Суровая бухгалтерия военного времени

Суровая бухгалтерия военного времени

30.05.2006

Каждый год 9 Мая бывший бухгалтер Александра Шишелова надевает ордена, достает старые альбомы с фотографиями военной поры и вспоминает, как осенью 41-го она, 17-летняя девушка, отложив в сторону счеты, попала на оборонные работы под Ленинградом. А через год ей и вовсе пришлось взять в руки оружие, чтобы защищать Родину.

«Батальон, подъем! Тревога!»

В бухгалтерию Александра попала в 1941 году. Тогда учиться было не у кого, приходилось осваивать счета самостоятельно. Однако, несмотря на это, особых трудностей не возникало. Правда, бухучет приходилось совмещать с далеко не женским делом: как и многие другие, вечерами она рыла окопы и противотанковые рвы. Однажды во время таких оборонных работ Александра впервые столкнулась с жестокой реальностью войны.

— Мы тогда оказались возле Тихвина, что под Ленинградом. Мирных жителей эвакуировали, так как немцы были на подходе. Повсюду слышались разрывы снарядов. Успокаивало лишь то, что они громыхали далеко, а значит, нам ничего не угрожало. Но в военное время думать, что ты в безопасности, очень трудно. Мы с девчонками подошли к реке, и нам стало плохо: фашисты убивали людей далеко, но их жертвы оказались прямо перед нами. По воде плыли тела убитых. Их было так много, что казалось, все происходит во сне. Тогда я почувствовала, что стала старше на несколько лет. Правду говорят: на войне все быстро взрослеют.

Через год Александре исполнилось 18 лет и она, ни минуты не колеблясь, решила оставить бухгалтерию и пойти на фронт.

— Когда меня призвали, то я, как и все комсомольцы, была рада. Нас провожали родители. Они, конечно, гордились, что их дети идут защищать Родину, но горечи в этой разлуке было больше. Моя мама плакала и приговаривала: «Защитница ты наша... 18-летняя». Да и сама я тоже немного боялась.

Прежде чем стать солдатом Красной Армии, Александре пришлось пройти полугодовой курс общей физической подготовки и спецобучение в городе Каргополь Вологодской области. У девушки была возможность выучиться на телефонистку, но она выбрала более сложную специальность: захотела отслеживать вражеские самолеты.

— Нам раздавали наглядные пособия. По ним мы научились отличать тип самолета: истребитель это или бомбардировщик. Затем пошла более сложная наука — нужно было определить направление и высоту полета. Полученные нами данные впоследствии передавали по телефону на пост роты, а там уже сообщали зенитной батарее. Постепенно мы научились отличать самолеты даже по звуку. Это было очень важно: ведь ночью или в пасмурную погоду иначе и не определишь. Хорошо, что, работая бухгалтером, я натренировала память, мне было просто запомнить все новое.

Командир не забывал хвалить девушек, если они делали успехи. Правда, однажды устроил серьезную взбучку. Как оказалось — не напрасно.

— Дело было зимой, наш батальон расположился в одной деревушке. На посту стояли две девушки. Остальные улеглись спать, так как командир ушел в роту и до утра не должен был появляться. На самом деле он вернулся, так как решил проверить, в каком состоянии находится наша боевая подготовка. Девчонка, которая сидела на наблюдательном посту, уснула, так что для нас стало большой неожиданностью, когда вдруг услышали крик командира: «Батальон, подъем! Тревога!» Мы, сонные, начали быстро одеваться и строиться на улице. Командир был зол ужасно. Он тут же скомандовал: «Вперед, по-пластунски». Вот здесь и началось веселье. Мы ползем по снегу, но как посмотрим друг на друга, нас тут же разбирает смех: впопыхах одна обула валенок не на ту ногу, другая не так надела шапку, третья и вовсе не успела застегнуть штаны, поэтому они постоянно с нее сползали. В душе командир, наверное, тоже смеялся, но наказать таких «защитниц» надо было.

После этого все получили строгий выговор. Урок командира девушки запомнили надолго, поэтому подобных нарушений больше не было.

Бухгалтер с карабином на плече

После учебы Сашу направили служить в 107-й отдельный батальон воздушного наблюдения, оповещения и связи — ОБ ВНОС. Там ее сразу назначили старшей. На случай внезапного нападения немцев девушкам выдали один карабин на группу из пяти человек. Вряд ли это оружие спасло бы их от неприятеля, но, к счастью, встреч с фашистами не было.

— Мы непосредственно с немцами в бой не вступали. Шли за нашими войсками уже по освобожденным землям, и если приходилось отступать, то тоже были под прикрытием.

Сложности у батальона были в основном бытовые. Жили где придется: в полуразрушенных домах, землянках без окон. Сами сколачивали нары, печь для готовки пищи. Девушкам приходилось регулярно тянуть до ротного поста телефонный кабель, который очень часто рвался. Тогда брали единственный карабин и шли по полю искать разрыв. Иногда на это уходило несколько часов.

Несмотря на то что 107-й отдельный батальон находился в тылу, однажды девушки оказались в настоящем бою. 17 января 1943 го- да в городе Великие Луки отряд попал под бомбежку.

— Наши стремительно наступали, но немцы все же пытались отбиться. Мой пост был оборудован на крыше полуразрушенного дома, где мы должны были определять, какой самолет летит. Конечно, было непросто сосредоточиться на работе: страшно все-таки. Тут и там разрывались бомбы, свистели пули, но ужаснее всего было видеть, как гибнут люди. После этого боя наши стали наступать дальше, а мы так и остались в том городе до конца войны.

О победе над фашистами Александра узнала по радио 9 мая в 3 часа ночи. В тот момент все вокруг плакали от счастья.

— Я тут же отправила письмо отцу, чтобы поздравить его с победой. Он тоже воевал, правда, на другом фронте. Я была очень счастлива и написала ему в письме: «Теперь не будут убивать людей». Это были непередаваемые ощущения.

С предательством столкнулась в мирной жизни

Война закончилась, а главные трудности в жизни Александры только начались. Семью не хотели принимать в родной деревне. Местные власти не могли забыть того, что в 1939 году ее отца объявили «врагом народа». И неважно, что в 1941 году его оправдал сам Председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Калинин, что он так же воевал, как и многие другие, — пятно на репутации все равно осталось. Давать работу отцу как бывшему осужденному не собирались.

— Люди тогда думали: раз сидел в тюрьме — значит, за дело. Это потом все узнали о миллионах жертв репрессий. Мы поняли, что житья нам на родине не дадут, поэтому переселились на Карельский перешеек в город Кекскольм (в 1948 году город получил название Приозерск. — Прим. ред.). Там мне доверили руководящую должность — я стала комсоргом в ремесленном училище.

Помимо ответственной работы, конечно, у Саши была своя личная жизнь. Правда, по переписке. Это была первая любовь и в то же время первое разочарование.

— Мы с ним переписывались во время войны, хотели пожениться. Потом, правда, после моего переезда потеряли друг друга. Спустя время он узнал мой новый адрес и снова настаивал на том, что нам нужно встретиться и пожениться. Я долго не могла решиться, но однажды сообщила, что готова переехать в его город. Ответ меня поразил. Он тут же прислал телеграмму, в которой дал понять, что на него рассчитывать не стоит. Оказывается, он встретил другую. Конечно, мне тогда было очень обидно. Я не знала предательства на войне, а тут столкнулась с ним в мирной жизни.

Постепенно Саша приходила в себя, обустраивалась на новом месте, но верить никому уже не могла. Во всяком случае, до тех пор, пока не встретилась со своим бывшим одноклассником. Оказывается, после войны он долгое время искал ее. Почему-то на родине Александры ему сказали, что она погибла, но он в это не поверил.

— И он нашел меня. Я знала, что Николай всегда был хорошим человеком, но все же решила испытать его чувства на прочность. Прежде чем выйти замуж, хотела узнать, как он выдержит разлуку, поэтому год мы просто переписывались. Ну, а потом я поняла, что люблю этого человека, и вскоре мы поженились.

Муж Александры был военным, поэтому после свадьбы в 1947 году чета Шишеловых переехала в Вильнюс — там находилась военная часть Николая. А через семь лет их перевели в Химкинский район в поселок Новогорск.

Александра Иринеевна помимо того, что была женой и матерью, не переставала работать. При этом она всегда занимала руководящие должности: в Вильнюсе трудилась заведующей соцобеспечения, в Химках — начальником инспекции Госстраха. Дважды ее избирали депутатом горсовета Химок. Несмотря на высокие посты, интерес к бухгалтерии не пропал.

— Я всегда помнила о том, что когда-то в 17 лет была бухгалтером-самоучкой, поэтому равнодушной к этой сфере никогда не оставалась. Особенно когда стала руководителем. Тогда я закончила курсы бухучета, и эти знания пригодились мне в дальнейшем. Ведь я могла проверить работу своих бухгалтеров и даже чему-то их обучить.

Марина Басович

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное