«Игорная» бухгалтерия

«Игорная» бухгалтерия

10.08.2007

«Казино, казино, казино — это музыка, песни, вино...» Слова этой песни могли бы выглядеть странно на страницах журнала для бухгалтеров. Однако казино — это не только перестук фишек, шелест карт и элегантные дамы в вечерних платьях. Здесь тоже работают люди, связавшие свою жизнь с непростой и ответственной профессией бухгалтера.

Рулетка, блэк-джек, покер, баккара... Эти слова для завсегдатаев казино звучат как музыка. В постсоветской России игорный бизнес официально существует сравнительно недавно, однако азарт, страсть к игре и риску в крови у русского человека исстари. Немало встречается людей, которые, сев однажды за стол с зеленым сукном, уже не могут перебороть эту страсть и приходят сюда вновь и вновь.

Тем не менее, игорные заведения являют собой достаточно закрытые структуры: там, где крутятся большие деньги, на контакт с журналистами идут неохотно. Общение с главным бухгалтером казино не стало исключением, и взять интервью у кого-либо из них оказалось не так-то просто. Обзвонив порядка двадцати игорных заведений и везде получив отказ, мы уже пали духом, но нам все-таки повезло: главный бухгалтер казино «Космос» Леонид Храпунов дал согласие на встречу.

Главный бухгалтер казино оказался на поверку человеком очень доброжелательным, но при этом серьезным и немногословным. Леонид Меерович провел нашу журналистскую бригаду к своему рабочему месту длинными коридорами внушительного здания знаменитой гостиницы «Космос». Расположившись в небольшом уютном кабинете, мы приступили к беседе. На традиционный первый вопрос — как он пришел в профессию — Леонид Меерович ответил:

— По образованию я экономист. Всю свою жизнь до того, как в стране начались глобальные перемены, я работал в сфере приборостроения. До 90-го года я возглавлял экономический отдел Московского производственного объединения «Геофизприбор». Но начались смутные времена, жизнь диктовала новые условия, и к ним надо было как-то приспосабливаться. К тому времени я был уже состоявшимся специалистом, однако чтобы найти свое место в новой стране, в новой жизни, нужно было учиться и чему-то новому. Получилось так, что я попал сюда, в казино «Космос», в 2000 году. С небольшими перерывами я занимаю эту должность уже около семи лет. За эти годы сложился и наш бухгалтерский коллектив. Все сотрудники отдела — высококлассные специалисты. Бывают, конечно, проблемы, как в каждом коллективе, не без этого. Но мы стараемся улаживать их.

Налог на азарт

— Каковы же особенности учета в казино?

— Строго говоря, игорный бизнес — это особая отрасль, которой в Налоговом кодексе отведено отдельное место. Наша специфика в том, что мы не выплачиваем налог на прибыль и НДС в части доходов, полученных от игорного бизнеса. Поэтому приходится вести раздельный учет. Должен заметить, что его специфика недостаточно четко прописана в нашем законодательстве, и каждый руководитель финансового отдела на свой страх и риск старается создать свою схему, подстраиваясь под общую концепцию. И вообще законодательство в этой области построено таким образом, что наша деятельность оборачивается вечными недоработками и нестыковками. Проиллюстрирую на примере. В Налоговом кодексе в разделе об игорном бизнесе есть 366 статья. В ней говорится о том, что каждый объект налогообложения, например, игровой автомат, мы должны зарегистрировать не позднее, чем за два дня до момента его установки. Но объект считается зарегистрированным с момента подачи заявления. Как это понять? То есть, если я еще не установил объект, но уже подал заявку, и в этот момент ко мне придут с проверкой, то получается, что я уже что-то нарушил.

Тем не менее, я считаю, что игорный бизнес, как ни парадоксально это прозвучит, — самый законопослушный, потому что вне зависимости от того, есть у казино прибыль или нет, оно обязано отдать государству фиксированную сумму с каждого автомата, с каждого игрового стола. Впрочем, я полагаю, что осуществляемые нами бухгалтерские операции мы ведем правильно. Во всяком случае, практика предшествующих проверок говорит в пользу этого утверждения.

Нам стало интересно, каким образом выигрыш или проигрыш посетителя казино отражается в учете. Леонид Меерович рассказал нам о тонкостях игры в казино:

— Придя в казино, человек покупает в кассе казино фишки, жетоны. Наличными за игровым столом никто не рассчитывается. Казино ведет учет движения игровых жетонов, и человек, приобретая жетоны или фишки, платит деньги в кассу заведения. Если в итоге у него на руках остаются жетоны — что ж, будем считать, что он выиграл. Тогда мы радуемся за него... внутренне (Смеется. — Прим. Т. И.).

— Бытует мнение, что выиграть у казино невозможно в принципе...

— Не соглашусь с вами. Бывают и такие ситуации, когда мы в проигрыше. Понятно, что игорное заведение априори не сможет существовать, если оно будет часто проигрывать. На что тогда содержать помещение, платить налоги, зарплаты сотрудникам? Но, тем не менее, повторюсь — мы тоже бываем в проигрыше.

Под пристальным наблюдением

— Случаются ли у вас внештатные ситуации? Каким образом вы находите выход?

— Понимаете, в нашей стране отношение к игорному бизнесу изначально какое-то настороженное. Вот почему мы находимся под неусыпным вниманием контролирующих органов. Только за прошлый год у нас было восемь проверок. Я не говорю про налоговиков: камеральные и оперативные проверки бывают если не раз в месяц, то раз в квартал — точно.

Посетовал Леонид Меерович и на то, что недоверие ревизоров к казино зачастую бывает необоснованным:

— Чаще всего проверяющих интересует именно хозяйственная деятельность, которую мы ведем. А она весьма обширна: ведь помимо непосредственно казино, в нашей структуре достаточно много других видов деятельности, например, предприятия общественного питания. Так, на балансе «Космоса», помимо игрового оснащения, находится кулинарное оборудование: холодильные установки, например. То есть это тоже достаточно важное направление деятельности, которое позволяет обеспечивать нормальное функционирование нашего предприятия.

Неоценимые помощники

— Как же вы справляетесь с таким большим объемом работы?

— В данном случае выход может быть только один — компьютеризация учета. Без помощи специализированных программ мы бы вряд ли справлялись. Так, например, общественное питание обслуживается отдельными приложениями. Хотя рынок программного обеспечения сегодня достаточно насыщен, но существующие бухгалтерские продукты достаточно стандартны. Поэтому нашим программистам приходится подстраивать их под наш специфический вид деятельности. Отчетность тоже сдаем в электронном виде. Если возникают какие-то сложности, всегда есть возможность обратиться за советом и помощью к аудиторам.

Практика показывает, что в работе бухгалтера самое страшное — это системная ошибка, которая, если вовремя ее не заметить, может привести к катастрофическим последствиям. Поэтому когда я должен принять серьезное решение по тому или иному вопросу, то я, безусловно, консультируюсь со специалистами. Причем не с одним аудитором, а с двумя, тремя, а то и четырьмя.

О личном

Естественно, главному бухгалтеру казино был задан вопрос: доводилось ли ему самому сидеть за игровым столом? Но, оказывается, здесь существуют свои этические нормы: сотрудникам казино запрещено играть в собственном заведении. Правда, посещать другие казино им не возбраняется. Сам Леонид Меерович признался, что он человек не очень азартный и предпочитает играть только на бирже. Да и времени остается мало — почти все оно уходит на работу. По словам моего собеседника, профессия бухгалтера вызывает у него двойственное ощущение:

— Это очень специфическая, тяжелая и ответственная работа. Хотя с другой стороны, она обязывает держать мозги в тонусе: я должен все время читать, обязан быть в курсе всех новаций. В противном случае, я не смогу работать. Если честно, я мало видел бухгалтеров, которые без лукавства могут сказать: «Я безумно люблю свою работу».

Лас-Вегас по-русски

Законопроект «О госрегулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и пари» был принят Госдумой в первом чтении 24 марта этого года. Документ предусматривает жесткие меры в отношении игорного бизнеса: отвод игровых заведений в специальные зоны, значительное повышение платы за игровые лицензии, сокращение количества игорных заведений. Поправки вносятся в Налоговый кодекс и закон «О рекламе».

Закон суров...

— Как бы вы прокомментировали принятый в марте этого года закон, предусматривающий довольно радикальные меры в отношении игорного бизнеса?

— Неблагодарное занятие — комментировать уже принятый закон. Мы законопослушные граждане и принимаем к исполнению все, что утверждено свыше. Что касается лично нас, то, по нашим впечатлениям и по имеющимся объективным данным, мы соответствуем всем требованиям, предъявляемым к игорным заведениям, которые имеют право функционировать до 30 июня 2009 года. Сюда входят размер чистых активов и площадей, соответствие сертифицированного игрового оборудования и так далее. Пока окончательного решения по этому вопросу нет. Мы отвезли все документы в налоговую, а как сложится дальше наша судьба — неизвестно.

Мы поинтересовались, откуда казино набирает свой персонал, например, крупье.

— Конечно, всегда есть желание получить хорошего сотрудника с наименьшими затратами. У нас есть своя школа крупье. Когда на обучение приглашают молодых ребят, то из пятидесяти человек остается пять–шесть, не больше. Это ведь достаточно специфический вид деятельности, чтобы овладеть им, нужны определенные способности — например, отличная зрительная память.

После беседы с Леонидом Мееровичем невозможно было думать, что азартные игры — всего лишь игры. Напротив, чтобы играть, нужно быть очень серьезным человеком.

Татьяна ИЩЕНКО

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное