАС Московского округа от 9 марта 2004 г. по делу № А41-К1-19055).

Каких-либо разъяснений и особых комментариев касательно такого разброса во мнениях судьи не предоставили...

Самое лучшее оружие в борьбе с клеветниками — информационная прозрачность.

Обсуждение — не нарушение

Приведем еще один пример противоречивых мнений арбитров. Так, компания обнаружила на сайте публикацию о себе с откровенно резким названием и саркастическим содержанием. Суть заметки заключалась в следующем: СЗНК обратилось к коллегам в «СоюзПетроСтрой» с письмом и просьбой это письмо подписать, чтобы не они сами, а весь Союз Строительных компаний выразил протест. Получив отказ, представители фирмы возмутились — ведь Союз должен защищать их интересы! — и выдвинули ряд угроз в ультимативной форме. В результате партнеры вынуждены были выполнить требования контрагента.

Увидев такую информацию на общедоступном ресурсе, СЗНК заявила, что данная статья порочит ее деловую репутацию, и обратилась в суд. Сначала судьи поддержали ее требования (Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 01.11.2007). Они дали распоряжение владельцам сайта опубликовать опровержение за свой собственный счет на сайте в том же разделе, тем же шрифтом, на том же месте полосы в течение трех рабочих дней с момента принятия решения. Кроме того, хозяева ресурса должны были направить опровержение в Санкт-Петербургский Союз Строительных Компаний в аналогичный срок.

А вот коллеги из апелляции были другого мнения. Они указали, что опубликованные сведения не являются порочащими, ведь статья не содержит утверждения о нарушении жалобщиком законодательства, деловой этики, обычаев делового оборота. Автор статьи просто привел высказывания участников обсуждения на страницах Интернета существующей проблемы защиты окружающей среды в конкретном районе. Цель такого обсуждения — показать несостоятельность доводов представителей строительной промышленности по данному вопросу. Подобное обсуждение в настоящее время не наказуемо (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 апреля 2008 г. по делу № А56-35249/2007). А кассация, в свою очередь, поддержала позицию апелляционных арбитров и оставила их решение без изменения (Постановление ФАС Северо-западного округа от 30 июня 2008 г. по делу № А56-35249/2007). Но такой поворот событий истца не устраивал, представители СЗНК требовали пересмотра в порядке надзора оспариваемых судебных актов, однако данная инициатива потерпела фиаско, и в передаче дела в президиум ВАС РФ было отказано.

Как показывает практика, решения арбитров по искам, предметом которых является публикация порочащих сведений в сети Интернет, абсолютно непредсказуемы. Оскорбленная компания, конечно, может использовать все доступные инструменты для того, чтобы отстоять свою позицию, но это вовсе не позволяет ей рассчитывать на положительный исход. Лучше всего попытаться предотвратить появление дискредитирующих фирму публикаций или хотя бы свести вероятность их появления к минимуму. Самое лучшее оружие в борьбе со «злоязычниками» — информационная открытость. Если клиенты и контрагенты регулярно получают сведения об интересующей их компании, то они вряд ли запаникуют при появлении в СМИ негативных и порочащих данных о ней. В то же время свято место пусто не бывает, и если организация сама не хочет раскрывать о себе информацию, то конкуренты сделают это за нее, и результат вряд ли устроит фирму.

комментарий специалиста

«Во многих случаях, — признается московский адвокат Сергей Воронин, — ходатайства сторон о назначении экспертизы отклоняются судом на том основании, что для правильного разрешения дела вполне достаточно познаний любого грамотного человека, способного прочитать текст и уяснить его содержание (постановление ФАС Поволжского округа от 11 марта 2004 г. № А49-3435/03-138/21)».

Анна Будневич

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA