Анатолий Кононов: В Конституционном Суде сменился климат

Анатолий Кононов: В Конституционном Суде сменился климат

16.03.2006

Конституционный Суд все чаще высказывает свое веское мнение по налоговым вопросам. Причем далеко не все решения судей радуют фирмы и предпринимателей. Своими наблюдениями о том, какие тенденции сейчас преобладают в главном суде страны, поделился Анатолий Кононов, судья Конституционного Суда, заслуженный юрист России, к. ю. н.

– Анатолий Леонидович, Конституционный Суд уделяет все больше внимания налоговым вопросам. Это положительная или отрицательная тенденция?

– Я ее оцениваю со знаком минус. Если есть споры, то сразу появляется вопрос: почему они возникают? Очевидно, из-за недостатков законодательства. В налоговой сфере их довольно много. Кроме того, из-за спорной правоприменительной практики. Причина – жесткость и агрессивность налогового ведомства. Иногда можно встретить настоящий произвол. И вполне естественно, что фирмы и предприниматели обращаются в суды. Ведь бизнесмены защищают свои права в налоговой сфере намного активнее остальных граждан.

– Как Вы считаете, должен ли вообще Конституционный Суд заниматься проблемами налогообложения? Ведь налоговое законодательство – это специализированная область. Разбираться в ней следует скорее Высшему Арбитражному Суду...

– Конституционный Суд не рассматривает конкретные налоговые споры. Однако, если вопрос касается конституционности норм Налогового кодекса или их конституционного истолкования, арбитражный суд его решить не сможет. О том, что у нас формируется единообразная арбитражная практика по налоговым делам, говорить преждевременно. Решения разных судов по схожим вопросам могут быть прямо противоположными.

– Но и решения Конституционного Суда далеко не всегда направляют арбитражную практику в нужное русло.

– Согласен с вами. Существует множество полярных тенденций и в арбитражной практике, и в Конституционном Суде.

– Как Вы считаете, чем вызваны противоречия в налоговых решениях Конституционного Суда? Ведь суд по определению обладает авторитетом и статусом, которые лишают его права менять свою позицию. Ведь когда высший суд страны принимает полярные решения по схожим вопросам, складывается впечатление, что он подвержен конъюнктуре...

– Об определенной конъюнктуре действительно можно говорить. Вы беседуете как раз с человеком, который не согласен со многими решениями Конституционного Суда в налоговой сфере. Поэтому справедливую критику я только поддерживаю.

– Как Вы считаете, чем вызваны негативные тенденции в решениях суда?

– Здесь множество причин. Во-первых, сами по себе налоговые вопросы неоднозначны. Каждый из них имеет некий диапазон возможных решений, но правильным можно признать лишь наиболее обоснованный и убедительный вариант. Решение должно быть аргументированным. Для этого нужно выбрать точку отсчета. Например, в налоговых делах два противоположных интереса. С одной стороны – задача контролеров пополнить бюджет. С другой – желание налогоплательщика сохранить свои деньги. В некоторых случаях мы отдаем приоритет государству, а иногда ясно, что нужно поддерживать бизнес.

Почему Конституционный Суд оформляет налоговые решения чаще всего в виде определений?

– По налогам мы принимаем как определения, так и постановления. Какой-либо разницы между ними я не вижу. И то, и другое – формы решений Конституционного Суда. Они одинаково обязательны для исполнения. Однако суд выносит определения в более короткие сроки, чем постановления. Так, мы не выходим в публичное заседание, не тратим время на длительные споры о вариантах решений, не ждем, когда дойдет долгая очередь до конкретного заявителя. То есть защищаем его права более оперативно.

– В то же время формулировки многих определений довольно обтекаемы. Означает ли это, что Конституционный Суд желает устраниться от решения конкретных проблем?

– Вы знаете, по целому ряду наших решений хорошо было бы устраниться. Как пример приведу решение по статье 113 Налогового кодекса. Мы тогда пришли к выводу, что в определенных случаях суды могут привлекать фирмы к ответственности, даже если сроки давности прошли. Согласиться с таким решением, разумеется, непросто.

– Как бы Вы охарактеризовали настроения, которые преобладают среди судей? Действительно ли они стремятся в основном защитить интересы бюджета?

– Четко выделить главные тенденции в суде сложно. Дело в том, что они постоянно меняются. Например, в 90-е годы у нас была масса, я бы сказал, очень положительных решений, защищающих налогоплательщиков. К тому же учтите, что в налоговом законодательстве и подзаконных актах колоссальное количество норм. А у Конституционного Суда, казалось бы, есть только один прямой критерий – статья 57 Конституции: «Каждый должен платить законно установленные налоги». Всего четыре строчки. Когда к нам обращаются с каким-либо вопросом, как на основе этих четырех строк сказать, правильно или неправильно? Это труднейшая задача, которую мы решали годами. Сначала мы формулировали основные конституционные принципы налогообложения. Например, мы сказали, что законно установленные налоги – это те, которые прописаны в федеральном законе, а не в постановлениях правительства. Потому что, когда закон проходит парламентские слушания, чтения, Совет Федерации, его подписывает президент – это как бы специальная гарантия.

То есть сама процедура принятия закона защищает от произвольно установленных налогов?

– Да. Правительство может принять сегодня одно постановление, а завтра совсем другое. И вправе ли оно регулировать, скажем, налоговые ставки? Мы сказали, что нет. Их может установить только закон. В последние несколько лет настроения в суде круто изменились. Особенно это заметно по решениям прошлого и позапрошлого годов. Стали уже совсем на другую сторону, озаботились защитой государства в ущерб интересам налогоплательщика. Было принято много очень вредных решений. По некоторым я высказывал особое мнение, на остальные просто рук не хватило. Поэтому есть все основания говорить о смене климата в Конституционном Суде.

– Конституционный Суд публикует некоторые решения с задержкой. В чем причина?

– Постановления мы публикуем почти сразу – буквально в течение недели после вынесения. Определения в зависимости от важности также печатают в «Российской газете» в сжатые сроки. Кроме того, у нас есть сайт в Интернете. На нем решения появляются примерно в течение месяца после принятия. Также их публикуют в «Вестнике Конституционного Суда». Он выходит всего четыре раза в год.

– Как Вы считаете, допустима ли оптимизация налогообложения?

– Я считаю, что да. Но есть судьи, которые категорически отрицают такую возможность. Кстати, есть решение, где Конституционный Суд прямо признал право каждого платить только те налоги, которые записаны в законе, и освобождаться в тех случаях, когда закон позволяет не платить или платить в меньшем размере. К сожалению, в более поздних решениях суд усомнился в праве фирм оптимизировать налоги.

– Как Вы думаете, нужно ли прописать концепцию деловой цели в Налоговом кодексе?

– Ни в коем случае. Эта концепция пришла с Запада. Там, насколько я знаю, ее сильно критикуют. Дело в том, что установить четкие критерии, при соответствии которым сделка будет иметь деловую цель, на практике очень трудно.

Беседовала эксперт «Консультанта» Юлия Перебейнос

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (0)


    Оставить комментарий


    Введите код с картинки:

    CAPTCHA