Банки и заемщики начинают писать историю

Банки и заемщики начинают писать историю

20.09.2005

С сентября все российские банки обязаны заключить договор с тем или иным кредитным бюро. В преддверии этого события состоялась конференция «Кредитные истории: полшага до БЮРОтизации», организованная журналом «Консультант» и учебным центром «Банкир.ру». Участники попытались обсудить волнующие их проблемы и понять, насколько новый механизм будет действенен.

Вопросы на конференции обсуждались самые разные. От глобальных, например: получится ли воплотить идею кредитных бюро? поспособствует ли ее реализация развитию кредитования в нашей стране и снижению процентных ставок? – до конкретных, например: каким образом бюро будут защищать свои базы от утечки информации? Нужно отметить, что последний вопрос волнует всех участников рынка. На мероприятии много дискутировали по этому поводу.

По оценкам большинства специалистов, подавляющая часть заемщиков не собирается делиться сведениями о себе. Граждане и организации боятся того, что как только банки начнут передавать информацию в бюро, на радиорынках, в переходах и т. п. появятся CD-диски с базами данных. Представители уже созданных бюро кредитных историй (БКИ), в свою очередь, рекламировали свою надежность и обещали своим клиентам сохранность информации. Они апеллировали к тому, что для них это вопрос репутации. Однако ничего, что бы обнадежило клиентов бюро, сказано не было. Например, на вопрос представителю одного из БКИ: «Как вы будете защищать данные от своих же сотрудников?» – ответа получено не было. А человеческий фактор в данной ситуации играет не последнюю роль. В итоге вопрос остался открытым...

Кроме того, предприниматели опасаются того, что «чудовищное давление правоохранительных органов усилится, если информация будет консолидироваться в кредитных бюро». На это обратил внимание Павел Сигал, член президиума Общероссийской общественной организации среднего и малого предпринимательства «ОПОРА России».

По идее законодателей, заемщик имеет достаточный стимул давать согласие на то, чтобы информация о нем была передана в кредитное бюро. Ведь иначе он вызовет недоверие у кредитора, и в результате кредит ему могут не выдать. Однако банки с пониманием относятся к осторожным заемщикам. Например, Валерий Кардашов, первый вице-президент ЗАО «Метробанк», заявил, что их организация не будет отказывать в займе таким предпринимателям: «Мы не будем понижать рейтинг заемщика, если он не согласился передать информацию о себе в бюро».

Кого выберут банки

Не менее важный вопрос, затронутый на конференции (в том числе и с точки зрения защиты информации): какое кредитное бюро выберут банки? На сегодняшний день наиболее известны два проекта – «Экспириан-Интерфакс» и ОАО «Национальное бюро кредитных историй» (НБКИ). Существует также ряд региональных БКИ.

Что касается «Экспириан-Интерфакс», то российские банки с осторожностью будут относиться к взаимодействию с ним. Такое мнение высказал Алексей Буздалин, консультант Института открытой экономики, член Общества финансовых аналитиков и прогнозистов. Причина заключается в том, что основная доля этого БКИ принадлежит иностранным компаниям. А зарубежные банки на сегодняшний день являются основными конкурентами российских на рынке потребительских услуг. Отечественные кредитные организации не захотят делиться информацией с, по сути, иностранным кредитным бюро.

Более привлекательным в этом смысле кажется проект НБКИ. Региональные бюро также, по словам г-на Буздалина, имеют большие перспективы: «Их создание – некий защитный механизм для сохранения региональными банками завоеванных ими ниш. Обмениваясь информацией внутри своего региона, они отсекают иностранных конкурентов и крупнейшие банки федерального уровня».

Бюро под эгидой ЦБ

Многие участники конференции отмечали, что доверие к системе БКИ, как со стороны банков, так и со стороны заемщиков, повысилось, если бы она была создана под эгидой Центробанка. К такому выводу пришел, например, г-н Буздалин. Он также отметил, что преимуществом такой модели было бы то, что Центробанк имеет достаточно возможностей стимулировать кредитные организации предоставлять информацию в БКИ. «Например, за счет регламентирования уровня создаваемых резервов по суммам, предоставляемым заемщикам, в зависимости от того, есть или нет по ним кредитная история».

Отдельные специалисты высказывали предположение о том, что так или иначе придется прийти к государственной модели БКИ. Иначе система распылится на десятки, а то и сотни отдельных бюро и не будет выполнять свою основную функцию.

Однако некоторые не поддержали данную идею. Например, по мнению г-на Сигала, ее реализация не в интересах предпринимателей. Сейчас заемщик сам определяет, соглашаться ему или нет на то, чтобы информация о его кредитной активности была передана в бюро. Если же появится единое централизованное бюро, ситуация изменится. По опросам, на которые ссылался г-н Сигал, большинство предпринимателей считают, что в этом случае у заемщиков право предоставлять данные о себе будет заменено на обязательство. Соответствующим образом изменится законодательство. В этом случае предприниматели проиграют. В России нет культуры жить в кредит, «а уж тем более его отдавать». По оценкам г-на Сигала, примерно 30–35 процентов невозвратов кредитов, особенно в течение первых 30 дней, связано в большинстве случаев с нашим менталитетом, то есть с необязательностью. Г-н Сигал опасается, что, если в России будет централизованная система БКИ, она создаст массу незаслуженных проблем предпринимателям. При этом он сослался на опыт США. «Я как потребитель ознакомился с американской системой и понял, что она довольно жесткая. Достаточно забыть провести платеж в магазин на две–четыре недели, и после одного письменного напоминания заемщик попадает в бюро кредитных историй в категорию ненадежных. И потом у него возникают большие проблемы. Не получится ли так, что с появлением у нас бюро добросовестные заемщики, у которых в силу специфики российского рынка и менталитета имеются некоторые колебания с точки зрения возврата кредита, попадут в черный список?»

Тем не менее система имеет преимущества

Между тем идея бюро кредитных историй имеет очевидные достоинства. Конечно, в БКИ заинтересованы прежде всего банки. Многие докладчики ссылались на то, что огромной проблемой для кредитных организаций являются так называемые проблемные заемщики. Так, по словам Елены Докучаевой, генерального директора компании «Секвойя Кредит Консалидейшн», наряду с ростом объема розничного кредитования за последнее время резко повысился уровень проблемной задолженности. Объем просроченных долгов на 1 июня 2005 года составил 482 миллиона долларов США. Г-жа Докучаева назвала несколько причин сложившейся ситуации. Например, то, что отсутствуют реально работающие БКИ, а возможности банков верифицировать предоставленную заемщиками информацию ограничены. Кроме того, среди банков растет конкуренция, им приходится снижать требования при получении кредитов. Решения по экспресс-кредитам принимаются вообще максимум в течение 20 минут. Основной акцент в своей работе банки делают на выдаче кредитов, а система работы с проблемной задолженностью так и остается неотстроенной и т. п.

Таким образом, в России назрела необходимость в кредитных бюро, а также коллекторских агентствах, которые являются элементами любого цивилизованного рынка. БКИ нужны для профилактики проблемных заемщиков, а коллекторские агентства – для работы с ними по возврату их долга банку.

Если в России разовьется данная система, плюсы для банков очевидны. Они будут застрахованы от мошенников, у них появится возможность дифференцировать ставки, ускорять выдачу кредита. Им не придется отвлекать свои ресурсы на работу с проблемной задолженностью и т. п. Заемщикам, по словам Елены Докучаевой, также выгодна данная система. Поскольку добросовестным среди них будут предоставляться кредиты по сниженным ставкам, а процедура выдачи будет упрощенной.

Когда кредитные бюро станут востребованными

Но, конечно, главный вопрос, прозвучавший на конференции: начнут ли кредитные бюро реально функционировать и приносить участникам рынка пользу? Если да, то когда?

Отвечая на него, большинство участников мероприятия пришли к выводу, что даже при самом оптимистичном раскладе на то, чтобы механизм заработал, уйдет по крайней мере два года. Необходимо время, чтобы бюро накопили информацию.

Некоторые дали более пессимистичные прогнозы. При этом было отмечено, что в данный момент банки рассматривают бюро в качестве инструмента для конкуренции. Г-н Буздалин, проанализировав статистические данные, сделал следующий вывод: «В основном в роли учредителей БКИ желают выступить банки, занимающие средние позиции на рынке потребительского кредитования и демонстрирующие высокие темпы роста бизнеса. В условиях острой конкурентной борьбы кредитные бюро при указанных банках являются дополнительным инструментом завоевания большей доли рынка. Они дают шанс перейти из группы развивающихся банков в категорию лидеров».

Для становления института БКИ необходима консолидация банковского сообщества. А на сегодняшний день российская банковская система крайне разрозненна, внутри нее наблюдается колоссальный уровень недоверия. Соответственно пока ни о каком эффективном функционировании кредитных бюро речи быть не может. Говорить об этом рано. На вопрос: «Когда кредитные бюро станут востребованными?» – г-н Буздалин, например, дал следующий ответ: «Первое – рынок потребительских кредитов должен прийти в стационарное состояние. Пока он находится в стадии бурного роста, пока бюро используется как козырь в конкурентной борьбе, вряд ли БКИ будут востребованы именно как инструмент снижения кредитных рисков. Второе – должна повыситься платежность банковской системы. И третий фактор – необходимо, чтобы экономика стала более предсказуемой. Когда это произойдет? На мой взгляд, через три–пять лет».

На сегодняшний день для системы БКИ в России существует несколько угроз. Во-первых, есть вероятность того, что будут создаваться так называемые «банковские клубы». То есть три–пять банков будут формировать бюро, предоставлять в него информацию, которая будет недоступна остальным участникам рынка. Во-вторых, банки могут сами создавать свои «карманные» бюро, как это сделал, например, «Сбербанк». Третья опасность заключается в том, что банки, возможно, не будут предоставлять информацию о своих заемщиках в БКИ. Ведь им также есть, чего опасаться. Например, того, что их клиентов переманят конкуренты. Или того, что информация об объеме проблемных кредитов в их организации станет известной. А если их у банка значительное количество, то это, естественно, плохо отразится на его репутации.

Будете ли вы подавать данные в бюро кредитных историй? (по данным сайта www.bankir.ru )

  • 61% – да, буду
  • 6% – мне это безразлично
  • 33% – нет, потому что опасаюсь утечки информации

Наталья Ростова, эксперт «Консультанта»

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное