Анатолий Аксаков: Нет дыма без огня, или когда мороз по счету

Анатолий Аксаков: Нет дыма без огня, или когда мороз по счету

05.04.2007

Сегодня в целях противодействия легализации «нечестных» денег специальные международные организации требуют от стран принимать жесткие меры для пресечения преступных действий. Вплоть до блокировки на длительный срок банковских счетов сомнительных лиц. Отечественные борцы утверждают, что тоже нуждаются в таком оружии, как «заморозка». Но чтобы они могли им воспользоваться, нужно подкорректировать нормативные документы. О том, как на это смотрит законодательная власть, «Консультанту» рассказал ее представитель – Анатолий Аксаков, заместитель председателя Комитета ГД по кредитным организациям и финансовым рынкам, президент Ассоциации региональных банков России.

– Анатолий Геннадьевич, можно ли говорить, что в России удалось выстроить систему противодействия «отмыванию» преступных доходов, соответствующую международным стандартам?

– За последние пять лет в России было сделано очень много для того, чтобы создать правовые и организационные условия для борьбы с «отмыванием» «грязных» денег. Так, принят Федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем» (далее – Федеральный закон № 115-ФЗ. – В.П.), создан Росфинмониторинг, появились подразделения кредитных организаций, призванных помогать борьбе с «отмыванием», выпущены нормативные акты Центрального банка и Правительства России.

Таким образом, можно говорить, что сделано очень много, результаты соответствуют требованиям, установленным международными организациями. Тем не менее отмечу, что ситуация с «отмыванием» в России остается еще весьма напряженной. Система создана, и она работает, но нет предела совершенству.

– Ни для кого не секрет, что процесс «отмывания» капиталов имеет транснациональный характер. А с какими странами и международными организациями сейчас у России налажено наиболее тесное сотрудничество в области борьбы с «нечестными» деньгами?

– Россия сейчас сотрудничает в этом направлении со всеми ведущими государствами и международными организациями. Так, на сегодняшний день РФ является членом Группы разработки финансовых мер борьбы с «отмыванием» денег – FATF (Financial Action Task Force), которая была учреждена «семеркой» ведущих держав и Европейской комиссией; Евразийской группы по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма; ЕврАзЭС. Кроме того, налажены связи со Всемирным банком, МВФ, Исполкомом СНГ, Шанхайской организацией сотрудничества, Организацией коллективной безопасности, Интерполом, ОБСЕ, группой «Эгмонт», Советом Европы по оценке мер противодействия легализации преступных доходов (МАНИВЭЛ). Также отмечу, что с января 2006 года представитель Российской Федерации является заместителем председателя бюро МАНИВЭЛ. В настоящее время в рамках международного сотрудничества проводится постоянная работа по совершенствованию мер борьбы с «отмыванием» доходов, полученных преступным путем.

– В рамках международного сотрудничества в мае 2005 года была подписана Варшавская конвенция о противодействии «отмыванию» преступных доходов, согласно которой банковские счета подозреваемых компаний могут быть «заморожены» на срок до 45 дней. Какова вероятность того, что у российских правоохранительных органов появится подобное оружие?

– Прежде напомню, что на сегодняшний день Варшавскую конвенцию, позволяющую арестовывать подозрительные счета без решения суда, подписали только 25 из 46 государств Совета Европы. Но ни один парламент документ еще не ратифицировал, и конвенция в силу не вступила (для этого необходима ратификация хотя бы шестью странами). Большинство влиятельных стран Европы – Великобритания, Германия, Швейцария, Испания – конвенцию пока вообще не подписали. В то же время после ратификации Варшавской конвенции подобные меры, действительно, можно будет применять и в России. Однако говорить об этом как о свершившемся факте еще рано.

– Тем не менее, Анатолий Геннадьевич, если мы ратифицируем данный документ, то вынуждены будем ввести в практику и эту меру. Ведь ее принятие также является одним из требований FATF. Разве не так?

– Я думаю, что Россия может ратифицировать Варшавскую конвенцию за исключением определенных положений. Напомню, в июне 2000 года FATF впервые опубликовала «черный список» государств, не сотрудничающих в деле борьбы с «отмыванием» капиталов, в котором фигурировала и Россия. Одной из основных форм работы FATF является проведение взаимных оценок стран-участниц по методике, согласованной с МВФ и Международным банком реконструкции и развития. Российская Федерация прошла два раунда таких оценок (в июне 2000-го и в сентябре 2003 года). Третий этап запланирован на осень 2007 года. Он будет проводится FATF совместно с МАНИВЭЛ и ЕАГ, которых тоже интересует соблюдение российской финансовой разведкой около 50 рекомендаций по борьбе с «отмыванием» «грязных» денег. Среди них нет рекомендации, касающейся меры по «замораживанию» счетов.

– В то же время представители Росфинмониторинга и департамента экономической безопасности МВД заявили, что поправки в законодательство, касающиеся меры по «замораживанию» счетов, уже готовятся... Если законопроект поступит на рассмотрение в Государственную думу, как будет вести себя законодательная власть?

– В этом году власти действительно намерены ужесточить борьбу с организациями, которые «отмывают» преступные доходы. Однако принятие закона, позволяющего правоохранительным органам «замораживать» счета подозрительных компаний на срок до 45 дней во внесудебном порядке, негативно отразится на деятельности предприятий и банков, которые обслуживают такие организации. Первые в случае ареста счета не смогут платить зарплату, налоги и выполнять требования контрагентов, а для банков это чревато потерей репутации и претензиями со стороны ЦБ. Ведь если банк ненамеренно «пропустит» операцию, которую МВД или Росфинмониторинг сочтет подозрительной, это может повлечь претензии со стороны ЦБ к самому банку. А неисполнение обязательств в течение 45 дней может лишить компанию бизнеса и превратить ее в потенциального банкрота. Теоретически эти санкции могут коснуться любой российской организации.

Кроме того, очень велик риск, что применение данной нормы может быть искажено правоохранительными органами, которые будут злоупотреблять полученными полномочиями – вплоть до необоснованных обвинений добропорядочных компаний и давления на их бизнес. Поэтому вряд ли такая инициатива встретит поддержку у законодателей. Совершенно очевидно, что введение меры по массовому «замораживанию» счетов сомнительных организаций проблему не решит. В случае ее принятия расчеты, связанные с нарушением законодательства, просто выведут из легальной банковской сферы и будут проводить в наличной форме. Как следствие, поймать преступников станет лишь сложнее, а страдать, конечно, будет бизнес, добросовестно выполняющий свои обязанности перед государством. Нужно объективно оценивать ситуацию.

– С чем, на Ваш взгляд, связана предлагаемая длительность срока ареста счетов?

– В настоящее время на основании Федерального закона № 115-ФЗ банки обязаны на два дня приостанавливать операции фигуранта «Перечня организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их участии в экстремистской деятельности» и сообщать об этом Росфинмониторингу. Последний, в свою очередь, может «заморозить» денежную операцию еще на пять рабочих дней. На мой взгляд, этого срока вполне достаточно для того, чтобы определить, является ли компания нарушителем закона или нет. В то же время, по мнению правоохранительных органов, на то, чтобы фиксировать операции, в которых есть признаки «отмывания» денежных средств, и оперативно проводить необходимые расследования совместно с аналогичными органами других стран, требуется больше времени. А согласно международному праву, стандартным для расследования подобных нарушений является срок до 45 дней. Между тем отношение законодательной власти к инициативе абсолютно отрицательное. Ведь за 45 дней можно нанести такой непоправимый урон добросовестному российскому бизнесу, что никакими целями борьбы с преступными средствами эти последствия не оправдать. Сегодня существуют и другие, не менее эффективные механизмы борьбы с нарушителями.

– Каковы в настоящее время критерии определения порядочности и непорядочности компаний?

– Это действительно очень важный вопрос. К сожалению, на сегодняшний день эти признаки размыты и требуют уточнения. Так, для клиента банков роковым критерием может стать все что угодно: перевод денежных средств за границу и из-за рубежа на анонимного владельца, недостаточная прозрачность банка клиента, предоставление юридическими лицами беспроцентных займов, сомнительный характер или несоответствие сделки целям деятельности организации и иные косвенные признаки.

В то же время судить о репутации, например, банка лишь по тем клиентам, которые к нему обращаются, неправильно. Тем более в ситуации, когда коммерческие кредитные учреждения не имеют инструментов борьбы с сомнительными потребителями. Прежде должно быть проведено расследование по схеме: банк передает Федеральной службе по финансовому мониторингу информацию о сомнительной операции своего клиента, которая, в свою очередь, проанализировав полученные сведения, направляет их в налоговую инспекцию и правоохранительным органам. Последние же проверяют клиента кредитной организации на добросовестность. Очевидно, что в этих структурах также необходимо выделить специализированные подразделения, которые будут оперативно реагировать на распоряжения ФСФМ. Более того, такая система расследования позволит разгрузить Центробанк.

– Еще в середине прошлого года банкиры подготовили поправки в законодательство, касающиеся предоставления им инструментов борьбы с подозрительными клиентами. Какова судьба данного законопроекта?

– Сегодня с критикой в адрес Центробанка выступают как вышестоящее руководство, требующее ужесточить борьбу с «отмыванием», так и сами банкиры, у которых необходимые инструменты для препятствования легализации «нечестных» денег отсутствуют. Как следствие, кредитные организации обременены обязанностью готовить и представлять ЦБ дополнительную отчетность, что связано с реализацией Федерального закона № 115-ФЗ. Поэтому представители банковского сообщества выступили с инициативой и подготовили проект закона, который предоставляет им возможность отказывать сомнительным клиентам в открытии счетов, расторгать договоры об открытии банковских счетов в одностороннем порядке и даже блокировать операции по счетам. Данный законопроект был направлен в Центральный банк, Росфинмониторинг, а также Правительство РФ. Но, к сожалению, до последнего времени их реакция по этому вопросу была неизвестна. Вероятно, они сомневались в соответствии положений данного законопроекта Конституции.

Между тем мировая практика показывает, что мера по «замораживанию» банковских счетов имеет право на существование. Например, она прижилась в США, Швейцарии. Однако не стоит забывать, что банковская система западных государств развивалась в течение нескольких сотен лет, в то время как отечественная – лишь последние 15 лет. Поэтому такие резкие меры могут ее расшатать и поставить в очень сложное положение. Тем более что большинство отечественных банков работает добросовестно.

– Что же ждать бизнесу в ближайшее время?

– Основная проблема отечественных органов, ответственных за противодействие «отмыванию» «нечестных» денег, заключается в том, что они занимаются «стрельбой по воробьям», в то время как крупные «птицы» продолжают делать свое черное дело. Необходимость идентификации лиц, проводящих операции на сумму до 30 000 рублей, только добавляет бесполезной работы и увеличивает расходы соответствующих органов. В то же время, например, в ЕС эта мера применяется лишь к операциям в размере не менее 15 000 евро. Комитет ГД по кредитным организациям и финансовым рынкам подготовил предложение, согласно которому процедура идентификации должна распространяться лишь на клиентов кредитных учреждений, совершающих банковские операции на сумму от 30 000 рублей. И если уж заводить речь о введении меры по «замораживанию» счетов отечественных предприятий, то прежде необходимо четко определить критерии определения непорядочности компаний. Это необходимо сделать для того, чтобы не было волюнтаризма и в действиях кредитных организаций. Если мы хотим соответствовать мировым стандартам, нужно начинать с малого, а не с введения губительных мер. С этой точки зрения к России с пониманием относятся и FATF, и международное сообщество.

Беседовала ведущий эксперт «Консультанта» Василя Плеханова

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA