Маленькая победа большого штрафа

Маленькая победа большого штрафа

27.02.2005

Ежегодная горячка под названием «Успеть до 1 марта сдать в Пенсионный фонд отчет по персучету» в самом разгаре. За малейшую неточность в сведениях или опоздание с их подачей хотя бы на день пенсионщики предъявят фирме грандиозный штраф в 10 процентов от годовой суммы ее пенсионных взносов. До сих пор в судах удавалось доказать, что штраф должен быть другим - всего одна тысяча рублей. Одно из таких судебных решений в декабре опроверг Высший Арбитражный Суд. Однако шансы уменьшить штраф все же остаются

Пенсионное наказание

Составить и вовремя сдать индивидуальные сведения о работниках фирмы, да еще оформленные так, чтобы пришлось по душе пенсионщикам, – уже само по себе наказание для бухгалтера. В каждом управлении Пенсионного фонда свои требования.

Почти везде хотят видеть отчет по персучету не только на бумаге, но еще и на дискете. При этом компьютеры в управлениях Пенсионного фонда постоянно сбоят, и сдать отчет с первого раза получается не всегда (об одном из таких случаев читайте в июньском номере «Расчета» за прошлый год на стр. 93). Программам, в которых принимают отчет, до идеала далеко, и иногда приходится помучиться, чтобы оформить в них сведения. Где-то отчет нельзя сдать, не взяв предварительно распечатку по пенсионным взносам. В каждом управлении свои представления о том, нужно или нет бумажный отчет сшивать, и если нужно, то как. Чего уж говорить о банальных очередях, из-за которых вручить пенсионщикам сведения хотя бы со второго захода – уже большая удача.

Терпеливо все это сносить заставляет размер штрафа, которым в Пенсионном фонде грозят фирме за не вовремя сданные, неполные или недостоверные сведения. По статье 17 закона о персучете (от 1 апреля 1996 г. № 27-ФЗ) это 10 процентов от всей суммы пенсионных взносов, которые причитаются с фирмы за отчетный год. Понятно, что сумма штрафа обычно получается внушительная. Причем начисляют его, даже если с отчетом фирма опоздала хотя бы на день или же в нем есть какая-нибудь сугубо техническая ошибка.

Сурово и несправедливо. Законодатели, возможно, пребывают в уверенности, что несправедливость эту давно устранили, приняв закон о пенсионном страховании (от 15 декабря 2001 г. № 167-ФЗ). В нем размер штрафа за опоздание со сдачей в фонд любых сведений из тех, которые фирма должна ему представлять, составляет одну тысячу рублей. Однако в Пенсионном фонде посчитали, что штрафов за не вовремя сданные или недостоверные сведения персучета это не касается. И разослали по своим отделениям письмо с указанием по-прежнему начислять 10-процентный штраф (от 5 августа 2003 г. № КА-09-25/8276). Что те и делают.

Бесспорно списать начисленный штраф пенсионщики не могут, и им приходится обращаться в суд. Те, кто заметил, что за несдачу сведений существует и другой штраф, поменьше, пытались с фондом спорить – с переменным успехом. Одни суды признавали верным 10-процентный штраф, другие считали, что он должен составлять тысячу рублей. Последние исходили из того, что из двух законов, устанавливающих разное наказание за одно и то же нарушение, должен действовать более поздний. В декабре Высший Арбитражный Суд опроверг одно из таких судебных решений.

Дурные предчувствия

К высшим арбитрам обратилось одно из управлений Санкт-Петербургского отделения ПФР, проигравшее спор о штрафе питерской фирме «ЕСАБ-СВЭЛ» (постановление ФАС Северо-Западного округа от 29 апреля 2004 г. № А56-26913/03).

Еще в 2003 году фирма почти на два месяца опоздала со сдачей индивидуальных сведений. Штраф за это, предъявленный пенсионным управлением по статье 17 Закона № 27-ФЗ, представлял собой кругленькую сумму, с которой так просто в фирме расставаться не пожелали. В Федеральном арбитражном суде Северо-Западного округа, до которого спор фирмы с фондом добрался прошлой весной, ее представителю Михаилу Пустовалову удалось доказать, что 10-процентный штраф незаконен (подробно об этом «Расчет» рассказывал в № 6 за прошлый год на стр. 92). Помогла ссылка на постановление Конституционного Суда от 25 июня 2001 г. № 9-П, где сказано, что из двух противоречащих друг другу законов большую силу имеет тот, который издан позднее.

Однако к декабрю, когда спор должен был рассматривать Высший Арбитражный Суд, Конституционный Суд обнародовал еще одно свое постановление – от 29 июня 2004 г. № 13-П. Там он отметил, что принцип «последующий закон отменяет предыдущие», конечно, существует. Но, несмотря на это, «независимо от времени принятия приоритетными признаются нормы того закона, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений». Из этого уже следовало, что специальный закон о персучете, даже будучи более ранним, все же имеет большую силу, чем общий закон о пенсионном страховании.

Кроме того, еще в конце прошлого лета сами высшие арбитры выпустили письмо от 11 августа 2004 г. № 79, в пункте 16 которого объяснили, как нужно считать 10-процентный штраф. Там сказано, что если фирма не успела вовремя сдать сведения лишь на часть своих работников, то 10 процентов нужно брать только от той суммы взносов, которая перечислена за этих сотрудников.

«Многие расценили это письмо как безоговорочное признание судом того, что из двух штрафов нужно применять именно 10-процентный. Однако это не так, – убежден Михаил Пустовалов. – Ведь в рамках письма суд вообще не рассматривал противоречие между двумя устанавливающими штраф законами. Но, учитывая постановление Конституционного Суда, я понимал, что наши шансы при рассмотрении дела в Высшем Арбитражном Суде невелики».

Угроза персучету

Однако на свежее постановление № 13-П представители Пенсионного фонда на заседании в Высшем Арбитражном Суде ссылаться не стали. Не прозвучало там и упоминание о его собственном августовском письме.

Видимо, куда убедительней они считали аргумент-угрозу, который изложили в своем заявлении: занятая Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа позиция «может привести к дезорганизации деятельности страхователей по представлению сведений индивидуального (персонифицированного) учета». Если перевести на простой язык, получится что-то вроде: «Вот вы сейчас признаете, что штраф должен быть не 10 процентов от годовой суммы взносов, а всего тысяча рублей, и тогда мы вообще ни от кого сведений персучета вовремя не получим».

Другой довод представителей Пенсионного фонда был таким. В 2003 году, когда компанию «ЕСАБ-СВЭЛ» и оштрафовали, у статьи 14 Закона № 167-ФЗ еще был пункт 3. Он обязывал фирмы сообщать фонду о своей реорганизации, ликвидации, изменениях в учредительных документах и смене места нахождения. Представители Пенсионного фонда утверждали, что штраф в тысячу рублей, установленный статьей 27 этого закона, касается несдачи именно этих сведений, а вовсе не всех, которые фирмы должны им представлять.

Компромисс

Неизвестно, какой из этих доводов подействовал на высших арбитров, но в вынесенном в итоге постановлении от 7 декабря 2004 г. № 7879/04 они опираются на второй. Судьи согласились с тем, что в 2003 году статья 27 Закона № 167-ФЗ устанавливала штраф в одну тысячу рублей за несдачу только тех сведений, которые были перечислены в пункте 3 статьи 14 того же закона. Поэтому к отчету по персучету этот штраф никакого отношения не имел. Значит, за это Пенсионный фонд вправе был штрафовать фирмы по статье 17 Закона № 27-ФЗ, то есть на 10 процентов от годовой суммы взносов (то же самое сказано и в постановлении № 7887/04, которое ВАС принял в тот же день по аналогичному делу).

Однако это вовсе не означает, что и сейчас в Пенсионном фонде вправе поступать так же. От рассмотрения этого вопроса высшие арбитры вообще ушли. По сути они просто указали на то, что в 2003 году нормы обоих законов о штрафе никак не «пересекались», поскольку каждая устанавливала наказание за несдачу конкретных сведений. То есть тогда соотношения «общая норма и специальная» или «более ранняя и более поздняя» между ними и быть не могло (хотя сам по себе закон о персучете и является специальным по отношению к закону о пенсионном страховании).

Сейчас же пункт 3 статьи 14 Закона № 167-ФЗ отменен. А устанавливающая штраф в одну тысячу рублей за непредставление в Пенсионный фонд сведений статья 27 этого закона осталась. Осталось и упоминание об обязанности фирм представлять в Пенсионный фонд документы персучета – оно содержится в пункте 2 статьи 14. Выходит, теперь статья 27 говорит о штрафе в тысячу рублей за непредставление отчета по персучету.

Вопрос же о том, какой при начислении штрафа нужно выбирать закон – № 27-ФЗ как специальный или № 167-ФЗ как более поздний, – Высший Арбитражный Суд оставил без ответа. Поэтому его вердикт не мешает арбитражным судам по-прежнему исходить из того, что штрафовать нужно по более позднему закону. Однако, учитывая упомянутое постановление Конституционного Суда № 13-П, где тот отдает предпочтение закону специальному, доказать это будет не так-то просто.

Сделать это поможет довод, который Михаил Пустовалов привел еще на рассмотрении спора в Высшем Арбитражном Суде. Юрист обратил внимание на то, что Закон № 167-ФЗ, установив штраф в одну тысячу рублей, не просто ввел новую ответственность за непредставление индивидуальных сведений, но и смягчил ее. А в силу пункта 2 статьи 54 Конституции в подобных ситуациях более поздний закон имеет не просто большую, а еще и обратную силу. Это в определении от 1 апреля 1999 г. № 29-о подтвердил и Конституционный Суд. Из этого следует, что статья 17 закона о персучете в части, устанавливающей 10-процентный штраф, с введением Закона № 167-ФЗ просто канула в Лету.

Акт проверки вам в помощь

Впрочем, спор в высшем арбитраже Михаил Пустовалов все-таки выиграл. Решив, что из двух штрафов в фонде правильно выбрали 10-процентный, судьи признали, что наказывать им фирму было нельзя. Причина – в акте камеральной проверки, который составил сотрудник фонда, получив отчет фирмы по персучету с опозданием.

Прямо в этом акте написано: «По результатам проверки начислен штраф в размере таком-то». И там же указаны платежные реквизиты для его перечисления. Правила пункта 1 статьи 101 Налогового кодекса, которые распространяются и на проверки Пенсионного фонда, составлявшего акт камеральщика нисколько не смутили. А они тем временем гласят: чтобы привлечь фирму к ответственности (то бишь наказать ее штрафом), необходимо решение, а вовсе не акт проверки. Причем решение должен подписать руководитель управления фонда, а не рядовой его сотрудник.

Руководитель же питерского управления фонда подписал акт, тем самым согласившись с его содержанием. А решение вынес только через некоторое время. Столь грубое нарушение статьи 101 Налогового кодекса и стало причиной того, что Высший Арбитражный Суд решил спор в пользу фирмы.

«Интересно, что в акте фраза “По результатам проверки начислен штраф в размере...” исполнена типографским способом, а не начертана рукой инспектора, – говорит Михаил Пустовалов. – Насколько я знаю, в Санкт-Петербурге в управлениях Пенсионного фонда и в прошлом году пользовались точно такой же формой акта. То есть скорее всего этот бланк – типовой. И если это так, то теперь со ссылкой на постановление Высшего Арбитражного Суда можно добиться отмены любого основанного на таком акте решения о штрафе».

Однако этот шанс, как нам удалось выяснить, выпал далеко не всем фирмам. Среди общедоступных документов Пенсионного фонда такого, который утверждал бы единую форму акта камеральной проверки, найти не удалось. «Такой формы просто не существует, – подтвердила Елена Бондарева из управления организации персонифицированного учета ПФР. – В некоторых наших региональных отделениях утвердили свои формы, которыми пользуются во всех подчиняющихся им территориальных управлениях. В других регионах все составляют акт в произвольной форме».

Так, свою форму акта утвердили в отделении ПФР по Красноярскому краю. Там фраза о штрафе сформулирована так, что не придерешься: «По результатам проверки предлагается привлечь к ответственности...».

Так что если в фонде решат оштрафовать вашу фирму, присмотритесь к акту проверки. Возможно, платить штраф не придется. Стоит «поднять» акты и тем, кто штраф уже заплатил, – вдруг его сумму можно вернуть?

Еще один шанс

Есть в статье 17 Закона № 27-ФЗ одна неясность, которой можно воспользоваться, чтобы уменьшить сумму штрафа. Статья устанавливает штраф как 10 процентов от «причитающихся за отчетный год платежей в Пенсионный фонд». О том, что понимать под «причитающимися», нет ни слова.

Закон же об обязательном пенсионном страховании оперирует терминами «начисленные» и «перечисленные взносы». Так вот, «причитающиеся» – это какие? Начисленные за год? Или начисленные за год за вычетом фактически в нем перечисленных в виде авансовых платежей (то есть сумма, которую фирма фактически должна перечислить в Пенсионный фонд по итогам года)?

В самом Пенсионном фонде явно придерживаются первой версии. Но ничто не мешает попытаться доказать в суде, куда пенсионщики обратятся сами, что верной является как раз вторая. В мае прошлого года это удалось представителям Пермской чулочно-носочной фабрики (постановление ФАС Уральского округа от 18 мая 2004 г. № Ф09-1949/04АК).

В Пенсионном фонде начислили штраф? Присмотритесь к акту камеральной проверки – возможно, ничего платить не придется

Однажды отбиться от штрафа удалось, сыграв на неясности закона

Наталия МАРТЫНЮК

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное