Учет с иркутским оптимизмом

Учет с иркутским оптимизмом

19.05.2006

Климат Восточной Сибири придется по нраву не каждому, однако, как признают сами сибиряки, он отлично закаляет характер. Достижения местных налоговиков в чем-то даже превосходят результаты коллег из центральных регионов, а бухгалтеры на трудности закрывают глаза, вспоминая о них разве что только в присутствии прессы.

В то время как московское солнце сушило асфальт, я уже четвертый час сидела в зале ожидания Шереметьево – иркутская земля не принимала рейсы. В середине апреля Восточная Сибирь сутки напролет покрывалась снегом, от которого иркутяне никак не могли очистить взлетно-посадочные полосы аэродрома. Мне подумалось, что с такой затяжной зимой местное население легко может заработать депрессию и впасть в состояние ступора. Но эти мысли улетучились, когда в салоне самолета я увидела олимпийского чемпиона Александра Зубкова – капитана нашей сборной по бобслею. Он возвращался домой в маленький сибирский город Братск после того, как его команда произвела настоящий фурор в Турине. Там спортсмены завоевали серебро, и это при том, что в России нет ни одной бобслейной трассы. Талант, терпение и умение преодолевать препятствия оказались свойственны не только сибирским чемпионам. Силой характера, как оказалось, обладали и бухгалтеры, и налоговики, и местные предприниматели, с которыми мне посчастливилось встретиться и пообщаться в Иркутске.

Налоговики-первопроходцы

В первые дни Иркутск отчаянно напоминал мне эпизоды Оранжевой революции. Повсюду были расклеены огненно-рыжие плакаты, молодежь в футболках аналогичного цвета раздавала прохожим листовки. Оказалось, что у агитации довольно мирные цели – обеспечить явку населения на референдум. На тот момент Иркутская область находилась на пороге объединения с соседним экономически отсталым сельскохозяйственным регионом – Усть-Ордынским Бурятским автономным округом. В результате расширения области многие федеральные структуры планировали провести реорганизацию, не грозила она только Управлению ФНС. Налоговики взяли под свое крыло Усть-Ордынские инспекции несколько лет назад и в процессе объединения стали первопроходцами.

«На пиво и налоги настоящий мужчина деньги всегда найдет!» — креативная находка сибирских налоговиков 2000 года. Тогда в России начала мощно развиваться пивная индустрия, и инспекторы придумали рекламный слоган и разместили его на пивных этикетках. В результате каждый налогоплательщик, покупая пиво, читал ненавязчивый призыв. Нестандартный подход иркутян оценил и тогдашний руководитель МНС Александр Починок. С его легкой руки пивная фраза разлетелась по всей стране.

Собственно и сейчас к вопросу стимулирования платежей здесь подходят творчески, правда, теперь налоговая больше ориентирована на крупный бизнес. Три года назад в Приангарье начали торжественно награждать тех лидеров бизнеса, которые постоянно совершенствуются как налогоплательщики, например, с каждым годом увеличивая отчисления в бюджет.

Пожалуй, впервые в России конкурс «Лучший налогоплательщик года» принял облик настоящего шоу, и главных победителей соревнования «Золотая монета» знает весь регион. Соответственно такие порядочные бизнесмены пользуются поддержкой и на административном уровне.

Прибегают местные налоговики и к более распространенным методам. Так, упомянув в телефонном разговоре с одним иркутским бухгалтером о предстоящей командировке, в ответ я услышала странную историю о том, что по области кочуют «черные» списки налоговой, попасть в которые, как выразилась бухгалтер со стажем, и врагу не пожелаешь.

Чем меньше зарплата, тем жестче проверка

Подтвердить слухи о таинственных списках или опровергнуть их могли только в Управлении ФНС по Иркутской области и Усть-Ордынскому Бурятскому автономному округу. На фоне деревянных домов-памятников и жилых «хрущевок» здание местного Управления ФНС казалось шикарным современным бизнес-центром. Налоговики переехали сюда всего несколько лет назад. А до этого ютились не в самых лучших условиях.

– Мы действительно оперируем в работе определенным списком организаций, – рассказала Ирина Лизанец, руководитель отдела, – он разослан по всем налоговым инспекциям области, но большого секрета в этом нет. Попало предприятие в список или нет, проверить просто – если предприниматель платит своему персоналу зарплату ниже прожиточного минимума, он невольно попадает под подозрение налоговой.

Началось все с того, что региональная ФНС проанализировала базу данных налоговых агентов области за 2004 год и выяснила, что из 24 тысяч организаций почти шесть тысяч выплачивают заработную плату меньше 2,5 тысячи рублей в месяц. Предприятия, попавшие в список подозрения налоговой, встречаются практически в каждой сфере бизнеса. Чаще всего это охранные агентства, туристические фирмы, службы такси, гостиницы, производители окон, стоматологические центры, лесозаготовительные структуры и строительные организации.

По мнению налоговиков, только в Иркутске ежегодно недоплачиваемая сумма ЕСН и налога на доходы исчисляется десятками миллионов рублей. При этом в управлении оговаривают, что цифра эта приблизительная, и доказать, что схема выплаты зарплаты действительно «конвертная», очень сложно.

– Но фактически, если смотреть по налоговому поступлению в бюджет, то идет динамика роста, значит, растет заработная плата, – продолжает Ирина Лизанец. – Насколько она увеличилась на конкретных предприятиях, мы сможем сказать, когда получим на руки новую базу от налоговых агентов о выплаченных доходах. Эта база будет сформирована после того, как будут обработаны данные годовых отчетов. Кстати, тогда же будут сформированы и новые списки, ведь за год прожиточный минимум вырос. Он, также как и прошлый список потенциальных неплательщиков, разойдется по налоговым инспекциям. По этим предприятиям потом проведут контрольные проверки.

В инспекцию через тайгу

После того как шарада с таинственным списком была разгадана, в управлении меня ждала еще одна встреча. Советник налоговой службы первого ранга Наталья Гришина, замруководителя Управления местного ФНС, радушно приняла меня в своем кабинете. Мы заговорили о погоде, апрельском снеге и уникальности местной природы и в процессе непринужденной беседы выяснилось, что еще совсем недавно для некоторых районов области доступ к интернету был проблематичен. И бухгалтеры не могли сдать отчетность по телекоммуникационным каналам связи.

– Когда мы начинали одними из первых проект модернизации налоговых органов и выходили на уровень высоких технологий, нам пришлось брать в расчет не столько масштабы области, сколько расположение населенных пунктов – они разбросаны по разным уголкам, – сказала Наталья Алексеевна. – Возьмем, к примеру, северные Ербогачен, Киренск, Усть-Кут – там есть периоды, когда сообщения между населенными пунктами в принципе нет. Зимой туда можно добраться по льду, летом по реке Лене, а в межсезонье эти населенные пункты от большой земли оторваны. Поэтому в том краю связи хорошего уровня пока нет, один из наших операторов обещает провести каналы только этой весной. Но тем не менее сдавать отчетность в электронном виде бухгалтеры могут уже сейчас. Просто связь будет доступнее.

Укрупнять налоговые инспекции по всей стране начали несколько лет назад, и для Иркутской области этот процесс был в силу территориальных особенностей неудобен. Легко из пункта в пункт добраться по шоссейным дорогам. А что делать, когда трассы нет и расстояния между поселениями огромные?! Чтобы бухгалтеры и частные предприниматели не страдали от процесса слияния инспекций, в вышеупомянутых северных городках оставили 19 ТОРМов. К слову сказать, эти пункты налоговой на территории области спасают многих налогоплательщиков, они имеют доступ к информационным ресурсам головных инспекций. Но, если возникают жалобы или споры и контакта с инспекцией не избежать, бухгалтеру, как правило, предстоит неблизкое путешествие. Например, чтобы добраться до межрайонной инспекции № 1 в город Шелехов из города Байкальска, нужно ехать около двух часов по горному побережью Байкала, а потом столько же по трассе, проложенной через сибирскую тайгу.

– Есть в укрупнении налоговых свои сложности, – продолжает Наталья Алексеевна, – и бухгалтеров отдаленных городов и поселков я прекрасно понимаю. Но надо также понимать, что процесс слияния инспекций несет положительные результаты, ведь уровень знаний у налоговиков в центральных городах гораздо выше. Даже когда существовали инспекции в каждом городе, у налогоплательщиков были трудности. В таком деле, как налоги, их просто не избежать. Да и в некоторых жалобах, стекающихся в управление, чувствуется не столько привязанность к инспекции, сколько к конкретному знакомому инспектору, на помощь которого так часто надеялись наши налогоплательщики. А это уже не соответствует принципу функциональности, по которому стремится работать налоговая служба.

Проверка – испытание для ксерокса

Оптимистичный настрой в Управлении ФНС еще раз подтверждал мои мысли о том, что сибиряки народ с твердым характером и отступать от своих целей не собираются. Вот и главный бухгалтер холдинга «Истлэнд» Ирина Янцер тоже, несмотря на большой объем работы и разногласия с налоговой инспекцией, встретила меня в отличном настроении и первым делом спросила меня, была ли я на Байкале. К своему счастью, на древнем озере я бывала неоднократно.

– Вот и японцы хотят, – неожиданно сказала главный бухгалтер. – И готовы платить за туристический отдых хорошие деньги, вот только пока на Байкале нет того комфорта, с которым они привыкли путешествовать. Наш холдинг пытается комплексный туристический отдых наладить. «Истлэнд» и Восточно-Сибирским пароходством владеет, и небольшой вертолетной компанией, «Байкал-Отель» тоже в нашу структуру входит, и несколько мелких туристических фирм создано совсем недавно. Надеемся выйти на новый уровень туризма, чтобы к нам ехали с удовольствием.

Кроме перечисленных туристических направлений, холдинг, бухгалтерию которого возглавляет Ирина Янцер, занимается добычей ископаемых, отгружает нефтепродукты, управляет Иркутским авиаремонтным заводом № 403 и ведет еще много других видов деятельности. Все данные и отчетность стекаются в кабинет Ирины, поэтому она, как никто другой, знает, каковы отношения между бухгалтерами и налоговыми инспекторами в регионе. А в момент нашего общения и сам холдинг переживал стадию выездной проверки.

– Много хлопот приносят камеральные проверки. Например, есть у нас одна компания, которая занимается поставкой нефтепродуктов на наши же предприятия. Если эту компанию проверяют, то получается, что идет встречная проверка по всем предприятиям. И поэтому мы кипами в налоговую увозим документы, каждый в нескольких экземплярах. У меня даже такое ощущение иногда складывается, что их никто не проверяет. Потому что никакого отзвука мы не слышим. Сейчас идет выездная проверка по холдингу «Истлэнд», и все документы инспекция просит в копиях. Например, дайте договоры займа за все три года, Главную книгу за три года. Даже счета-фактуры по поставкам пароходства в копиях за три года требуют. По закону мы обязаны предоставить все затребованные документы – но инспекторы просто не представляют себе, какой это объем. Сейчас годовую отчетность сдали, самое время квартальную делать, а вся наша бухгалтерия стоит в очереди к ксероксу.

С годовой отчетностью все предприятия холдинга справляются без проблем. Уже давно все отчеты уходят в налоговую по электронной почте. Единственное, на что сетует главный бухгалтер, что нельзя сдавать электронную отчетность в соцстрах и Пенсионный фонд. Там приходится стоять в очереди, и подолгу.

– У нас все бухгалтеры имеют хорошие знания, – говорит Ирина Янцер. – И особых проблем никогда не возникало. Может быть, потому, что обучение мы проходим на московских дистанционных семинарах. Конечно, с разницей во времени пять часов это не очень удобно, у нас вещание, бывает, заканчивается глубоко за полночь, но зато мы имеем возможность потом ссылаться на крупных чиновников. Жаль только, что удовольствие это не из дешевых и сотрудники налоговой на таких мероприятиях не бывают. А если бы и они слушали разъяснения лекторов, общий язык с инспекторами найти было бы гораздо легче. Ведь бывает у нас, что мы спорим с ними, отстаиваем свою правоту. А иногда даже до абсурда доходит. Летом предприятие холдинга добывает на Ангаре песчано-гравийную смесь, а зимой, когда лед на реке встает, мы добычу полезных ископаемых не ведем и расчеты сдаем «нулевые». Однажды зимой мы сдали декларацию с «нулевыми» расчетами, а наш инспектор в недоумении говорит: «Принесите тогда приказ руководства, что добычу не ведете». И зачем налоговикам такой приказ понадобился, когда за окном 30 градусов мороза, – непонятно! Но это эпизод, а в целом у нас отношения нормальные, рабочие – каждый делает свое дело.

Что готовит родная инспекция

После общения с главным бухгалтером крупного холдинга я решила встретиться с представителями малого бизнеса и заглянула в маленькое агентство недвижимости. Предпринимательница Евгения Морозова бухучет фирмы ведет самостоятельно, и самое яркое впечатление у Евгении осталось от годовой отчетности, которую она со скрипом сдала в свою инспекцию.

– Представляете, купила в налоговой комплект бланков балансов, заполнила, а отчет не приняли, – жалуется предпринимательница. – У нас бизнес мелкий, мы не пользуемся справочными правовыми системами, их ведь постоянно обновлять надо, мне это невыгодно. Поэтому покупаем перечень в складчину с друзьями, и несколько фирм ксерокопиями пользуются. Все мои знакомые сдали этот комплект документов, а я нет. Оказалось, что одна форма поменялась, и мою декларацию из-за этого не приняли. Не понимаю, как так, ведь я в налоговой приобрела эти бланки.

По словам Евгении, с инспекцией у нее вообще не складываются отношения. Например, прошлым летом ей позвонили по телефону и предупредили, что начисляют штраф за то, что фирма не представила отчет за год. Дело уладилось, когда предприниматель принесла свой вариант декларации со штампами инспекции.

– А у соседей по офису и более неприятная ситуация произошла, – продолжала Евгения. – У них со счета списали налоговые штрафы, как оказалось потом, выписанные на другую фирму. Просто совпало название. Представляете, сколько проблем было потом с возвратом этих денег?

Еще раз о силе характера

Проблемы местных бухгалтеров с инспекциями типичны не только для этого региона и связаны скорее с текучестью кадров, которая свойственна налоговым инспекциям России. Анализируя информацию, полученную от местных бухгалтеров, я вспомнила, как мои собеседники назвали ФНС вершиной административного айсберга. Ведь на ней, как на ладони, видны огрехи разных ведомств и служб, поставляющих в налоговую неверную информацию.

Там, на месте, слушая и налоговиков, и бухгалтеров, вникая в их проблемы, была у меня внутренняя уверенность, что сибиряки и дальше будут бороться с проблемами. Есть у них какая-то энергетика, которая позволяет им быть успешными, спорить – друг с другом, со стихией – и каждый новый день начинать в состоянии душевного подъема.

Уверена, что способствовать решению всех проблем будет и трудолюбие иркутян. Засвидетельствовать его мне удалось перед самым отъездом в столицу. Вечером по дороге в аэропорт я снова проезжала мимо здания Управления регионального ФНС, во многих окнах которого все еще горел свет.

О земельном налоге замолвите слово

В прошлом номере журнал «Расчет» рассказал о поездке нашего корреспондента в Оренбург и о возникающих там проблемах, связанных с земельным налогом. Вопрос о нарушениях законодательства в регионах заинтересовал и генпрокурора России Владимира Устинова.

В своем докладе «О состоянии законности и правопорядка в Российской Федерации в 2005 году и о проделанной работе по их укреплению» Устинов осветил результаты прокурорских проверок органов местного самоуправления субъектов Федерации. Оказалось, что «самоуправленцы» из рук вон плохо владеют таким инструментом «изыскания дополнительных доходов в местные бюджеты», как местные налоги.

По словам генпрокурора, представительные властные структуры и органы местного самоуправления нередко злоупотребляют своим правом регулировать местные налоги. Именно это и показали результаты многочисленных прокурорских проверок.

По своей сути ошибки типичны для всей страны, впрочем, как и их причина: отсутствие квалифицированных кадров и опыта работы на этом поприще. Так, многие регионы устанавливают повышенные ставки местных налогов, вводят сборы, не предусмотренные федеральным законодательством (Брянская, Волгоградская, Владимирская, Московская, Новосибирская, Орловская, Пензенская, Тверская, Ульяновская области и др.). Случаются и другие нарушения. Например, Жирятинский сельсовет Брянской области не прописал сроки уплаты земельного налога.

Вывод неутешительный: если местные власти установили новые налоги или изменили ставки старых, не спешите в банк с налоговой платежкой. Вначале проверьте, насколько новые выплаты законны.

Впрочем, были ситуации с налоговыми платежами и с точностью до наоборот. Некоторые «самоуправленцы» неправильно определяли размеры и виды налоговых и неналоговых доходов (в сторону уменьшения), нарушали требования Бюджетного и Налогового кодексов при предоставлении льгот по уплате налогов и сборов. В результате местные бюджеты лишались бюджетных поступлений, что тоже не преминули заметить сотрудники прокуратуры.Ирина СТЕПАНЕНКО

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное