Налоговики доказали недобросовестную схему

Налоговики доказали недобросовестную схему

16.10.2006

Одна московская компания обратилась в суд с просьбой признать незаконным решение Управления Федеральной налоговой службы, вынесенного по повторной выездной налоговой проверке. Ревизию контролеры проводили за 2001 год по всем налогам кроме НДФЛ и ЕСН. По ее результатам составили акт в феврале 2005 года. Указанная фирма зарегистрировала в одной из свободных экономических зон дочернюю компанию, через которую, по мнению налоговиков, проводила различные махинации с целью уйти от налогов. На самом деле в рамках проверки контролеры выяснили, что офис «дочки» был снят только в середине 2001 года, в то время как крупные сделки уже проходили через нее с начала года. Кроме того, из объяснений, данных генеральным директором дочерней фирмы, он фактически выполнял обязанности водителя и завхоза. Некоторые договоры, как установили налоговики, были подписаны одним и тем же лицом в один день, но в разных городах. Причем речь идет о Москве, Челябинской области, республике Татарстан и еще нескольких удаленных друг от друга городах. Понятно, что, учитывая географию, сей факт вызвал у сотрудников Управления ФНС недоверие. Они сделали соответствующие выводы, которые и указали в заявлении. А именно: о зависимости лиц, участвующих в сделках и их подконтрольности основной организации, неосуществлении деятельности дочерней компанией. Расчетные счета обеих фирм были открыты в одних и тех же банках, они применяли между собой вексельные расчеты и активно практиковали взаимозачеты. Суд поддержал доводы юристов управления и отказал компании в удовлетворении требований. При этом арбитры исходили из того, что налоговики полностью доказали наличие схемы с участием ряда организаций, «единственной целью которых являлся уход от налогов». Кроме того, они доказали: дочерняя фирма была зарегистрирована на территории с льготными условиями налогообложения только для получения «поблажек». В апелляционной инстанции судьи в целом поддержали коллег, но, тем не менее, нашли маленькие неточности в судебном решении. Они указали, что платить сбор на содержание муниципальной милиции, благоустройство «льготного» города и еще ряд сумм социальной направленности фирма была не должна. И отменила документ Управления ФНС по г. Москве в этой части. Надо сказать, что цена вопроса составила в общей сложности чуть больше 200 рублей.

Представители компании довели дело до кассационной инстанции. Тем не менее, Федеральный арбитражный суд признал правоту коллег.

(Постановление ФАС от 28 июля 2006 г. № А40-1711/05-75-136)

МИФНС № 46: с ошибками по жизни

Владельцы одной столичной компании в апреле 2006 года получили выписку из ЕГРЮЛ в налоговой и увидели для себя нечто новое. Генеральным директором их фирмы числился не тот, кого они назначили общим собранием акционеров, а неизвестный им гражданин. В госреестре, как и положено, была сделана соответствующая запись и внесены изменения. На основании этого даже в учредительные документы компании налоговики внесли поправки. А самой «хорошей» новостью стало то, что в марте 2006 года уже принято решение о ликвидации этой фирмы и назначена ликвидационная комиссия.

Фирма сразу же обратилась в органы прокуратуры о фальсификации уставных и учредительных документов. И одновременно подала заявление в Арбитражный суд на инспекцию о признании записей, сделанных в ЕГРЮЛ, недействительными. В обоснование своих требований общество ссылалось на то, что собрание акционеров не принимало никаких решений о смене руководителя. Генеральный директор был назначен на должность летом 2004 года и добросовестно исполнял свои обязанности, обеспечивал нормальную деятельность компании. Юристы фирмы представили протокол внеочередного собрания акционеров о назначении в июне 2004 года директора. Все изменения в ЕГРЮЛ были внесены тогда же, но без отражения их в учредительных документах. Более того, фирма предъявила постановление о возбуждении уголовного дела, из которого следовало, что путем подделки документов неустановленные лица пытались завладеть имуществом компании, принадлежащим ей на праве собственности.

Налоговики не признали требования компании. Они убеждали судей, что совершенные ими регистрационные действия проведены в соответствии с нормами закона, поскольку компанией был представлен полный пакет документов. Но доказательств, которые бы подтверждали законные действия инспекции, у представителей ведомства не оказалось. Так же как и документов, необходимых для государственной регистрации, на основании которых вносились записи в реестр. Иных доводов налоговики не привели.

Заслушав стороны, суд удовлетворил требования компании. В судебном заседании были установлены истинные владельцы компании. Судьи пришли к выводу, что учредители действительно не принимали решения о смене руководителя, не обращались в инспекцию с заявлением о внесении изменений в реестр. Последний раз они имели дело с МИФНС № 46 по поводу внесения изменений в июне 2004 года. Подтверждением этому стала выписка из ЕГРЮЛ от марта 2005 года. Суд признал действия налоговиков незаконными. То есть все решения, принятые неизвестными лицами о ликвидации фирмы и продаже ее имущества, тоже не имеют юридической силы.

(Решение Арбитражного суда г. Москвы от 17 августа 2006 г. № А40-33876/06-96-161)

Адвокаты для бизнеса — за счет контролеров

В начале 2005 года разгорелся спор одной столичной компании с контролерами в связи тем, что последние неправомерно вынесли решение о взыскании с компании недоимки. Фирма не согласилась с ними и обратилась за защитой своих интересов в суд. Он отменил решение контролеров, но дело приняло неожиданный поворот, и предметом дальнейшего рассмотрения стали расходы компании на оплату услуг адвоката.

Итак, заявление фирмы о взыскании с ведомства 15 000 рублей на адвоката было подано совместно с иском о признании недействительным решения. Компания посчитала, что контролеры должны оценивать правильность вынесенного ими решения и учитывать, что фирма тоже несет определенные расходы, связанные с оспариванием ненормативных актов. Для подтверждения затрат юристы фирмы представили суду договор на оказание услуг, платежные поручения, отчет адвоката с описанием характера и объема работы. Дело прошло два круга рассмотрения, пока судьи устанавливали целесообразность и обоснованность затрат. В первом судебном заседании фирма выиграла спор в части взыскания с ИФНС 5000 рублей из заявленных 15 000. Инспекция с этим не согласилась и обратилась в кассационную инстанцию.

Акцент поданной жалобы был направлен на оспаривание суммы, заявленной к возмещению и связанной именно с оплатой услуг адвоката. ФАС Московского округа отменил предыдущее решение первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение. Он поручил коллегам исследовать документы, подтверждающие расходы, полно и всесторонне. Кроме того, отразить выводы не в только в резолютивной части решения, но и в мотиви-ровочной. То есть оформить документ в со-ответствии с требованиями Арбитражного процессуального кодекса.

Во втором судебном заседании контролеры также не смогли документально подтвердить свои доводы. Они не доказали, что расходы фирмы чрезмерны. А компания представила расчеты понесенных трат. На основании этого суд обязал налоговиков вернуть потраченные компанией деньги на услуги адвоката, но уже в размере 10 000 рублей.

Неизвестно, на что рассчитывало налоговое ведомство, когда подавало очередную кассационную жалобу. ФАС Московского округа посчитал, что оплата услуг представителя произведена в разумных пределах, и согласился с мнением коллег. Судьи при вынесении решения «о разумности» руководствовались информационным Письмом Президиума ВАС от 13 августа 2004 г. № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса» (текст документа вы можете посмотреть в справочной правовой системе КонсультантПлюс). В нем четко указано, какие именно расходы на адвоката могут быть приняты во внимание: на служебные командировки, на транспортные услуги, сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвоката и т.п. В результате инспекция должна заплатить фирме за адвоката 10 000 рублей.

(Постановление ФАС Московского округа от 6 июля 2006 г. № КА-А40/3993-06-П)

Совершенствование налогового абсурда

Ни для кого не секрет, что отечественные ведомства часто допускают неточности в своих письмах, приказах и законах. Эти «ляпы» приводят к двоякости норм и неправильному толкованию положений документов. Одним из плодов подобного творчества заинтересовалась подмосковная компания.

Еще будучи Министерством по налогам и сборам, Федеральная налоговая служба издала прелюбопытный документ. В приказе от 18 ав- густа 2000 г. № БГ-3-18/297 (текст документа вы найдете в справочной правовой системе КонсультантПлюс) налоговики указывали, что отражать в лицевых счетах фирм деньги, списанные с их расчетных счетов, но не попавшие в бюджет, можно лишь на основании решения комиссии МНС. Помимо того, во всех инспекциях налоговики должны были завести специальный Журнал учета и в нем отмечать все средства (налоги, пени, штрафы, проценты), ушедшие из кармана фирм, но не дошедшие в казну, причем независимо от даты их списания с расчетного счета в банке. Кстати, приостановить принудительное взыскание и начисление пени на эти деньги налоговики вправе только после того, как комиссия отразит их в лицевом счете.

Попутно приказ обязал руководителей территориальных налоговых органов принимать все необходимые меры для снижения размера недоимки. Кроме того, «установить персональную ответственность для руководителей УМНС ... за непринятие надлежащих мер». Тогда же налоговиков обязали совместно с налоговой полицией и МВД выявлять фирмы-посредники, с помощью которых деньги зачислялись на расчетные счета налогоплательщиков, и раз в месяц докладывать в МНС о размерах возникших недоимок.

Однако основная особенность приказа не в этом, а в том, что написать-то его налоговики написали, а зарегистрировать в Минюсте не удосужились. Действительно, Минюст мог его и не пропустить. Документ вызывает больше вопросов, нежели дает ответов. Об этом говорит хотя бы то, что спустя два месяца после его принятия МНС пришлось выпустить письмо от 9 октября 2000 г. № ВП-6-18788@, в котором налоговики разъясняли, что «отражение денежных средств в лицевых счетах налогоплательщика не уменьшает его задолженность перед бюджетом...». По прошествии еще недели МНС издает очередное послание. В письме от 17 октября 2000 г. № СВР-6-31/807@ говорится, что при оформлении справки о состоянии расчетов с бюджетом в ней указывается реальная задолженность по налоговым платежам. При этом в справке нужно записать: «Списано с расчетного счета, но не зачислено на счета по учету доходов бюджетов (дата, номер платежного документа)...». Естественно, при условии, что такие платежи у фирмы есть. Напомним, что зависшие суммы были в 2000 году практически у каждой второй организации после дефолта 1998 года.

Потом наступило затишье, в течение которого инспекторы следовали положениям фактически недействительного приказа. Спустя четыре года ФНС издала письмо от 22 ноября 2004 г. № 24-1-10/871@, в котором заново разъясняла порядок применения документа.

Согласно ему, налоговые органы решают, отражать или отказать в отражении в карточках лицевых счетов фирм средств, списанных с их расчетных счетов, но не зачисленных на счета по учету доходов бюджетов только на основании документально подтвержденных сведений о «зависших» платежах. Копии платежных поручений и выписки по расчетному счету организации, не заверенные банком, не являются документально подтвержденными сведениями. В этом же письме ФНС указала, что, если сведения о «зависших» платежах устанавливаются налоговыми органами при проверке банка, «необходимо провести комплекс мероприятий по каждому выявленному факту с налогоплательщиком, чьи платежи «зависли»...».

Несмотря на то что приказ действовал фактически незаконно, кроме пояснений по его применению, налоговики не забывали его регулярно редактировать. Окончательным вариантом стал приказ ФНС от 11 октября 2005 г. № САЭ-3-24/503@, которым сейчас и руководствуются налоговые органы. Большинство положений из первоначальной редакции было убрано, однако кое-что авторы добавили. Например, налоговики теперь передают правоохранительным органам документы по денежным средствам, списанным с расчетного счета фирмы, но не поступившим в бюджет. Если же они не соответствуют критериям, МВД возбуждает уголовное дело.

Однако интрига на этом не закончилась. Одна из подмосковных организаций задала, наконец, закономерный вопрос, можно ли злополучный приказ считать действительным. Не долго думая, предприятие разослало запросы в несколько контролирующих ведомств. Ответы не заставили себя ждать. В частности, Генпрокуратура в письме от 19 февраля 2001 г. № 37/1-2а-97 признала положения приказа противоречащими статье 45 Налогового кодекса и пообещала вынести на него протест. Спустя два месяца она в письме от 10 апреля 2001 г. № 37/1-2а-97 сообщила, что проверка по приказу уже проводится «на предмет соответствия действующему налоговому законодательству».

Центробанк в письме от 10 мая 2001 г. № 31-1-6/1008 отметил, что «в компетенцию Банка России не входит толкование нормативных актов, изданных другими органами». Вместе с тем банкиры подчеркнули, что критерии исполнения организациями обязанности по уплате налога указаны в статье 45 Налогового кодекса. Подтверждает же списание средств со счета клиента банка выписка из лицевого счета, где отражаются все проведенные операции. К ней прилагаются расчетные документы, содержащие штамп и календарный штемпель даты провода расчетных документов по лицевому счету (письмо Центробанка от 18 июня 1999 г. № 182-Т).

Минюст в письме от 11 апреля 2001 г. № 07-790 сообщил, что приказ от 18 августа 2000 г. № БГ-3-18/297 «не представлялся в установленном действующим законодательством порядке на государственную регистрацию в Министерство юстиции». Минюст поставил вопрос на контроль и направил в тогда еще МНС соответствующий запрос. Пять лет прошло, однако воз и ныне там.

Свое мнение о приказе МНС от 18 августа 2000 г. № БГ-3-18/297 высказал «Московскому бухгалтеру» заслуженный экономист России Анатолий Бейвель:

— Бухгалтерам не стоит принимать этот приказ во внимание. Поскольку он не зарегистрирован в Минюсте и не является полноценным нормативно-правовым актом. Если налоговые органы в своих действиях ссылаются на вышеупомянутый приказ, это можно квалифицировать как неправомерные действия с их стороны.

В случае когда налоговики спустя 7-8 лет «спохватываются» и пытаются взыскать с организаций налоги, зависшие в банках в 1995-1999 годах, организация может с полным правом обратиться в правоохранительные органы в порядке, предусмотренном статьей 140 Уголовно-процессуального кодекса на предмет возбуждения уголовного дела по факту превышения должностных полномочий и халатности.

Следует отметить, что по поводу незаконности приказа ФНС от 11 октября 2005 г. № САЭ-3-24/503@ одна из подмосковных организаций (ЗАО «Капитал-Шарм») обратилась в Минюст и Генпрокуратуру, где и получила исчерпывающий ответ о противоправных положениях документа.

А еще раньше Банк России письмом от 31 октября 2000 г. № 31-1-6/251 сообщил, что информация о применении к кредитным организациям (банкам) мер воздействия в виде ограничений на осуществление расчетов по поручению юридических лиц в части операций по перечислению средств в бюджеты всех уровней является конфиденциальной, и довести ее до своих клиентов должна сама кредитная организация (банк), к которой применены указанные меры воздействия.

Елена Березина

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA