Ликвидация компании с долгами

22.02.2017

Компании, задолжавшие и государству, и партнерам по бизнесу, нередко применяют альтернативные методы избавления от финансовой ответственности – балансируя на грани закона, но не переходя ее. В последнее время тучи над такими «эквилибристами» основательно сгустились, а гроза может разразиться в июне, когда закон расширяющий сферу привлечения к субсидиальной ответственности вступит в силу.

По определению, сам по себе институт банкротства компаний – это цивилизованный способ разрешения ситуации, когда одной стороне нужны деньги, а у другой их нет и взять негде. При условии, что обе стороны являются законопослушными, этот громоздкий многоступенчатый механизм, хоть с большим скрипом, но работает. Правда, и те, кто должен, и те, кому должны, отмечают неэффективность процедуры из-за значительной продолжительности и высокой стоимости.

Но идеальные взаимоотношения всегда труднодостижимы, если не невозможны. Особенно там, где речь идет о больших деньгах. Поэтому институт банкротства испытывает на себе все проблемы нашего общества – в том числе тотальное недоверие всех друг к другу.

Обратите внимание

Привлечь к ответственности «теневого собственника» – реальное контролирующее лицо – бывает очень сложно. Это требует объединенных усилий конкурсных кредиторов, арбитражного управляющего и правоохранительных органов. Новый закон существенно упрощает эту задачу.

В ФНС считают, что и закон о банкротстве, и судебная практика «перекошены» в сторону интересов недобросовестных должников, главная задача которых – списать долги и исключиться из реестра. В свою очередь представители неплатежеспособных компаний сетуют на значительный крен в сторону защиты прав кредиторов, а у них, должников, нет возможности цивилизованно справиться со своими предпринимательскими рисками. Закон от 28.12.2016 № 488-ФЗ, официально опубликованный 09.01.2017 и вступающий в силу 28.06.2017, формально направлен на достижение «баланса интересов».

Сразу оговоримся: документ этот «уполномочен» именно на отладку механизма банкротства, а не на укрепление взаимопонимания. Личные интересы так и останутся сугубо личными, вот только отстаивать их кому-то станет легче, а кому-то – наоборот. Забегая вперед, отметим, что основные новации заключаются в следующем: недобросовестных бенефициаров компаний можно будет заставить отвечать по ее долгам после конкурсного производства или даже тогда, когда на банкротство нет денег; за брошенные фирмы-«однодневки» тоже придется платить. А кредиторы в лице госорганов станут активнее пользоваться возможностями субсидиарной ответственности. Но обо всем по порядку.

Читайте также «Фиктивное и преднамеренное банкротство»

Исключение должников из ЕГРЮЛ

Новый закон запрещает в административном порядке исключать из ЕГРЮЛ должников, в отношении которых введена процедура банкротства.

Эти поправки были разработаны в связи с Постановлением Конституционного суда РФ от 18.05.2015 № 10-П/2015. Тогда в суд поступила жалоба фирмы, которая инициировала процедуру банкротства должника, но так и не дождалась возврата своих денег: на следующий день после открытия конкурсного производства ФНС исключила дебитора из реестра юридических лиц.

Решив, что административный порядок ликвидации ставит под удар права кредиторов, Конституционный суд РФ постановил признать пункт 2 статьи 211 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» частично не соответствующим нескольким статьям Конституции РФ.

Изменения, внесенные в законы об обществах с ограниченной ответственностью, о регистрации юрлиц и о банкротстве, не допускают исключения в административном порядке (лишь по решению регистрирующего органа) из ЕГРЮЛ недействующего юридического лица, если в его отношении имеется принятое арбитражным судом заявление о признании должника банкротом, производство по которому не прекращено.

Кроме того, оператора Единого федерального реестра сведений о банкротстве обяжут представлять ФНС сведения обо всех юрлицах, в отношении которых имеются такие решения, без чего ликвидировать юрлицо будет невозможно. Соответственно продлены и сроки ликвидации предприятий – на шесть месяцев по решению суда.

Субсидиарная ответственность

Изменения в закон об обществах с ограниченной ответственностью также предоставят возможность кредитором привлекать к субсидиарной ответственности по долгам общества лиц, уполномоченных в силу закона или иного правового акта или учредительного документа выступать от имени должника.

Также появится возможность привлечь к субсидиарной ответственности лиц, имеющих физическую возможность определять действия юридического лица после исключения компании из ЕГРЮЛ, если указанные лица действовали недобросовестно.

Кроме того, изменения коснутся Федерального закона от 26.10.2002 № 127 «О несостоятельности (банкротстве)». Согласно поправкам в закон, привлекать к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц теперь можно будет даже после завершения процедуры конкурсного производства, а именно в течение трех лет со дня, когда лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало об основаниях для привлечения должника к субсидиарной ответственности.

Действующая редакция Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» запрещала привлечение контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности после завершения конкурсного производства.

Читайте также «Субсидиарная ответственность руководителя»

Плюсы и минусы закона

Понятно, что однозначно оценить документ с точки зрения «хороший-плохой» пока не представляется возможным. Во-первых, он еще не заработал. А в способности наших чудотворцев-правоприменителей превратить в дамоклов меч даже плюшевую подушку, исказив суть наигуманнейшего закона до неузнаваемости, мало кто сомневается. Во-вторых, у любой монеты две стороны: сегодня ты – злостный недобросовестный неплательщик, а завтра, глядишь, добропорядочный кредитор. И наоборот. Но какие-то теории и предположения можно строить уже сейчас.

Обратите внимание

Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» дополняется пунктами, продлевающими срок ликвидации общества. Этот срок не может превышать один год, но в случае если ликвидация общества не может быть завершена в указанный срок, этот срок может быть продлен в судебном порядке еще на полгода.

Поправки решают проблему «ликвидации с долгами», когда фирмы бесследно исчезают, не рассчитавшись с кредиторами, а также дают возможность добраться до выгодоприобретателя через все юридические конструкции между ним и оболочкой бизнеса.

Субсидиарная ответственность фактически выходит за пределы банкротства: ограничение, которое не позволяет привлекать к «субсидиарке» после завершения конкурсного производства, снимается. Новый закон дает для этого дополнительно три года, если обстоятельства виновности контролирующих лиц стали известны позднее (срок можно восстановить по уважительным причинам). Такое кардинальное новшество, по оценке юристов, по сути, допускает «жизнь после смерти» юрлица, то есть возобновляет процедуры, связанные с банкротством, уже после его окончания и ликвидации компании. Это предлагают делать путем группового иска, а искать тех, кто мог бы к нему присоединиться, должны будут инициаторы заявления.

Еще одно новое основание для субсидиарной ответственности наступает после того, как компанию исключили из ЕГРЮЛ как недействующую (для этого достаточно один год не сдавать отчетность и не проводить операции по счету). Если у фирмы при этом остались долги из-за недобросовестного или неразумного поведения управленцев, кредиторы могут привлечь их к ответу.

Суд будет обязан решить вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности даже в том случае, когда нечем оплачивать процедуры банкротства компании (в т. ч. если заявление о банкротстве было отклонено) – это будет происходить в порядке искового производства.

Основной же риск закона в том, что он открывает кредиторам возможности преследовать лиц, контролирующих должника, после ликвидации компании, но не предусматривает четких процедур и гарантий для всех участников процесса.

Что касается должников, то им «по умолчанию» предоставляется возможность изобретать новые, более изощренные способы увода активов. И в том, что они ей воспользуются, сомневаться не приходиться.

Сергей Данилов, корреспондент «ПБ»

Электронная версия журнала
«ПРАКТИЧЕСКАЯ БУХГАЛТЕРИЯ»

Лучшее предложение для тех, кому нужен минимальный бюджет и практическая информация по учету и налогам.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное

Комментарии (1)

  1. Александр, Компания РаСоБи
    21.03.2017Ответить

    Да, возможно этот закон поможет, но пока большие сомнения в его эффективности

    Да, возможно этот закон поможет, но пока большие сомнения в его эффективности
    Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать0Вам нужно авторизоваться, чтобы голосовать0



Оставить комментарий


Введите код с картинки:

CAPTCHA