Совсем добросовестность потеряли

Совсем добросовестность потеряли

28.08.2006

Отношение федеральной налоговой службы к налогоплательщику напоминает сказку о Золушке. Первая существует за счет второго и не перестает выдвигать порой абсолютно несправедливые упреки. ФНС постоянно держит фирмы в тонусе, предъявляя зачастую совершенно необоснованные требования об уплате налогов.

Вдруг как в сказке...

Очередной жертвой поползновений со стороны налоговиков стало столичное ОАО «Грамзапись». В начале апреля на фирму пришло письмо, в котором территориальная налоговая инспекция № 43 признавала компанию недобросовестным налогоплательщиком. Как оказалось, предприятие в далеком 1998 году уплатило налоги через три банка, а они впоследствии обанкротились. В довершение всего инспекция признала фирму недобросовестной самостоятельно, без суда и следствия. Отметим, что разбрасываться такими определениями инспекторы не имеют права. По меньшей мере, это чревато обвинениями в клевете для инспекции и подмоченной деловой репутацией для фирмы.

И самое интересное, доблестные служители закона прислали предприятию лишь уведомление о принятом решении. «Самого решения никто и в глаза не видел», – разводит руками генеральный директор ОАО «Грамзапись» Константин Аверьянов.

Конечно, инспекция хотела себя обезопасить, ведь причисление ОАО к недобросовестным фирмам без решения суда – противозаконно. Этот документ оказался бы в руках компании железным доказательство своей правоты. Поэтому фирма написала жалобу на незаконные действия и превышение полномочий ИФНС России № 43 по Москве в Федеральную налоговую службу, Управление ФНС по Москве, в Минфин и еще одну копию отправила в Генеральную прокуратуру.

Помимо этого компания решила предпринять еще кое-какие шаги. Тем более что налоговые органы хотели принять по отношению к ней меры принудительного взыскания. А это, в свою очередь, нанесло бы предприятию серьезный материальный ущерб, потому что приостановилась бы его деятельность. Об этом представители фирмы и написали в исковом заявлении в Арбитражный суд Москвы. Впрочем, в нем они упомянули и о других погрешностях инспекторов.

Во-первых, налоговики нарушили положения статьи 45 Налогового кодекса, поскольку налоги полагалось уплатить в январе 2000 года, а потребовали перечислить деньги налоговики в апреле 2006 года. А ведь согласно статье 70 кодекса, они должны были сделать это в течение трех месяцев. Во-вторых, инспекторы требовали уплатить налоги шестилетней давности, а в статье 87 кодекса сказано, что налоговой проверкой может быть охвачен период не более трех календарных лет. Фирме, знающей эти законодательные тонкости, оставалось только ждать судного дня.

Вилами по воде писано

Наконец «день икс» настал. 13 июня представитель территориальной налоговой инспекции дал свои объяснения по делу. Столь комичного оправдания стены суда не слышали уже давно. Приводим выдержки из документа.

«...Обязанность доказывания возлагается в данном случае на налоговый орган, но при вышеуказанной неопределенности оснований требований заявителя, инспекции невозможно предоставить контрдоводы в порядке ст. 65, 200 АПК РФ. Учитывая, что заявитель состоит на налоговом учете в инспекции длительное время и объем налоговой отчетности, учитываемой для установления задолженности в судебном порядке, составляет огромный массив, заявитель заведомо ставит инспекцию в судебном процессе в положение, не соответствующее принципам равенства, равноправия и состязательности...»

Поистине гениально. Только вот в чем состязаются между собой компании и налоговые органы, непонятно. Само собой, после таких объяснений даже разговаривать было не о чем. Арбитражный суд вынес решение в пользу предприятия, а требование об уплате налога, вынесенное инспекцией, было признано недействительным. Однако на этом мытарства несчастной фирмы не закончились.

Второй акт Марлезонского балета

Возвращаясь к началу истории, отметим, что в апреле налоговики прислали в ОАО «Грамзапись» еще одно письмо фактически такого же содержания. «В этот раз оказалось, что мы должны погасить задолженность шестилетней давности, – рассказывает Константин. – Причем недоимки у нас нет, а это просто пени, “накапавшие“ на шестизначную сумму».

Пойдя уже проторенной тропой, компания опять составила исковое заявление в арбитражный суд. Помогал фирме в нелегком деле отстаивания доброго имени заслуженный экономист Анатолий Бейвель. Он прокомментировал корреспонденту журнала «Расчет», какие промахи допустили налоговики.

Оказалось, что инспекторы нарушили пункт 4 статьи 69 Налогового кодекса, не сделав ссылки на закон, по которому фирма должна была перечислить деньги в бюджет. «Мало ли кто кому что должен, – смеется экономист, выигравший у налоговых инспекций уже не один десяток дел. – Вы сначала докажите, что должны, а потом только требуйте».

А кроме того, основанием для выставления счета на кругленькую сумму инспекторы назвали акт камеральной проверки. Только вот не учли, что акт был от 20 января, а требование – от 3 апреля. То есть десять дней, отведенных на то, чтобы выставить требование об уплате налогов и пени, по состоянию на 01.01.1999, давно истекли. И в-третьих, налоги требовалось уплатить за 2000 год, а в статье 87 кодекса сказано, что налоговой проверкой может быть охвачен период не более трех календарных лет.

В очередном заявлении компания указала, что из текста требования налоговой невозможно понять, за какие налоговые периоды просит погасить недоимку инспекция. Спор по расчетам с бюджетом по налогу на имущество предприятий отсутствует. Инспекция не выставляла требований об уплате этого налога за 2001, 2002, 2003 годы. Не требовали фискалы уплатить налог на имущество организаций за 2004-й, 2005-й и I квартал 2006 года. По прочим местным налогам и сборам споров тоже нет. Документально подтвердить отсутствие недоимки и пени фирма уже не может.

– Сроки хранения документов бухгалтерского учета и отчетности за 2000 год уже истекли, – отмечает Анатолий Бейвель. – Собрать их не представляется возможным, поскольку они списаны и уничтожены. Хранить данные бухучета и документы, необходимые для уплаты и исчисления налогов, плательщик обязан в течение четырех лет. Это сказано в пункте 1 статьи 23 Налогового кодекса.

Рассмотрев полученное заявление, арбитр постановил провести инспекции и предприятию сверку расчетов с бюджетом. Генеральный директор с главным бухгалтером 13 июня уже были в налоговой инспекции. Естественно, сверка прошла без сучка и задоринки, никаких долгов и недоимок обнаружено не было. Сейчас и директор, и главный бухгалтер, и заслуженный экономист, помогающий фирме, полностью уверены в благополучном исходе судебного разбирательства. Свое решение суд вынесет лишь в середине августа, поэтому нам остается пожелать ОАО «Грамзапись» удачи в ее начинаниях, а другим организациям, столкнувшимся с произволом налоговых органов, не бояться отстаивать свои права в суде.

Исток претензий

Случай с вышеупомянутой фирмой не единичен. Ситуация с причудами налоговой носит массовый характер. Вернемся к апрелю этого года, когда инспекция инкриминировала фирмам неуплату налогов шестилетней давности, потому что платежи были переведены через так называемые «проблемные» банки – кредитные организации, которые не оправились после дефолта 1998 года и в течение последующей пары лет обанкротились.

Решив перевыполнить план по заполнению казны, налоговики откопали в архивах старые документы и начали докучать фирмам несправедливыми требованиями. Свои претензии инспекторы мотивируют следующим образом. Компании изначально знали, что банк находится на стадии банкротства. Другими словами, бухгалтеры были в курсе, что деньги не дойдут, но все равно отправляли платежи через подобные банки.

Однако пока у банка не отобрали лицензию, он считается действующим, а значит проводить через него платежи не противопоказано. Кроме того, согласно пункту 2 статьи 45 Налогового кодекса, обязанность по уплате налога считается исполненной с момента предъявления в банк поручения на уплату налога при наличии денежного остатка на счете фирмы.

Доверьтесь суду

То же самое говорится в постановлении Конституционного Суда от 12 октября 1998 г. № 24-П. Документ гласит: «Повторное взыскание с добросовестного налогоплательщика не поступивших в бюджет налогов нарушает конституционные гарантии частной собственности». Далее в постановлении говорится, что взыскиваемые средства в этом случае не являются недоимкой, поскольку налог считается уплаченным в тот момент, когда «изъятие части имущества добросовестного налогоплательщика в рамках публично-правовых отношений фактически произошло». С той минуты, когда бухгалтер получил налоговую платежку со штампом банка, бремя по уплате налогов автоматически перекладывается на плечи кредитной организации.

Отметим еще одну интересную особенность этого документа. Именно в нем впервые прозвучали понятия «добросовестный» и «недобросовестный» налогоплательщик. В эти определения налоговики вцепились буквально зубами, применяя их где ни попадя.

В 2001 году ФНС, будучи еще Министерством по налогам и сборам, попросила Конституционный Суд пересмотреть свое решение, ссылаясь на расплывчатость формулировок в постановлении. Судьи пошли чиновникам навстречу, издав определение от 25 июля 2001 г. № 138-О. В нем сделана оговорка о том, что выводы постановления № 24-П распространяются только на добросовестные компании. Недобросовестность же предприятий должны доказывать сами налоговики. Что они и делают с завидным упорством, часто пороча деловую репутацию добропорядочных компаний.

Сами же бизнесмены в основном не отстаивают свои права в суде, предпочитая заплатить, а не судиться. Директора и главные бухгалтеры справедливо рассуждают – это затраченные часы, усилия, деньги, и каким будет вердикт – неизвестно. Однако на деле более 90 процентов дел, затрагивающих добросовестность компаний, выигрывают фирмы. Будем надеяться, что такая практика сохранится, ну а пока отметим единственное, что следует знать бухгалтеру абсолютно точно. Признать фирму добросовестной или недобросовестной вправе только суд. На это указывает определение Конституционного Суда от 16 октября 2003 г. № 329-О.

Так что дерзайте, пишите исковые, пока судьи на вашей стороне.

Бездействует инспектор, а страдает фирма

По наблюдения Ольги Суминой, налогового юриста, существуют и другие способы, с помощью которых налоговые органы добиваются пополнения бюджета. Например, на лицевом счете организации числится сумма недоимки. Она могла возникнуть в силу того, что налоговики не произвели ее принудительное взыскание или не отразили в лицевом счете данные налоговых деклараций.

Если организация затребует в инспекции справку об отсутствии задолженности или вдруг обнаружит, что у нее приостановлены операции по расчетному счету, бухгалтер в оперативном порядке вынужден будет проходить сверку расчетов с бюджетом, представлять отчетность или платежные документы об уплате налогов с большим сроком давности или оплачивать числящуюся задолженность в бюджет. Последнее инспектору особенно выгодно. Подобное бездействие налоговых органов вынуждает организации переплачивать суммы налогов, что по сути должно расцениваться как нарушение положений налогового законодательства.

Елена МАЛЫХИНА

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное