Настоящее и прошлое золотых сделок

Настоящее и прошлое золотых сделок

07.10.2008

Согласно пп. 9 п. 3 ст. 149 НК РФ, операции с драгоценными камнями и драгметаллами не подлежат налогообложению. Казалось бы, чего проще — кредитные организации просто не включают вышеуказанные операции в налоговую базу по НДС. Однако в 2005 году широко обсуждались так называемые «золотые» схемы, которые, по мнению представителей ФНС, позволяли уклоняться от уплаты данного налога в особо крупных размерах. Как же обстоят дела на самом деле?

Логика налоговика

Сама по себе схема выглядела примерно так. Кредитная организация покупала драгоценные металлы у других банков и продавала их юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям. При этом банк поставлял слитки одной компании, а действовал в интересах другой, то есть выступал в качестве посредника (комиссионера). По такому договору комиссионер (банк) брал на себя обязательства от своего имени, но за счет организации-комитента приобрести драгоценные металлы в собственность комитента и реализовать их также от своего имени за счет последнего. Полученные денежные средства являлись доходом комитента.

В целях реализации такой схемы банк заключал с конечными покупателями договоры купли-продажи. Выручка от реализации драгоценных металлов, включая НДС, который предъявлялся покупателям, поступала на счета комитентов. За оказанные услуги банк получал комиссионное вознаграждение как посредник. Деньгами, поступившими на счета компаний, распоряжались они сами. При этом кредитное учреждение не давало — да и не могло давать — никаких распоряжений по поводу прав комитента распоряжаться полученными средствами.

Немного истории

В середине 2004 г. Межрайонная инспекция МНС № 50 по Москве предъявила одной кредитной организации претензии по уплате налога на добавленную стоимость, пеней и штрафов — всего на 2,1 млрд. руб. Суть конфликта заключалась ни много ни мало в умышленном создании схемы, посредством которой ее участники уклонялись от уплаты НДС при реализации драгоценных металлов.

Согласно требованиям законодательства, невозможно продать золото без начисления налога на добавленную стоимость покупателю — небанковской организации, если золото физически покидает специализированное хранилище.

По мнению налогового органа, банк заключал договоры комиссии с юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, согласно которым от своего имени, но за их счет совершал куплю-продажу драгметаллов у других крупных кредитных организаций. При этом сделки с конечными покупателями (комитентами) банк в своем учете не отражал. Таким образом, по оценке налогового органа это финансовое учреждение в 2001–2002 гг. приобрело более 96% драгметаллов без включения в их стоимость НДС и реализовало их в нарушение закона без выплаты этого налога.

Арбитражный суд г. Москвы своим решением от 3 ноября 2004 г. отказал кредитной организации в удовлетворении требования о признании недействительным решения Инспекции ФНС России № 50 по г. Москве. Постановление ФАС Московского округа от 15 марта 2005 г. № КА-А40/1193-05 оставило решение суда первой инстанции в силе .

Суды отметили, что налоговый орган, привлекая банк к ответственности, исходил из установленного в ходе выездной проверки факта умышленной неуплаты налога на добавленную стоимость с объема реализации драгоценных металлов. При этом инспекция оценивала договоры купли-продажи, платежные поручения и доверенности на получение драгоценных металлов, а также разбирала факты передачи векселей в качестве оплаты.

Повторная неудача

В 2007 г. кредитная организация обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с просьбой о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Но и тут ее ждала неудача. ФАС Московского округа (постановление от 18 октября 2007 г. № КА-А40/10415-07-А), а затем и ВАС РФ (определение от 11 января 2008 г. № 7774/05) отказали в пересмотре дела.

В обоснование заявления о пересмотре решения Арбитражного суда г. Москвы по вновь открывшимся обстоятельствам коммерческий банк ссылался на вступивший в законную силу 7 августа 2006 г. приговор районного суда Москвы, вынесенный в рамках уголовного дела.

Данным приговором было, в частности, установлено, что согласно достигнутой договоренности сотрудник, используя занимаемое им служебное положение и статус своего работодателя — кредитного учреждения, обеспечивал придание видимости законности совершаемым членами группы сделкам, представляя их как операции между банком, в котором он работал, и другой коммерческой финансовой организацией. Работник знал, что приобретаемые драгоценные металлы, выбывая из сертифицированного хранилища банка, с которым он состоял в трудовых отношениях, не поступят в хранилище организации-партнера. Было ему известно и то, что коммерческий банк действует в рамках договоров комиссии. Вследствие всего вышеперечисленного обязанность по уплате НДС возлагалась не на коммерческий банк, а на кредитное учреждение, которое реализовало драгоценные металлы. Однако судам такая логика показалась неубедительной.

Сегодня определение понятия «деловая цель» отдано на усмотрение суда, и это приводит к отсутствию единообразия судебной практики.

Доказательства

В аналогичной ситуации оказался и другой коммерческий банк. Он также потерпел поражение в первой и апелляционной инстанциях арбитражного суда, но ФАС Московского округа отменил вынесенные решения и отправил дело на новое рассмотрение Арбитражным судом города Москвы (постановление от 17 апреля 2008 г. № КА-А40/06-08-П).

По мнению налоговых органов, в период с 1 января 2001 г. по 31 декабря 2003 г. банк приобретал драгоценные металлы у кредитных организаций, а затем реализовывал их различным юридическим лицам и предпринимателям. При этом налоги он не уплачивал благодаря статье 149 НК РФ, согласно которой не подлежат обложению НДС операции по реализации драгоценных металлов, совершенные между банками.

Инспекция сочла, что указанные действия осуществлялись коммерческим банком через специально созданные организации. Однако на деле слитки приобретались и реализовывались этим кредитным учреждением в собственных интересах. Налоги в федеральный бюджет с этих операций не уплачивались. При этом банк ссылался на то, что он действовал в чужих интересах в рамках договоров комиссии.

Операции с драгоценными металлами оформлялись через юридических лиц, создавая видимость, что собственниками слитков являются названные организации, и им же принадлежит выручка от реализации металлов. Однако у обществ гражданские права и обязанности не возникали. Собственная же деятельность коммерческого банка прикрывалась деятельностью фактически не существующих фирм. Все финансовые потоки по операциям с драгоценными металлами проходили через счета, открытые в коммерческом банке.

Упомянутые подставные общества никакой деятельности фактически не осуществляли. По имеющимся адресам юридические лица отсутствовали, должность руководителя этих организаций занималась номинально, активами фирмы не располагали.

Таким образом, коммерческий банк прикрывал свою деятельность, используя фиктивные, фактически не существующие фирмы.

суд постановил

В определении от 25 июля 2001 г. № 138-О Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что по смыслу положения содержащегося в п. 7 ст. 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика.

Дополнительные доводы

Инспекция привела и дополнительные доводы в обоснование своей позиции. Прежде всего ее представители отметили, что договоры на реализацию драгоценных металлов коммерческим банком заключались до поступления слитков в хранилище. Аналогичным образом составлялись и акты приема-передачи.

Кроме того, названные соглашения заключались не только в один день с датой поручений комитентов, но и прежде чем так называемый комитент поручал произвести реализацию слитков. Последняя производилась в отсутствие таковых, а также при отсутствии доказательств, свидетельствующих о том, что эти слитки находятся у комитента на праве собственности.

Именно коммерческий банк реализовывал слитки, получал выручку и, следовательно, должен нести бремя по уплате налогов — в том числе и налога на прибыль.

При рассмотрении дела арбитражным судом в первой инстанции и в апелляции был исследован ряд важных документов. Среди них — протоколы опросов руководителей обществ — покупателей драгоценных металлов, доверенности на фактическое получение слитков и генеральные соглашения их на приобретение, акты приема-передачи, договоры комиссии и купли-продажи, платежные поручения. Также судьи провели всесторонний анализ обстоятельств, связанных с государственной регистрацией фирм, проследили схемы движения товара, денежных средств и векселей по каждой сделке.

При этом суду удалось выяснить, что из 618 операций, совершенных в 2002-2003 гг. 608 были произведены в один день. В 449 случаях договоры купли-продажи между коммерческим банком и конечным покупателем были заключены до того, как коммерческий банк получил слитки от организации-комитента для реализации по поручению. 128 договоров купли-продажи и актов приема-передачи датированы одним днем.

Сама по себе взаимозависимость никак не может свидетельствовать о получении необоснованной налоговой выгоды или о недобросовестности участников сделки.

Точка в деле еще не поставлена

Казалось бы, приведенные доказательства и доводы можно считать бесспорными. Однако Федеральный арбитражный суд Московского округа посчитал их недостаточными для того, чтобы признать кредитную организацию нарушителем налогового законодательства.

Передавая дело на новое рассмотрение, судьи указали на следующее:

  • Выводы судов о наличии у коммерческого банка умысла на причинение вреда бюджету не обоснованы ссылками на конкретные документы.
  • Взаимозависимость между коммерческим банком и лицами, с которыми были заключены договоры комиссии, не установлена. В то же время ее наличие может свидетельствовать о получении кредитным учреждением необоснованной налоговой выгоды, а, следовательно, и о наличии умысла на причинение вреда бюджету.
  • Не указаны доказательства, позволившие прийти к выводу о том, что коммерческому банку при заключении договоров комиссии и договоров на обслуживание расчетных счетов было известно о том, что руководители сторонних организаций являются номинальными.
  • Выводы об отсутствии в действиях коммерческого банка деловой цели, равно как и о том, что вознаграждение, полученное коммерческим банком, не может рассматриваться как доход предприятия, не основаны на документах. Дело в том, что упомянутый банк предъявлял покупателям к оплате НДС, поэтому вывод о применении им положений пп. 9 п. 3 ст. 149 НК РФ неправомерен.
  • Не подтвержден документально вывод о том, что коммерческим банком производилась продажа собственных драгоценных металлов. Суды, принимая решение, исходили из того, что финансовое учреждение продавало собственные слитки. Следовательно, у него должна возникнуть затратная часть, подтверждающая приобретение их в собственность. При проверке того обстоятельства, являлся ли коммерческий банк собственником драгоценных металлов, суды ограничились ссылкой на отдельные договоры купли-продажи.

При определении субъекта налоговых последствий, по мнению ФАС Московского округа, следует исходить не из того, кто номинально подписывал те или иные документы, а из действительной воли участников. Необходимо учесть и то, кто именно являлся выгодоприобретателем по операциям купли-продажи драгоценных металлов.

6. Не подтвержден довод о том, что денежные средства, полученные от конечного покупателя за реализованные драгоценные металлы, включая НДС, в конечном итоге оставались у коммерческого банка.

Решение суда первой инстанции не содержит выводов относительно взаимозависимости между банком и фиктивными фирмами. Апелляционный же суд сослался на то, что в данном случае необходимым является установление того обстоятельства, какие реально «...финансово-хозяйственные операции совершались налогоплательщиком, какую деятельность он скрывал, используя подставные организации, и какие налоговые последствия влечет фактическая деятельность организации, что и было установлено в рамках настоящего дела».

Ольга Сумина

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное