ФНС вспомнила о семилетних долгах и рассылает компаниям «письма счастья»

ФНС вспомнила о семилетних долгах и рассылает компаниям «письма счастья»

12.04.2006

Доблестные служители ФНС в середине марта начали рассылать по предприятиям требования заплатить налоги, причем уже единожды уплаченные.

Беда не приходит одна

Не успели бухгалтеры перевести дух после эпопеи с «черными» списками (см. «Московский бухгалтер» № 7 за 2006 год), как инспекторы придумали новый способ увеличить собираемость налогов. Юрист-консультант Юридического центра «Законный Бизнес»

Даниил Печурко рассказал, что столичным организациям по почте стали приходить решения о признании их недобросовестными налогоплательщиками в связи с уплатой налогов в 1998—2000 годах через «проблемные» банки. К решениям прилагались требования погасить налоги семилетней давности еще раз. И это несмотря на то, что они фактически уже были уплачены компаниями.

К некоторым фирмам требования от налоговых инспекций еще не приходили, но трудностей с «проблемными» банками и у них хватает. Бухгалтер Ольга Игнатова поведала о следующей ситуации:

— В 1998 году наша фирма заплатила 4 миллиона рублей через Инкомбанк, который, не перечислив деньги, благополучно накрылся. Сегодня он уже исключен из ЕГРЮЛ, а на нашем предприятии висит задолженность, на которую капают пени.

Несмотря на то что ИФНС сделать предприятию ничего не может, загвоздка есть. В актах сверки налоговые инспекторы пишут, что у компании долги перед бюджетом.

— Когда фирме для тендеров нужна справка о том, что задолженности нет, в ИФНС ее не дают, — продолжает Ольга. — Нам приходится перед тендером делать переплату на эту сумму, чтобы получить справку. Никаких требований компании они не выставляют, так что в суд идти не с чем. Справку, в которой указана сумма задолженности, оспаривать нет смысла, но оставлять дело так нельзя, надо что-то с этим делать.

Сейчас фирма, в которой трудится Ольга, планирует судиться с районной налоговой инспекцией. Пока представители компании только обдумывают ситуацию, подготавливают материал и составляют план действий.

Сроки давности бессрочны?

Напомним, в условиях банковского кризиса 1998 года каждая вторая кредитная организация обанкротилась. Естественно, когда банки теряли ликвидность на каждом шагу, фирмы становились недобросовестными только потому, что были их клиентами. На самом деле они ничего не нарушали. Ведь, согласно пункту 2 статьи 45 Налогового кодекса, обязанность по уплате налога считается исполненной с момента предъявления в банк поручения на уплату налога при наличии достаточного денежного остатка на счете фирмы, отмечает юрист-консультант Даниил Печурко. В большинстве же случаев о грядущем банкротстве банков предприниматели даже не догадывались.

После кризиса 1998 года несколько банков, в которых организации вели счета, не смогли перечислить денежные средства по поручениям клиентов в бюджет. Теперь же контролеры решили придраться к предприятиям, пользовавшимся услугами «проблемных» банков. Основывают свои требования сотрудники Федеральной налоговой службы на расплывчатом понятии — добросовестность компаний.

Видимо, фразу «заплати налоги и спи спокойно» каждый понимает по-разному. Кто знает, может, в ИФНС решили, что предприниматели перечисляют в бюджет мало налогов, штрафов и пеней? Правда, как обычно, в Налоговый кодекс инспекторы заглянуть не удосужились. Сроки давности на привлечение к налоговой ответственности и на выставление требований по уплате недоимок по налогам 1998 года уже истекли (ст. 46, 48, 70 и п. 1 ст. 113 НК с учетом позиции п. 12 постановления ВАС от 28 февраля 2001 г. № 5 и п. 6 информационного письма Президиума ВАС от 17 марта 2003 г. № 71). Но от бухгалтеров требуют еще раз положить копеечку в казну.

Заместитель руководителя Центра экспертизы проблем предпринимательства «ОПОРЫ России» по правовой политике Юлия Духнина выразила мнение бизнеса по этой проблеме:

— Как ни печально, но в данной ситуации нет ничего удивительного. До тех пор пока целью налоговых органов будет наполнение бюджета (так называемые планы по сбору налогов), такие случаи останутся частым явлением. Для этого налоговые инспекции используют любые лазейки в законодательстве. Мы неоднократно говорили о том, что необходимо четко прописать в Налоговом кодексе критерии добросовестности или недобросовестности налогоплательщиков, поскольку налоговые органы и судебная практика очень часто оперируют данным понятием.

Не виноватые мы!

Как нам объяснил сотрудник одной из столичных ИФНС, пожелавший остаться неизвестным, позиция налоговиков такова:

— Фирмы изначально знали, что кредитная организация находится на грани банкротства. То есть бухгалтеры были в курсе, что деньги не дойдут, но все равно отправляли платежи через подобные банки.

Инспекторы приводят в пример Инкомбанк. Из-за того, что он обанкротился, налоговые платежи не попали в бюджет, а значит, до сих пор числятся за предприятиями. В свою очередь контролеры не могут их списать, поскольку правительство не включило истечение срока давности в перечень оснований для списания недоимки (постановление правительства от 12 февраля 2001 г. № 100).

Позже правительство подправило документ постановлениями от 15 августа 2002 г. № 602 и от 25 ноября 2004 г. № 678. (Эти документы вы можете посмотреть в справочной правовой системе КонсультантПлюс.) В частности, к налогам и сборам были добавлены задолженности по страховым взносам в государственные внебюджетные фонды, а решение о признании задолженности безнадежной стали принимать районные ИФНС. Но многого авторы не учли, например в перечне не указан срок давности. Парадокс — нарушения нет, а долги остались. Даниил Печурко советует фирмам судиться с налоговыми инспекциями:

— Предпринимателям необходимо отстаивать свою позицию из принципа, вне зависимости от суммы взыскиваемых налогов. Иначе мы никогда не будем застрахованы от произвола государства, его органов и должностных лиц. И не стоит винить чиновников, если через несколько лет они вдруг найдут иной способ взыскивать одни и те же налоги дважды, трижды и даже четырежды.

Добросовестность нынче в моде

При банкротстве кредитной организации налоговики выступали в качестве одного из ее кредиторов по «зависшим» платежам по уплате налогов ее клиентами. Когда в ФНС поняли, что с банков взыскать такие платежи невозможно и что, используя их, организации фактически имеют возможность законно уклоняться от уплаты налогов (ведь они выполнили обязанность по уплате налога согласно кодексу и за банк не отвечают), в дело вмешался Конституционный Суд. Он-то и поделил предприятия на добросовестные и недобросовестные постановлением от 12 октября 1998 г. № 24-П.

Парадоксально, но в постановлении рассмотрена та же ситуация, с которой пред-приниматели столкнулись сегодня. Текст документа гласит: «Повторное взыскание с добросовестного налогоплательщика не поступивших в бюджет налогов нарушает конституционные гарантии частной собственности. Взыскиваемые денежные суммы в таком случае не являются недоимкой, поскольку обязанность по уплате налогов считается исполненной в тот момент, когда изъятие части имущества добросовестного налогоплательщика в рамках публично-правовых отношений фактически произошло...» Имеется в виду наличие у бухгалтера налоговых платежек со штампом банка. С этого момента уплата денег в бюджет становится делом кредитной организации. Однако нет банка — нет и денег. Поэтому налоговики и уцепились как утопающий за соломинку за определение «добросовестный налогоплательщик».

В 2001 году Министерство по налогам и сборам ходатайствовало перед Конституционным Судом о возврате денег, зависших в банках. При этом контролеры упирали на расплывчатость вышеупомянутого постановления. Суд решил помочь и издал определение от 25 июля 2001 г. № 138-О. В нем сказано: выводы, сделанные в постановлении от 12 октября 1998 г. № 24-П, касаются только добросовестных компаний. Только вот недобросовестность должны доказывать сами налоговики. После этого в ФНС посчитали, что фирмы, перечислившие деньги через «проблемные» банки, действовали недобросовестно. Ведь они заранее знали о возможной неликвидности банка и воспользовались этим, чтобы рассчитаться с бюджетом только формально.

История с продолжением

Четыре года назад ФНС решила облегчить себе жизнь, выпустив письмо от 26 декабря 2002 г. № ШС-6-14/1998. В нем была подобрана судебная практика по вопросу платежей, списанных с расчетного счета налогоплательщика, но не поступивших в бюджет. Отметим, что суды принимают сторону бизнеса, отменяя предыдущие судебные решения. К сожалению, таких случаев меньшинство. Только одну область ФНС не трогали — решать, отнести фирму к добросовестным или нет, могли только судьи (определение КС от 16 октября 2003 г. № 329-О).

Арбитражные суды были вынуждены проверять добросовестность налогоплательщиков практически в каждом налоговом споре. Хотя по смыслу Конституции и Налогового кодекса это понятие должно презюмироваться. То есть фирма считается добросовестной, пока в суде налоговая служба не докажет обратное. За несколько лет много воды утекло, но и налоговые инспекции, и арбитражные суды продолжают с успехом пользоваться определением «добросовестный налогоплательщик». При этом каждый трактует его по своего усмотрению.

В начале прошлого года Конституционный Суд решил поставить точку во всей этой истории. В определении от 18 января 2005 г. № 36-О было отмечено, что понятие «добросовестность» не возлагает на фирмы дополнительные обязательства. Но компании все равно предпочитают не отстаивать свои права в суде. Ведь зачастую сумма, которую требуют налоговые инспекции, равна издержкам на судебный процесс. Этим и пользуются налоговики, отмечает Даниил Печурко:

— Сейчас налоговые органы решили самостоятельно определять недобросовестных налогоплательщиков. Приказом УФНС по городу Москве от 29 декабря 2005 г. № 562 утверждена форма такого решения налогового органа. Указанный приказ затрагивает права, свободы и законные интересы ряда лиц, но в силу юридических тонкостей он не подлежит проверке и государственной регистрации в Минюсте. Кроме того, этот документ не опубликован.

Получается, что официального решения, оформленного по всем правилам, и в помине нет. Однако бизнесмены думают, что проще заплатить, нежели затевать тяжбу. В суде еще не известно, чем дело решится, а предприятие, перечислившее деньги в бюджет, налоговики оставят в покое. Радует только то, что на практике выигрывают судебные процессы чаще всего именно фирмы.

Например, 12 сентября прошлого года Федеральный арбитражный суд Московского округа решил дело № КА-А40/8491-05 в пользу предприятия. Оно касалось налогов, уплаченных организацией через печально известный Инкомбанк, но так и не дошедших до бюджета. ИФНС настаивала на недобросовестности компании, но конкретных доказательств представить не смогла, в результате чего процесс и проиграла. Даниил Печурко считает, у налоговиков в суде мало шансов выиграть дело:

— Если рассматривать решения о признании налогоплательщика недобросовестным, то видно, что все они вынесены исключительно на основании определения Конституционного Суда от 25 июля 2001 г. № 138-О. Однако ни оно, ни Налоговый кодекс, ни иной другой закон не дают налоговым инспекциям права самостоятельно определять недобросовестность действий налогоплательщика. Согласно Конституции, только суд вправе устанавливать наличие вины (по сути недобросовестности) в действиях организации в данной ситуации. Также незаконно и требование налогового органа об уплате налогов по таким решениям. Ведь в кодексе четко прописаны сроки вынесения требований. И они давно прошли.

Налоговый юрист Ольга Сумина подтверждает, что в данной ситуации инспекторы используют все возможности для взыскания налогов:

— Срок давности взыскания налогов истек, но это не является основанием для их списания, поскольку правительство такого основания в своем постановлении не предусмотрело. Указывать на недобросовестность налогоплательщика стало в последнее время очень удобно. Ведь, если налоговики это докажут, фирме может быть отказано в защите ее прав, в том числе права не уплачивать налоги за пределами трехлетнего срока.

Например, так было с компанией ЮКОС. С нее налоговые органы взыскали суммы налогов, которые были начислены за пределом трехгодичного срока. Удобна ситуация еще и тем, что неисполнение требования об уплате налога позволяет налоговым органам запустить механизм принудительной уплаты данных сумм. Организации, не желающие расставаться с денежными средствами, должны будут обращаться в арбитражные суды с заявлением о признании требований недействительными. А это целый судебный процесс и время не в один месяц.

Кроме того, компаниям следует заранее запастись аргументами, свидетельствующими об их добросовестности при уплате налогов. Полагаю, что все происходящее и действия налоговых органов противоречат налоговому законодательству.

В налоговую инспекцию приходит письмо:

«...Посылаю Вам 500 рублей недоплаченных налогов. Если завтра опять не смогу уснуть, то пришлю остальное...»

ЖДЕТ СВОЕГО ЧАСА

На рассмотрении в Госдуме сейчас лежит законопроект о налоговом администрировании. Не исключено, что именно он разрешит ситуацию с «добросовестностью» раз и навсегда. Напомним, 7 декабря прошлого года налоговый подкомитет Госдумы одобрил внесение в документ определения «презумпция добросовестности налогоплательщика».

Инициаторами поправок выступили депутаты Андрей Макаров и Наталья Бурыкина. Авторы считают, что эта поправка уравновесит в правах предпринимателей и налоговиков. Сегодня последние толкуют понятие «добросовестность» как хотят, ущемляя неугодные им предприятия. В кодексе депутаты намерены указать, что если налогоплательщика признали виновным в совершении частного, конкретного налогового нарушения, то это не повод считать его недобросовестным вообще.

Елена Березина

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA