Штрих к портрету «недобросовестности»

Штрих к портрету «недобросовестности»

10.09.2007

Никто не ограничивает фирмы в количестве открытых счетов в банках. Поэтому велик соблазн, если один из счетов заблокирован инкассо, просто бросить его. Перестать переводить туда деньги, и все. Мысль хорошая, но все же имеющая ряд недостатков. Во-первых, оказывается, у налоговиков есть «обходные пути», которые позволяют им дотянуться до денег налогоплательщика. А во-вторых, такое поведение может навести инспекторов на мысль, что вы не во всем «добросовестны», когда речь идет о налогах и сборах. Подобную ситуацию хорошо проиллюстрировал Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в своем постановлении от 1 июня 2007 года № А54-44837/2006, о котором и пойдет речь в этой статье.

«Неинтересные» миллионы

Проблемы у ОАО, как, впрочем, и у многих других налогоплательщиков, начались с выездной налоговой проверки. Стандартная ситуация — пришли, проверили, доначислили. Результаты проверки компания не оспорила, но заплатила только «приплюсованную» сумму налогов, пени же платить не стала, или, как это сформулировано в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 1 июня 2007 года № А54-44837/2006, «в добровольном порядке общество не уплатило указанную сумму пени».

Не дождавшись причитающихся денег, инспекция решила справиться с ситуацией самостоятельно, то есть воспользоваться правилами статьи 46 Налогового кодекса и взыскать пени «за счет денежных средств налогоплательщика на счетах в банке». С этой целью она выставила на один из счетов общества инкассовое поручение, причем сделала это в установленный законом шестидесятидневный срок. Так что не подкопаешься.

Но на этом успехи налоговой по «добыче» доначисленных пени закончились, и с 2001-го по 2006 год инкассо висели на пустом счету безо всякого исполнения. Логично — денег на счету нет, списывать банку нечего. Впрочем, в течение пяти лет никто не интересовался вопросом, как же тогда фирма работает, если денег на ее счете не появляется.

«Длинные» руки

Ситуация поменялась, когда общество передали в другую налоговую инспекцию. Там приняли сальдо с долгом, превышающим сто миллионов по пеням, и, видимо, решили, что таких проблем им не надо, и деньги в счет погашения пеней у налогоплательщика все-таки необходимо изъять.

Эта инспекция обратилась к «коллегам» с просьбой отозвать свое инкассовое поручение. Сделано это было с одной целью — получить возможность взыскать средства со счета налогоплательщика самостоятельно, выставив инкассо на рабочий счет общества, и при этом избежать двойного налогообложения. Просьба была исполнена. И инспекция, на учете в которой компания состояла на тот момент, выставила то же самое инкассо, только на другой счет плательщика. При этом она заранее поинтересовалась, «случаются» ли на этом счету налогоплательщика финансовые средства.

Вот этот подход фирме уже не понравился. Пока инкассо висело на «брошенном» счету в течение пяти лет, это в принципе никого не интересовало. Но теперь-то счет стал «рабочим», а значит, появился шанс «заплатить налоги, и начать спать спокойно».

«Сюрприз» от суда

Общество обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании незаконными действий инспекции, выразившихся в выставлении инкассового поручения. И, о чудо, арбитры встали на его сторону, а затем и Тринадцатый арбитражный апелляционный суд полностью поддержал первую инстанцию, оставив его решение без изменений.

Логика у судов была следующая. Инспекция, выставив одно и то же инкассо на другой счет налогоплательщика, нарушила правила статей 46 и 47 Налогового кодекса, так как правила и сроки выставления инкассовых поручений не были соблюдены.

И кто бы мог ожидать, что иное мнение окажется у кассации? Арбитры руководствовались следующими рассуждениями.

Вообще, в соответствии с пунктом 1 статьи 45 Налогового кодекса компания должна была исполнить свои обязанности по уплате налогов и сборов самостоятельно. Если она этого не делает, то налоговая может ей «помочь», то есть взыскать причитающиеся деньги со счета путем выставления на него инкассо, в соответствии со статьей 46 Налогового кодекса. Как в старом мультфильме: «Не можешь — научим, не хочешь — заставим».

По правилам пункта 2 статьи 46 Налогового кодекса данное мероприятие «производится по решению налогового органа путем направления в банк, в котором открыты счета налогоплательщика <…>, инкассового поручения (распоряжения) на списание и перечисление в соответствующие бюджеты (внебюджетные фонды) необходимых денежных средств со счетов налогоплательщика».

Сроков выставления и направления инкассовых поручений в банк ни статьей 46 Налогового кодекса, ни в каких-либо иных нормах в целом не предусмотрено. Это во-первых.

А во-вторых, по правилам пункта 5 статьи 46 Налогового кодекса в инкассовом поручении должен быть указан тот счет налогоплательщика, с которого банку следует перечислить необходимую сумму.

Ограничения по «видам» счетов наложено только на ссудные и бюджетные, все остальные проходят под грифом «милости просим». Также напоминаем, что речь идет о бесспорном взыскании. Соответственно, инспекция может перевыставлять инкассо к любому количеству счетов налогоплательщика в банке, до тех пор, пока не взыщет всю сумму, причитающуюся с него в бюджет.

Из этого суд сделал вывод, что инспекция была совершенно права, выставив инкассовое поручение, которое стало предметом спора, на «рабочий» счет налогоплательщика, так как такое действие было «направлено на исполнение Обществом законно установленной обязанности по погашению задолженности перед бюджетом, и не нарушает законных прав и интересов налогоплательщика».

Вообще, в этом вопросе с судом сложно не согласиться. Исполнение государственным органом своих законно установленных обязанностей не может нарушать чьи-то права и обязанности, даже если этому «кому-то» такая постановка вопроса сильно не нравится. И грань между «жалко денег» и «налоговая на нас наехала» необходимо видеть очень четко.

Далее кассационная инстанция делает весьма интересный вывод. Если на одном из счетов фирмы пять лет висело инкассовое поручение, а она тем не менее продолжала активно работать, это означает, что имели место другие счета, через которые и осуществлялась финансовая деятельность. А тот счет, над которым висел «дамоклов меч» — инкассо, просто искусственно вывели из работы. Суд считает, что «это обстоятельство свидетельствует о создании налогоплательщиком искусственной ситуации отсутствия денежных средств на счете, где находились инкассовые поручения, с целью уклонения от исполнения обязанности по уплате пени».

Далекоидущие выводы

Итак, что мы имеем? Вполне возможно, что такую «финансовую схемность» можно при желании рассматривать как один из признаков недобросовестности налогоплательщика. Ведь понятие «недобросовестность» на настоящий момент так и не имеет четкой формулировки. Можно сказать, что недобросовестный налогоплательщик — это тот, кто при расчетах с бюджетом не учитывает фискальный интерес государства. Конечно, такое разъяснение весьма упрощенно, но в принципе суть «явления» оно отражает. Соответственно, если фирма умышленно (а каким образом еще можно перестать пользоваться именно тем счетом, на который выставлено инкассовое поручение на стомиллионный долг?) «бросила» счет в банке, а не заплатила доначисленные пени добровольно, как было предписано законодательством, то говорить о ее честности при расчетах с бюджетом не приходится.

Надо заметить, что в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 1 июня 2007 года № А54-44837/2006 о недобросовестности общества не сказано ни слова, так что все написанное выше пока еще просто общие рассуждения. Но, исходя из тех признаков недобросовестности, которыми обычно пользуются налоговики, можно сделать вывод, что «брошенные» счета в банках, особенно такие, на которых висят инкассо, достаточно «симпатичный» штрих к общему «портрету» наряду с отсутствующими контрагентами.

В сложившейся ситуации возникает резонный вопрос: не удобней ли было компании расплатиться с долгом хотя бы частично, иногда «закидывая» на проблемный счет энную сумму денег и не наводя налоговую на посторонние мысли?

М. Ритер, налоговый юрист, — для «Федерального агентства финансовой информации»

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное