Русская бухгалтерия казахских степей

Русская бухгалтерия казахских степей

05.04.2005

Есть в казахских степях необычный русский город – Байконур. Вот уже несколько десятков лет отсюда в космос улетают люди и стартуют искусственные спутники Земли. Но живут в нем не только космонавты, но и гражданское население, среди которого немало бухгалтеров. И хотя они в космос не летают, с проблемами космического масштаба сталкиваются постоянно.

В город космонавтов

Попасть в закрытый город Байконур, который находится на территории Казахстана, нелегко. Начиная с советских лет он и поныне остается не просто самым большим и лучшим космодромом в мире, но и особо охраняемым населенным пунктом. Поняли мы это, когда оформлялись, чтобы попасть в космостолицу.

Больше месяца наши документы находились в Федеральном космическом агентстве (ФКА). Для нас так и осталось секретом, какие подробности нашей личной жизни проверяла все это время служба безопасности ФКА. Мы уже были готовы опустить руки и отказаться от идеи посетить космопорт, как перед новым годом появилось долгожданное разрешение. Правда, для нашего пребывания в городе «стражи» Байконура отпустили всего три дня.

Байконур – это целый космокомплекс. Состоит он из самого города, нескольких стартовых площадок и пусковых установок. «Со двора спутники не взлетают», – об этом байконуровцы с улыбкой говорят всем приезжим, разрушая очередной миф.

Каждое утро основная часть населения города разъезжается по пусковым площадкам на мотовозах, а вечером на них же возвращается домой. Есть специалисты по космосу и в городе.

Город испытателей космической техники и космонавтов специфичен во многом. Так, это один из городов России, находящийся за пределами Федерации, но считающийся ее частью. Как ни странно это звучит, но нашей стране на протяжении вот уже десятка лет приходится арендовать Байконур у Казахстана. На территории Ленинска (старое название города) покупают и продают не только за российские рубли, но и за казахстанские тенге. А фирмы, зарегистрированные на Байконуре, отчитываются перед налоговой инспекцией Одинцовского района Московской области.

Бизнес начинался с пустыря

Предпринимательство в главном космическом центре бывшего Советского Союза появилось тоже особенно. До распада СССР Байконур был полностью на обеспечении государства. Но после образования СНГ и всеобщего развала финансирование города из центра практически прекратилось. Запуски космодром продолжал осуществлять, а в магазинах исчезли продукты, иногда отключали электроэнергию, из-за чего многие семьи стали перебираться на «материк». Целые дома пустели, и у байконуровцев создавалось впечатление, что о маленьком кусочке России в казахских степях все забыли. Выживали кто как мог. Кто-то включился в общий поток челноков, торговали товарами, привезенными из отпусков, другие продавали свои вещи на пустыре на окраине города. Так здесь зародилось предпринимательство и стала востребованной профессия бухгалтера.

Сейчас, когда проезжаешь по байконуровским улицам, с трудом в это верится. Аккуратные магазинчики, огромное количество отличных кафе, мастерские и ателье. О создании какого-либо производства и о сельском хозяйстве речи не возникает – вокруг полупустыня. К тому же здесь резко континентальный климат: очень жаркое лето с температурой выше 40 градусов в тени и холодные ветреные зимы до минус 30.

Многие предприниматели – это бывшие военные. Они настолько полюбили этот город, что после окончания службы решили остаться здесь жить.

Между двух НДС

О специфике ведения бизнеса на Байконуре мы решили узнать непосредственно из уст предпринимателей. А потому на следующий день после приезда направились в администрацию города. Здесь для нас организовали круглый стол, в котором приняли участие директора, владельцы и бухгалтеры крупных фирм города, начальники двух муниципальных рынков.

– Первые фирмы начали появляться в Байконуре в 1993 году, – начал разговор старший из присутствующих – Анатолий Кукуруза, директор Центрального универсального рынка. – Правда, тогда фирмы открывались по казахстанским законам, соответственно и налоги бухгалтеры начисляли по ним же. А в 1994 году, когда Байконур начала арендовать Россия, из-за несовершенства законов комплекса «Байконур» началась неразбериха.

– Посудите сами, – подхватила разговор Ирина Димченко, хозяйка магазина и соучредитель городского клуба «Деловые женщины». – Наши бухгалтеры вынуждены считать двойные налоги. Первый раз мы платим налоги в России, покупая товар – 18 процентов НДС. Налоги «дубль два» – растаможка: мы привозим товар в Казахстан с территории иностранного государства. Вот и получается, что недорогой товар, пока доедет до Байконура, стоит втридорога. К тому же наш НДС к вычету не принимают. А поэтому мало кто из России с нами хочет работать...

– Неужели за все эти годы вы ни разу не пытались улучшить ситуацию?

– Как не пытались? Конечно, пытались, – начали возмущаться предприниматели. – Два-три года назад в Астане собиралось заседание межправительственной комиссии по комплексу «Байконур», там обсуждали и этот вопрос. Говорили-говорили – ничего не решили. Как хочешь, так и крутись!

– Но они ведь все объяснили?

– Нам – нет, но и так догадаться не сложно, в чем загвоздка. Помните, что было несколько лет назад? Громкий скандал с отмыванием через город денег нефтяных компаний. И без того сложную ситуацию усугубил дефолт в России, когда казахи стали валом скупать российские товары. И тогда вновь подняли вопрос о статусе нашего города, – уточнила Татьяна Медова, исполняющий обязанности начальника отдела торговли городской администрации. – Казахские власти заявили: «Если космодрому дадим растаможку, то тогда через него вы весь Казахстан завалите российскими товарами!» Хотя их тоже понять можно, они просто защищают своих производителей от конкурентов. Но байконуровцы-то тут причем?

– Пытались мы с нашей проблемой выйти напрямую на Владимира Путина, – рассказала Ирина Димченко. – В прошлом году, когда по всей стране была организована прямая линия с президентом, мне удалось дозвониться до Москвы. Но девушка, которая принимала вопросы, услышав название «Байконур», сказала: «Такого города в России нет!» и положила трубку.

– А с налоговой инспекцией в связи с этой неразберихой трудностей не возникает?

– У нас в этом смысле все намного проще, – начал предприниматель Василий Собко.– Потому что большинство работает на вмененке. К тому же город у нас маленький, все друг друга знаем и в случае чего – помогаем. Хотя и без споров, конечно, не обходится.

Услышать подобные слова наверняка было бы лестно любому налоговому инспектору. Однако журналистская настырность не давала мне покоя – ну не может же быть все так хорошо! А потому по окончании встречи с бизнесменами я напросилась в гости к одному из них, вернее, к главному бухгалтеру его фирмы, Анне Седовой.

Бухгалтерия «а-ля Байконур»

Анна Седова на бухгалтерском посту уже десять лет, восемь из которых – на Байконуре. Фирма, в которой она работает, распространяет различное оборудование для безопасности зданий, вроде огнетушителей и пожарных сигнализаций.

– Наши налоговые инспекторы, конечно, не идеальны, – начала рассказ Анна. – Нам с ними по долгу службы приходится искать общий язык. Например, когда у них не хватает толковых юристов. В результате у нас с инспекторами часто возникают споры из-за разного толкования законодательства: по поводу соответствия друг другу документов, их отсутствия или запоздалого прихода. Мне даже жалко бывает налоговиков. Они сами разобраться не могут, что там наверху принимают. Ну не поспевают они за всеми изменениями. А тут еще и мы к ним постоянно на консультации ходим, спрашиваем, как и что делать.

Тут в кабинет вошла женщина. Оказалось, что это коллега Анны Седовой – Елена Данина, главный бухгалтер торговой фирмы из соседнего офиса. Узнав, о чем наш разговор, она добавила:

– Беда наших налоговых инспекторов в том, что, как и в России, среди байконуровских налоговиков текучка большая. Есть несколько хороших специалистов, которые работают тут довольно долго, а вот новеньким подучиться бы не мешало. За последние месяцы обновилась половина штата. Откуда же тут опыт работы? А пригласить к нам кого-то из соседнего города, как это делается в России, сами понимаете – невозможно. По той же причине и хорошим юристам тут неоткуда взяться.

Порой просто до курьезов доходит. В прошлом году у нас с одной организацией спор вышел. Они могли платить налоги как фирма, имеющая льготы, и как не имеющая их. Вот и не могли решить, как нам с НДС разобраться. Обратились в налоговую. Там развели руками и по-честному признались, что не знают, как лучше поступить. Что делать? Написали письмо в Россию, в Высший Арбитражный Суд. И оттуда буквально через месяц пришел четкий и ясный ответ. Мы теперь постоянно к высшим арбитрам за разъяснениями обращаемся. А в случае споров ездим в Московский арбитражный суд.

– Есть у нас еще одна особенность «а-ля Байконур», – вступила в разговор Анна.– Аудиторов нам тоже приходится «выписывать» из России. Оплачивать их проживание и командировочные приходится по заграничным ставкам. Крупным фирмам это по карману, а переживающим не лучшие времена – довольно обременительно.

Тайны космической бухгалтерии

На следующее утро мы начали созваниваться с руководителем единственной в Байконуре налоговой инспекции Александром Федоровым. Еще когда мы были в Москве, пресс-служба города передала нам согласие чиновника на интервью. Однако теперь главный налоговик Байконура старательно избегал встречи с нами. Его секретарь пояснил, в чем дело: г-на Федорова назначили на пост всего несколько месяцев назад, да и вообще космические налоги для постороннего глаза закрыты – государственный секрет. Но, несмотря на запрет, мы решили сами сходить в гости к налоговикам.

Здание налоговой инспекции по городу и космодрому Байконур выгодно отличается от соседних. Трехэтажное, с недавно выкрашенным фасадом и пластиковыми окнами, оно буквально режет глаз своей красотой.

Перед ним красуется новая доска объявлений. На ней аккуратно вывешены координаты инспекции, информация о семинаре... Налоговые инспекторы делят свое помещение с оперативниками отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, а потому занимают только правое крыло здания.

В недавно отремонтированном и выложенном мрамором холле мы увидели елочку. Она единственная не была обсыпана строительной пылью – в здании полным ходом шел ремонт. Несколько отделочников усиленно вбивали какие-то доски в просторном светлом помещении на первом этаже. Судя по уже установленным перегородкам, здесь скоро будет размещаться операционный зал.

Дальше шел темный коридор с множеством дверей. Света не было, потому что тут же электрик на шатающейся стремянке ремонтировал лампу.

Пройти на второй этаж к руководителю не удалось. На лестничной площадке сидела строгая женщина, которая ни в какую не хотела пропускать нас наверх. Даже последний прием разведчика – «нам бы в туалет пройти» – тоже не сработал. «Секьюрити» лишь сердито буркнула: «Туалет не работает – на ремонте».

Несмотря на то что день нашего полушпионского посещения был будничным, в коридоре стояло немало бухгалтеров. Как оказалось, все они сдавали квартальные отчеты, хотя до окончания отчетного периода еще оставалось достаточно времени. Заглянув в кабинет, я увидела четырех девушек – молодых инспекторов. Рядом с каждой сидел бухгалтер.

– У меня вообще нет никакой новой формы, – чуть ли не сбивая меня с ног проговорила взволнованная женщина, выходя из кабинета. – Нет бы на стену предварительно разъяснения повесить...

К ней тут же со всех сторон подошли люди. По их разговору я поняла, что все дело в новых КБК. Для многих бухгалтеров сообщение о том, что с начала 2005 года коды поменялись с 7-значных на 20-значные, стала новостью. Просто они привыкли к тому, что до ремонта вся информация заранее вывешивалась на стендах в коридоре. Любой из бухгалтеров, проходя мимо здания налоговой инспекции или заглядывая на консультации, обязательно останавливался и просматривал последние сообщения. Теперь доски для объявлений стоят в углу, запорошенные строительной пылью.

– Что ж делать? Надо переписывать, – сказала женщина и оглянулась в поисках стула и стола. Из-за их отсутствия бухгалтеры в рядок разместились на бордюрчике в холле и начали дружно переписывать новые КБК.

И с налоговиками можно дружить

Несмотря на все трудности, бухгалтеры Байконура относятся к налоговым инспекторам чуть ли не с любовью. «Когда какие ошибки сделаешь, всегда помогут поправить», – говорят они. По любым возникающим вопросам спокойно созваниваются с налоговиками и приходят к ним на консультации. Бухгалтеры даже оправдание находят для коллег из налоговой. Мол, в коридорах сейчас полно народа, потому что с приходом нового начальства пошли плановые проверки и многие инспекторы на выезде. А то, что отсутствуют элементарные удобства, так это из-за ремонта.

Налоговые работники регулярно проводят с бухгалтерами различные семинары. Правда, они больше похожи на встречи хороших знакомых. На последнем семинаре рассказывали про новые виды контрольно-кассовых машин с обновленным уровнем защиты. Для фирм кассовые аппараты – это вечная головная боль. Дело в том, что они не выдерживают суровых погодных условий казахских полустепей и редко когда держатся дольше месяца: выходят из строя летом от жары, а зимой от холода.

Вообще к рассказам о гневных налоговых инспекторах и затюканных бухгалтерах здесь относятся как к фильмам ужасов: страшно, но не верится. Просто здесь, как и во многих маленьких городах, куда ни глянь, все друг другу хорошие знакомые. Видимо, поэтому мы никого не застали в консультационном центре. Создан он был для помощи предпринимателям и бухгалтерам несколько лет назад, но особой популярностью у них не пользуется. Зачем? Ведь в любое время можно обратиться за помощью к налоговому инспектору, к тому же совершенно бесплатно.

Перед отъездом мы вновь встретились с нашими новыми знакомыми – Анной Седовой и Еленой Даниной. Сейчас Байконур готовится к своему большому юбилею – пятидесятилетию со дня основания. В ожидании высоких гостей в городе реставрируют дома и памятники. А предпринимателям приходится все чаще выписывать на добровольных началах средства на проведение праздника.

Провожая нас в аэропорту, Анна и Елена в один голос приглашали приехать к ним в гости снова:

– Приезжайте еще раз. Лучше поздней весной, когда в степи тюльпаны расцветают. Красотища неописуемая! Нигде такой не увидите!

– А какой вам гостинец привезти?

– Привезите хлеба. Родного русского черного хлеба со вкусом родной российской стороны...

Куда супруг – туда и бухгалтер

Бухгалтеров в Байконуре немного. Объяснение тому простое – в городе не так уж много фирм. Большинство здешних предпринимателей сами ведут учет, «сидя» на упрощенной системе налогообложения или на вмененке. Однако есть и такие, кому без бухгалтера обойтись просто невозможно.

В основном сводят дебет с кредитом жены офицеров, приехавшие сюда вслед за мужьями. Но именно из-за привязанности супругов к службе в бухгалтерской среде наблюдается постоянная текучка. Как только муж переезжает на другое место, за ним перебирается жена.

Вот уже несколько лет будущих специалистов готовят на факультете «Бухгалтерский учет и аудит» в двух филиалах российских вузов в Байконуре. Еще обучаясь, многие студентки проходят практику в фирмах города. Студенток берут с огромным удовольствием в надежде, что хоть коренные жительницы, став бухгалтерами, останутся работать подольше.

Как деньги в космос улетели

Раскрытию схемы увода налогов нефтеперерабатывающих предприятий через космодром Байконур была посвящена пресс-конференция тогдашнего заместителя министра по налогам и сборам России Рината Досмухамедова, которая прошла 19 марта 2003 года. Схема ухода от налогов заработала еще в 2001 году. В ней были задействованы несколько нефтеперерабатывающих заводов Башкортостана и зарегистрированные в Байконуре компании, которые заключили договоры на переработку нефти.

Как рассказал Ринат Досмухамедов, в результате этой схемы фирмы «Корус-Байконур», «Борт-М» и «Орбитальные системы» получили право на владение производимыми на заводах нефтепродуктами и должны были платить налоги в Байконуре. Однако бывший глава администрации Байконура на основании российско-казахстанского соглашения об особом режиме города полностью освободил эти компании от уплаты акцизов. Что, по мнению МНС, незаконно.

Досмухамедов также рассказал, что арбитражный суд Московской области по иску МНС установил, что договоры между тремя вышеупомянутыми фирмами в Байконуре и нефтяными заводами «заключались с целью увода заводов от налогообложения». Суд признал эти договоры ничтожными, то есть недействительными.

На Байконур за зарплатой

Зарплаты байконуровских бухгалтеров сильно отличаются друг от друга. У индивидуального предпринимателя за свои труды они получают в среднем 150–250 долларов США в месяц. «Приличной» же для тех, кто работает на предприятиях, так или иначе связанных с космосом, является сумма в 800 американских дензнаков и даже больше.

Заработная плата казахских бухгалтеров вне Байконура в среднем равняется 100–150 долларам (если, конечно, они работают не в иностранной нефтяной компании, где только официальный оклад колеблется от 5 до 10 тысяч долларов). К тому же город может выделить квартиру семье бухгалтера, если он будет сотрудником «космической» организации. Поэтому всеми правдами и неправдами казахские бухгалтеры стараются попасть в Байконур. Но, так как различие между налоговым законодательством двух стран достаточно большое, – не могут составить достойной конкуренции российским коллегам.

Анастасия АНДРЕЕВА

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное