Бухгалтеров замучили лицензии

Бухгалтеров замучили лицензии

18.05.2006

Меньше всего бухгалтер-трудяга из малого бизнеса обращает внимание на лицензии фирмы. Лишь изредка он подбирает документы для их оформления по указанию шефа да задумывается: косвенный ли это расход или расход будущего периода. Только случай заставляет бухгалтера размышлять о более серьезных вещах.

Все бухгалтеры, которые прошли через выездную налоговую проверку, могут обнаружить в акте раздел, посвященный вопросам лицензирования. Многие не обращают на него внимания и считают такой же формальностью, как перечисление других реквизитов фирмы.

Мало кто представляет себе, в какой тесной упряжке работают налоговики и специалисты по лицензированию. Это продолжается до тех пор, пока налоговый инспектор или его величество Случай не раскрывает бухгалтеру глаза.

Аттестация ацетилена

Юное создание, показавшее удостоверение налогового инспектора главному бухгалтеру завода по производству ацетилена в Липецкой области, страха ни у кого не вызвала. «Что может найти у меня эта вчерашняя студентка?» – усмехнулась про себя Мария Егорова, отработавшая на заводе не один десяток лет.

Танечка, так звали инспектора, копаться в бухгалтерских документах явно не собиралась. Она попросила сделать копии лицензий завода за последние три года и выдать ей книги продаж за эти же годы. Быстренько составила табличку, в которой отметила начало и конец действия лицензий. Оказалось, что между началом действия новой лицензии и окончанием срока старой были зазоры в несколько месяцев. Как выяснилось позже, сотрудник, ответственный за вопросы лицензирования, работал спустя рукава и не торопился обновлять лицензии.

Даты зазоров между «законной» и «незаконной» деятельностью инспектор выписала на отдельный листочек и стала сверять с книгой продаж (завод считал налог на добавленную стоимость «по отгрузке»). Реализация ацетилена не прекращалась ни на день.

«Это у вас незаконная предпринимательская деятельность, наверное?» – тихо спросила инспектор. Опытный главбух не растерялась и заявила, что происходила реализация «остатков». Стали смотреть баланс, сданный в налоговую инспекцию, и... не обнаружили остатки в особо крупных размерах.

Последующие дни бухгалтерия ацетиленового завода работала на налоговую. Необходимо было отснять и заверить печатью и подписью директора накладные на отгрузку в «незаконный» период. Из-за упоминания главбухом мифических остатков пришлось распечатывать карточки балансовых счетов и тоже заверять.

Выручка от «незаконной предпринимательской деятельности» интересовала инспектора постольку, поскольку о ней нужно было сообщить в лицензионную структуру. Изъятием незаконной выручки налоговые инспекции не занимаются, а вот расходы за период такой деятельности снять могут. Так буквально за четыре дня инспектор провела «результативную» проверку, а бухгалтер решила сменить место работы.

«Зубная» путаница

Как многие бухгалтеры, которые познали азы учета не в институтах, а на курсах, Елена Сивец сменила массу фирм различной специализации. Работала она и на мебельной фабрике, и на фабрике детской игрушки, вела учет материалов на химкомбинате и замещала главбуха в мелкой строительной фирме. Именно из строительства ее перетянули в стоматологию.

Один из организаторов стоматологической сети, Сергей Кравцов, был хорошим знакомым родителей Лены и считал, что главбух должен быть прежде всего порядочным человеком, а потом уже специалистом. «Я сам тебе расскажу, что делать. Работы будет немного», – уговаривал Сергей Николаевич.

И действительно, в каждой клинике сидели операторы, которые вели базу пациентов. В день через каждую клинику проходило по 30–50 человек. Лена должна была показывать в официальном учете одного, максимум двух. «Чистых карточек, которые мы будем показывать всем проверяющим, в том числе и налоговикам, у нас должно быть не больше 10–15 в месяц», – учил Елену Сергей Николаевич.

Именно поэтому Лена отбирала пациентов, у которых было много посещений, чтобы не вводить в официальную базу много народа. Работа спорилась, и новоиспеченная главбух стоматологической сети была довольна.

Единственно, что ее беспокоило, – встречные проверки. Она решила договориться с поставщиками, чтобы те выписывали не накладные, а товарные чеки. «Зачем мне эта розница, – упрямился Константин Гаврилов, главбух самой крупной фирмы-поставщика, – будет встречная проверка, напишу все, что вам нужно, мы же друзья». Лена пыталась применить все свое обаяние, чтобы добиться нужного ей решения, а Костя вдруг спросил:

– Правда, что у вас клиника в месяц 100 тысяч приносит? Нам тут давеча Сергей Николаевич лапшу на уши вешал. У нас тоже клиника, а столько не поучается...

Лена оторопела:

– Не знаю, я так много не показываю... Могу сказать только, что они там постоянно какие-то бизнес-процессы совершенствуют. Проще говоря, девочку на входе поставили, чтоб посетителей ласково встречала, менеджеров завели, чтобы они, а не врачи кошельки клиентов прощупывали, аквариум с водными черепашками поставили для детей. Если бы видели, как они там с детишками тетешкаются!

– С детишками, говорите? А лицензия на «детство» у вас есть? Думаю, что нет, ее получить невозможно. Там столько требований! Даже вход отдельный для детей делать нужно!

Лене тут же стало не до накладных и товарных чеков. Она вспомнила свою выборку пациентов и названия оказанных им услуг из прайс-листа. Как она убедилась дома, почти в 30 процентах из них фигурировали слова «молочный зуб». Оказалось, что медицинские карты детей были идеальны с бухгалтерской точки зрения для того, чтобы отложить их в чистые.

Удивительнее всего, что и главврачи клиники, и сам Сергей Николаевич отлично знали, что могут лечить пациентов не младше подросткового возраста.

– А мне почему ничего не сказали?! Вся моя работа за полгода коту под хвост. Теперь придется подгонять бухгалтерию под уже сданные отчеты. Я же материалы, инструментарий и медикаменты списывала именно под эти молочные зубы!

– Постой, Леночка, ты же говорила, что не будешь делать нормы списания на конкретные виды работ, а, как в государственных клиниках, будешь оформлять списание на одну врачебную должность... Постой, постой... я же сам тебе условные единицы труда в разбивке на виды работ приносил. Не думаю, что тебе долго переделывать. Прибавку к зарплате даже не проси. Ты – бухгалтер и должна была знать, из чего формировать выручку. Не знала – нужно было спросить.

Практика списания стоматологических материалов не на конкретную услугу, а на врачебную должность (вернее, на сумму условных единиц труда, отработанных врачами) сыграла с Леной злую шутку не один раз. Бухгалтер была уверена, что ортодонтия (исправление прикуса) и ортопедия (протезирование зубов) – одно и то же. Она ориентировалась только на количество условных единиц труда, «закрывающих» ту или иную позицию прайс-листа.

Заблуждение прошло после появления интереса к вопросам лицензирования. У одной из стоматологий (лицензия оформляется на каждую отдельную стоматологию, даже если они принадлежат одной фирме) не было лицензии на ортодонтию.

Лена же спокойно списывала всякие брэкеты, бюгели и дуги, уверенная, что пациенты в этом случае – старички, а не подростки с кривыми зубами, желающие исправить их с помощью звездочек-брэкетов. Только после того как ее собственному ребенку потребовалось исправить прикус и Елена столкнулась с многообразием приспособлений для этой цели, она осознала, какие ошибки допущены в учете.

К счастью, на этот раз «перекрой» бухгалтерского учета был сделан небесплатно. «Я – бухгалтер, который должен знать то, чего он не знает, – кричала она в лицо Сергею Николаевичу. – Однако я вас просила сказать мне, с какими позициями прайс-листа на услуги вы работаете без лицензии! Более того, я настаивала на выделении таких услуг в отдельный прайс-лист, чтобы не было путаницы. Вы сказали, что это неудобно пациентам. Что еще мы делаем незаконно, как я могу это узнать?!»

Школьная крыша

Из-за нехватки финансов новотроицкая Школа искусств (Оренбургская область) не сумела вовремя починить прохудившуюся крышу. Это стало причиной задержки при оформлении продления лицензии по образовательной деятельности. Впрочем, налогового инспектора вопрос о том, где должны были учиться дети, пока оформлялась лицензия, не волновал.

В акте выездной налоговой проверки было отмечено, что не имеющая лицензии школа заявила о своем праве на освобождение от налога на добавленную стоимость платы, которую родители вносили за обучение своих детей. А раз так, то нарушена статья 149 Налогового кодекса. Результат – доначисленный налог на добавленную стоимость, 20-процентный штраф, пени.

Юрист, защищавший школу в суде, сумел противостоять налоговикам. В суде было заявлено, что школа ни о каких льготах не просила, а объект налогообложения у нее отсутствует по другим причинам. В частности, был сделан акцент на подпункт 2 пункта 3 статьи 39 Налогового кодекса. Этот подпункт не признает реализацией передачу основных средств, нематериальных активов и (или) иного имущества некоммерческим организациям на осуществление основной уставной деятельности, не связанной с предпринимательской деятельностью. Школа как раз и была некоммерческой организацией, существовавшей на пожертвования.

Юрист не остановился на вышеприведенных доводах. В своем отзыве на кассационную жалобу налоговиков от имени школы он дал пояснения, касающиеся отсутствия лицензии. Приведу цитату из отзыва: «...из-за протечки кровли здания школы Заявитель (Школа искусств – прим. ред.) действительно не мог продлить лицензию на основную образовательную деятельность...

Если же следовать позиции Ответчика (МРИ ФНС № 8 по Оренбургской области, настаивающей, что вся деятельность школы подпадает под определение платные услуги дополнительного образования – прим. ред.) в части применения льготы учреждением без лицензии, то и в этом случае прав Заявитель. Оказание любых дополнительных платных образовательных услуг, не сопровождающихся выдачей документов об итоговой аттестации, лицензированию не подлежит вообще (см. постановление Правительства от 18 октября 2000 г. № 796 “Положение о лицензировании образовательной деятельности”). А следовательно, льгота по налогообложению таких операций может применяться свободно».

Читая такие умные речи, осознаешь, что все эти юридические хитросплетения – выше понимания главного бухгалтера. Понять-то бухгалтер поймет, но не в текучке повседневных дел, которые не дают мыслить глобально.

Однако раз проблемы возникают с налоговой, то руководство скорее всего постарается переложить ответственность за прокол на бухгалтерские плечи. Задача бухгалтера в такой ситуации – сразу четко оговорить пределы своей компетенции и показать руководителю, что вопросы лицензирования должны решать специалисты, а не счетоводы.

Руководителям необходимо самим контролировать вопросы лицензирования компании или поручать это дело юристам фирмы
Геннадий БУРЫХИН

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное