Будни «прокатного цеха»

02.12.2015

Явление под названием «аутсорсинг», «аутстаффинг», «лизинг персонала», «аренда работников», «заемный труд» или как его там еще, стало набирать у нас популярность после кризиса 1998-го с его массовыми увольнениями штатных сотрудников, ставших вдруг для компаний слишком дорогими. Популяризироваться, оставаясь при этом законодательно неотрегулированным.

Пришло явление, разумеется, «оттуда» - из мира чистогана и наживы, где человек человеку понятное дело кто. Суть таких трехсторонних трудовых отношений, на первый взгляд, достаточно проста: работник заключает договор с некой компанией-провайдером (кадровым агентством), которая затем направляет его трудиться на объекты другой организации, с которой, в свою очередь, тоже имеет договор. Заказчик экономит на налогах, «социалке» и прочих расходах на персонал, ибо исполнитель берет всю эту головную боль на себя. В обмен на свой «маленький гешефт». Все довольны и счастливы, включая государство, которому провайдер (в идеале) исправно перечисляет налоги.

Но Запад есть Запад. Там другая система мотивации, другое ценообразование. Там у них социальная защищенность работника, задействованного в лизинговой схеме, как отмечают наши, отечественные эксперты, очень высокая, но за счет увеличения себестоимости той самой продукции. Их рынок давно уже адаптировался, они могут себе это позволить.

Бой с тенью

На Западе это исчадье развитого капитализма зарекомендовало себя как современный, динамично развивающийся вид оптимизации деятельности предприятий. У нас же через какое-то время после введения этого инструмента в полуофициальную эксплуатацию сразу же появились к нему претензии со стороны «компетентных органов». То ли у страха глаза велики (как это так, живого работника, как механизм какой, в пользование передавать), то ли действительно с «лизингом персонала» случилась известная метаморфоза, когда благородное, казалось бы, растение, пересаженное из забугорного чернозема в российский суглинок, начинает приносить очень странные плоды.

Не без этого. Первыми «отметились» налоговые органы, затем - профсоюзы и защитники прав трудящихся из числа депутатов. Дескать, инструмент этот - действительно современный, динамично развивающийся способ… ухода от налогов и закабаления человека человеком. Ну, с налоговиками понятно, поскольку такую разновидность «заемного труда» как «аутсаффинг», когда работодатель не просит провайдера подобрать ему новых сотрудников на стороне, а просто перепоручает ему заботу о своих собственных, выведенных за штат, действительно во многих случаях применялся не по прямому назначению. При этом работники продолжали трудиться на тех же рабочих местах, но только уже на правах, ущемленных до птичьих. Впрочем, на таких ловкачей и тогда находилась управа – доказать экономическую выгоду от преобразований им было непросто.

Однако помимо «аутстафферов» под раздачу попали и все остальные участники рынка «нетрадиционных трудовых отношений». От слов перешли к делу – в ноябре 2010 года все обвинения оформились в законопроект о запрете заемного труда как циничного способа уклонения работодателя от выполнения социальных обязательств, заложенных в Трудовом кодексе. Причем запретить сначала предлагалось все «заемное рабство» (штамп, введенный в оборот одним из авторов документа и растиражированный СМИ) как таковое, так и не определившись с официальной терминологией. Дело в том, что термины «лизинг персонала» (действительно некорректный, поскольку российский гражданин – не вещь) и «аутсорсинг» так и оставались международными, обиходными, слэнговыми, какими угодно, но не правовыми. Русскоязычное определение этого явления было разве что в Налоговом кодексе РФ - «предоставление персонала».

Бизнес встал на дыбы. Пошли изматывающие дебаты в том ключе, что не запрещать надо, а регламентировать. В июне 2011 года основательно видоизмененный документ был одобрен Госдумой «концептуально». Второе чтение этот «законодательный долгострой» прошел лишь спустя два года – в апреле 2013-го. Затем – вернулся во второе чтение для доработки и был окончательно одобрен только через год. И вот «сбалансированный» федеральный закон от 05.05.2014 №116-ФЗ подписан президентом с тем, чтобы вступить в силу только в 2016 году. Заемный труд, согласно этому документу, отменяется, уступая свои позиции близкой по сути форме занятости, которая, в свою очередь, загоняется не столько в пресловутое «правовое русло», сколько в прокрустово ложе различных норм, предписаний и табу.

Паники ни среди «лизингодателей-аутсерсеров», ни среди их клиентов, вопреки ожиданиям, пока не наблюдается. Напротив, настрой весьма позитивный. То ли документ действительно такой «сбалансированный», то ли законодатель запретил не совсем то, что хотел, оставив свободу для маневра. Благо, название у закона очень уж «говорящее» - «О внесении изменений в отдельные законодательные акты». Всем ведь ясно, о чем речь, правда? Кому не очень – давайте разбираться.

Слуги двух господ

Итак, в «заемно-трудовых» отношениях участвуют три стороны. Одна из них (провайдер) зарабатывает на удовлетворении потребностей двух других, на «стыковке» их между собой. Ведь многим компаниям при пиковых сезонных нагрузках необходимо большее количество линейного, неквалифицированного персонала, нежели всегда. На несколько месяцев, недель, даже дней. К примеру, в ноябре и первой половине декабря крупные складские хозяйства имеют крайнюю нужду в комплектовщиках. А в конце декабря ожидается повышенный спрос… нет, не актеров в амплуа Дедов Морозов и Снегурочек, а кассиров - в ритейле. Причем потребность эта может возникнуть внезапно. Ведь просчитать, когда наступит очередной пик (помимо новогодних праздников и 8 марта) порой не под силу даже опытным аналитикам. Искать самим, брать в штат, а потом увольнять или держать работников «про запас» – долго, хлопотно и накладно. Вся экономика рухнет. Срочный трудовой договор – тоже не панацея.

И есть люди, проживающие, в основном, в регионах разной степени депрессивности и удаленности от центра. Получающие мизерную зарплату и готовые отправиться на заработки. В Москву, разумеется. Закрепляться в не верящей слезам столице надолго, вгрызаясь зубами, у них нет ни сил, ни желания. А так, чтобы на месяц-два, заработать по-быстрому (с минимумом издержек на съем жилья и собственную кормежку) и вернуться к своим семьям – самое то. Кто-то готов работать дольше, добровольно «закабалившись», скажем, на год – все зависит от условий.

Вот они-то и составляют, в основном, внешнюю аудиторию компании-провайдера, которая, помимо чистой «стыковки», взваливает на себя кучу разнообразных рисков перед заказчиком. От зарплатно-налоговых до совсем уж точечных, включая болезни сотрудников и их возможное неблагонамеренное поведение. Способной одним днем набрать и вывести на объект сотню работников и одним махом увести. Заявления о том, что экономия заказчика на использовании труда «лизингового персонала» может доходить до 30%, в большинстве случаев не являются преувеличениям.

Но рынок есть рынок. Бывает он и «белым», и «серым», как гуси у бабуси. И совсем уж черным. В сфере «прокатно-трудовых» отношений «кидают» часто, легко и с удовольствием. В основном, конечно, наемных работников. Мошенников, сулящих готовым поработать вахтовым методом иногородним золотые горы (реальное объявление в одной из газет: срочно требующимся продавцам, работникам торгового зала и мерчендайзерам обещано по 55 000 руб. на руки), хватает. В основном это кадровые агентства, сдирающие с легковерных деньги за трудоустройство и бросающие на произвол. Способ предохранения - воспринимать действительность адекватно, сознавая, что грузчик, пусть даже и в Москве, не может получать по 300-500 рублей в час. Заработать же просто нормальные (а не баснословные) деньги, вкалывая, действительно, в поте лица, но не «уродуясь» в рабских условиях, для страждущих вполне реально.

Заказчик персонала тоже рискует. Можно связаться с вроде бы респектабельным провайдером, на деле не обладающим кадровым резервом, достаточным для удовлетворения всех потребностей клиента. Нужное количество людей (впритык, что называется) на объект он выведет, но в дальнейшем, в случае какого-либо форс-мажора, создаст большие проблемы. Не сумев моментально заменить «забракованных» заказчиком или попросту сбежавших работников. Ведь здесь как в хоре – ценится не тот, кто взял выше ноту, а тот, кто дольше ее держит. Рецепт от таких неудач один – изучить подноготную провайдера до заключения договора и оглядываться по сторонам в погоне за дешевизной услуг. По крайней мере, не использовать низкие расценки в качестве единственного критерия отбора.

Сказка сказывается

О лизинге персонала большинство «что-то слышали», но далеко не все пользовались. Понятие о том, как в действительности складываются взаимоотношения на данном рынке, у многих весьма приблизительное. Большинство подозревает что-то «не совсем хорошее», интуитивно предчувствуя какой-то подвох. У людей нервических, особенно немолодых, вообще возникают смутные, но навязчивые ассоциации с «аутсорсерами в спортивных штанах» из смутных же 90-х, пачками продававшими гастарбайтеров бандитообразным работодателям. Или даже с кирпичными заводами одной из кавказских республик. Черт знает с чем еще. Сказывается, разумеется, и непрозрачность рынка, и просто предубеждения, мнительность и суеверность. Кто-то принципиально не хочет расширять свои познания в этой области – шанс самому стать бизнесменом-работодателем минимален, а стать предметом аренды - да не приведи Господь! Есть «нормальная» работа (не сглазить бы), и мне эти ваши лизинги-шмизинги до одного места. Вот именно, что не сглазить бы… В условиях кризиса не зарекаются.

Самые распространенные предубеждения наемных работников – сто процентов «кинут», бизнесменов – «внешние» сотрудники, особенно «вахтовики», сплошь маргиналы, работают хуже, чем свои.

Мониторить положительные и отрицательные отзывы о работодателях, особенно в сети «Интернет», а тем более безоговорочно им верить – дело не слишком благодарное. Кроме честных исповедей есть и предвзятость, обида, головокружение от собственного случайного везения, заказные «страшилки» и заказной «глянец». Отделить зерна от плевел сложно. Рискну привести три – от людей, которым доверяю сам.

«Тертая тетка»

Рассказу Галины Михайловны из поселка под Астраханью о том, как ютится она в крохотной съемной комнатушке на Речном вокзале, деля ее с двумя соседками и платя за нее отнюдь не копейки, почему-то веришь безоговорочно. Тому, как не высыпается из-за систематических пьяных дебошей хозяина квартиры Валерика и как, невыспавшаяся и озлобленная на весь белый свет, добирается каждое утро чуть ли не на другой конец Москвы, дабы отпахать 14-часовую смену в мягко говоря нетипличных условиях – тоже. И как заплатили ей чуть не треть от реально заработанного и она ничего не смогла сделать. Она – битая жизнью 55-летняя нахрапистая тетка, а не вчерашняя школьница.

А вот насчет того, что живет теперь Галина в 15-минутах хотьбы от склада METRO, где работает уже вторую вахту подряд, и что платит за вполне комфортабельное жилье ее работодатель, я бы, если честно, не поверил, если бы не знал ее как облупленную и не побывал в гостях. А особенно не верится тому, что у Галины, тетки сколь «тертой», столь и сварливой, к работодателю, коим по договору, является отнюдь не METRO, фактически нет претензий. Ну, по-мелочи разве что… Бывают в жизни чудеса.

Интеллигент среди «пиратов»

«Знаешь, в этом году начальство хоть вменяемых комплектовщиков подкинуло. В прошлом - форменная «отморозь» была как на подбор. Аж на работу идти не хотелось. Такое ощущение, будто сброд на пиратскую шхуну прямо перед отплытием вербовали. Пока им что-то объяснишь – у самого мозг закипит. Халтура и подтыривание – норма жизни. Если «с бодуна» - вообще ахтунг. А с нынешней партией все без проблем – адекват полный. Пашут, как заведенные. Бригадир у них – не забалуешь, куратор каждый день приезжает, приглядывает. Я вообще в процесс не влезаю, только если попросят. У их агентства скоро договор с нами заканчивается, так даже расставаться жалко», - откровения моего давнего знакомого Александра, старшего смены на складе крупной книготорговой фирмы.

«Перевоспитатели»

Семен, мастер на все руки из Уфы: «Рекомендовали агентство в Москве, крупное. Позвонил – сказали, чтобы приезжал, что трудоустроят в тот же день, что получать буду прилично и жить в нормальных условиях в шаговой доступности от работы. Жили в форменном клоповнике на окраине столицы нашей Родины по 20 человек в комнате, без холодильника и горячей воды. Работать отправили в «шаговой доступности» Подольск, куда обязаны были добираться к 7 утра. Отработав 2 недели, многие узнали, что заказчику больше не нужны. Заплатили за отработанное «по-минималке». Кто-то, устав от жизненных невзгод и не надеясь найти правду, уехал домой. Кто понахрапистей – стали «качать права», требуя от непосредственного работодателя-агентства исправить ситуацию. Докачались: сейчас действительно живем в 15 минутах ходьбы от объекта, в приличных «хостеловских» номерах на пять человек. Домой пока не собираюсь»

Все эти примеры наводят на прозрачную мысль о том, что есть на рынке «аренды персонала» и нормальные компании, услугами которых могут быть довольны как заказчик, так и работники.

Рекрутинг на «упрощенке»

Человеку неискушенному может показаться, что все не ахти как сложно. Набрать по регионам несколько сотен ивановых-петровых-сидоровых-хабибуллиных, вызвать их в Москву, разместить (за их счет) в общаге чуть не за МКАД с условиями горьковских ночлежек, передать заказчику и на время забыть про них. А проверять, тестировать – увольте. Надо верить людям на слово. Сказал Сидоров, что он кассир, – значит кассир. Сказал худосочный Петров с трясущимися руками, что он грузчик-комплектовщик с 10-летним стажем, без вредных привычек, кроме разве что чтения по ночам Шопенгауэра, значит, так оно и есть. А если он с работой на объекте вдруг не справится, то какие к нам претензии. Мы подобрали то, что вы просили, – формальным признакам соответствовал. Можно обложить нанятых различными поборами и штрафовать за каждый чих.

Работать по такой упрощенной, сердитой и недорогой схеме можно. И работают – у нас вообще страна неограниченных возможностей. Но о хорошей репутации придется забыть, как о чем-то несостоявшемся. Равно как и о сколько-нибудь значимой прибыли. Для извлечения оной уважающие себя компании применяют совсем другие подходы. Гораздо более затратные, но оправданные.

За все в ответе

О том, что нужно для того, чтобы прочно закрепиться на рынке и достичь не сиюминутного успеха, а стабильного процветания, беседуем с Татьяной С., членом совета директоров, директором по правовым вопросам одной из самых крупных в России компаний, специализирующейся на предоставлении персонала и входящей в топ-5 участников данного рынка. В числе клиентов – такие немаленькие компании, как «Ашан», «Metro», «Азбука вкуса», «Дикси», мебельный комбинат «Шатура», Coca- Cola, Zara, пивоваренный завод «Балтика», сеть «Шоколадница» и т.д. Договорились, что по-честному и без купюр.

Тезисно: компания «вкладывается» в каждого сотрудника не только на стадии его поиска, но и, к примеру, помогает с переездом, выплачивает «подъемные» и еженедельные авансы. Из собственных средств, поскольку деньги от заказчика поступают позже. Предоставляет бесплатное жилье, снимая для этого целые общежития и даже квартиры, обставляя их предметами первой необходимости в виде кроватей и стиральных машин. Причем собственный риэлторский департамент старается подыскивать жилье в шаговой доступности от объекта, чтобы работники могли высыпаться. Если не получается – сотрудникам компенсируют проезд или довозят до объекта на корпоративном автобусе. Если нужно, сотрудников обучают – есть специализированный класс по подготовке кассиров. Тоже за свой счет. Выдают спецодежду. Не многовато ли?

Для того, чтобы вложенные в работника деньги не оказались выброшенными на ветер, привлекают не тех, кто просто соответствует формальным признакам, предъявленным заказчиком, а выбирают «из тех - тех самых». Как образом? Кандидат заполняет стандартную в общем-то анкету и подписывает разрешение на обработку своих персональных данных, а дальше Ноу-хау компании - настоящая служба безопасности, укомплектованная бывшими кадровыми «силовиками», по своим методикам проверяющая прошедших первичный отбор кандидатов не только на наличие-отсутствие судимости, но и на склонность к совершению правонарушений, к чрезмерному употреблению алкоголя, на конфликтность, на общую адекватность. Затем за кандидата берутся презентаторы-психологи, «доснимающие» картинку, не снятую «службистами». Человека проходит систему тестов на предмет профпригодности для работы на конкретном объекте. Отсев на стадии проверки службы безопасности доходит до 30%, что очень много, да и содержание ее – удовольствие не из дешевых. Но все равно обходится дешевле, чем если бы все эти потенциальные правонарушители или даже преступники попали на объект к заказчику – платить за все их «чудачества» провайдеру пришлось бы из своего кармана.

Добровольные «стрелочники»

В договоре (обычно – оказания услуг, реже – подряда) заказчик пытается освободить себя от максимального количества рисков. Он не хочет отвечать ни за что, кроме как за несвоевременнсть оплаты оказанных ему услуг. Соответственно, эти риски, начиная с ответственности перед госорганами и заканчивая кражами или попросту внезапным исчезновением сотрудников, берет на себя провайдер. Именно он отвечает за своевременную выплату налогов, страховых взносов, зарплаты. Он «прикрывает» заказчика от Роспотребнадзора, трудинспекции, налоговиков и даже ФМС. Именно он по договору становится тем самым «стрелочником», на которого, случись что, переведут все стрелки. Бывает, что даже у казалось бы благонадежного, прошедшего проверку СБ приезжего от столичного изобилия вдруг «сломается психика», и он покусится на чужое. Причем не пару тысяч рублей украдет, а пустится в бега со всей кассой. Провайдер тут же возмещает заказчику убыток в полном объеме, а затем уже его службисты-отставники помогают полиции выполнять свою работу по поимке преступника и даже довести до суда. Тут Татьяна приводит несколько конкретных случаев. Впечатляет.

Фактически на заказчике лежит ответственность за организацию безопасного труда, ведь именно он, заказчик, оборудует рабочее место. Но некоторые заказчики настаивают на включении в договор требований их формального освобождения. Но если не дай Бог случился несчастный случай, провайдер принимает активное участие в отстаивании его интересов. Решается все, разумеется, в правовом поле. Дойдет дело до штрафа – возместит и этот «ущерб», да еще и работнику что-то выплатит. Репутация дороже. Кстати, самые распространенные претензии госорганов – продажа алкоголя несовершеннолетним. Контрольная закупка, протокол, санкции.

Единственное, что требует провайдер от заказчика – своевременного информирования и вызова своего юриста. Если работодатель участвовал в каких-то административных конфликтах, не обеспечив участия представителя провайдера, тот вправе дистанцироваться.

Рабы не мы

Что касается «бесправия» внешнего персонала и лишения его предусмотренных Трудовым кодексом гарантий, то здесь ситуация следующая. Большинству, по уверениям представителей провайдеров, их готовы предоставить, но в них не особо нуждаются. Человек едет интенсивно работать, а не болеть. Интенсивно – это больше предусмотренных ТК РФ 40 часов в неделю. Следовательно, в заключении трудового договора он попросту не заинтересован. Его вполне устраивает договор гражданско-правового характера, но достаточно подробный и объемный – с нормами выработки, указанием территории, на которой он будет работать, почасовой оплатой. У большинства нет московских медполисов, поэтому о формальной оплате больничного речь тоже не идет. Человек едет работать, а не болеть. Захворал – отлеживается день-другой в предоставленном ему жилье и – вперед. По словам Татьяны С., если человек действительно заболел, а не «занемог после вчерашнего», что при применяемом службой безопасности компании подходе легко проверить, ему даже не ставят прогул и уж тем более не штрафуют.

К тому же, уверяет она, вложенные в работника средства, включая затраты на его поиск, оплату жилья, компенсации проезда до объекта и еженедельные авансы, с лихвой перекрывают все возможные гарантии по ТК РФ. Есть, кстати, среди сотрудников и москвичи, работающие именно по трудовому договору, длительный срок, по 8 часов в день и получающие за свой труд не слишком большую, но стабильную зарплату. Им так удобно, каждый выбирает по себе. Шкала оплаты вахтовиков – прогрессивная. Если человек хорошо зарекомендовал себя на первой вахте и вернулся на следующую, его ставка повышается. Есть система премирования лучших сотрудников и награждения ценными подарками, акция «приведи друга», помощь с оформлением медицинской книжки (договор с медцентром).

Но если, подписав гражданско-правовой договор на 2 месяца, работник внезапно «устал» после первой недели и засобирался на отдых к семье или просто запил, в этом случае он действительно «не то что ничего не получит, но еще и должен останется». При этом все опять же происходит в правовом поле: компания-провайдер не лишает его заработка, просто причиненный им и доказанный ущерб данный заработок зачастую превышает. Отношение к алкоголикам и бездельникам везде одинаковое. Провайдер – не благотворитель, ему придется в экстренном порядке выводить на объект новую «человекоединицу». Такова сермяжная правда от Татьяны С. Если это – рабство, что ж, значит раньше все мы себе как-то неправильно его себе представляли. «Свежо предание», - скажут скептики. Их право.

Когда клиент неправ

В отношениях с заказчиком подход, разумеется, клиентоориентированный: «Заказчик всегда прав». Кроме тех случаев, когда он неправ совсем уж откровенно. Здесь уж восстановить паритет в отношениях, уважать себя заставить - дело чести. Самых распространенных случаев нарушений со стороны заказчика два. Первый – просрочки платежей. Соблазн какое-то время покредитоваться за счет исполнителя велик. Особенно сейчас, в период почти что кризиса. Платежеспособность многих компаний пошатнулась, рост дебиторки заметен по всей стране. К такой прижимистости в «СТС Групп» относятся если не с пониманием, то без особого напряга. В конце концов, это объяснимо – когда у компании кризис, она не брезгует оптимизировать расходы любыми способами. К тому же случаев, когда заказчик отказывался платить долго и наотрез, очень немного. Сейчас на компании около 700 контрактов. Судебных споров при таком количестве - не больше двух десятков. Причем половина - с одним и тем же заказчиком.<.p>

Кстати, потенциально надежным партнерам, прошедшим не проверку, но, скажем так, мониторинг все той же службы безопасности, изначально может быть предоставлена возможность рассрочки до двух месяцев. Для других, с небезгрешной деловой репутацией, условия по взаиморасчетам несколько жестче.

Вторая часть нарушений касается отношения к персоналу. Клиент заказывает «дешевый» персонал на один труд, а привлекает их на другие работы, более высокооплачиваемые. Скажем, обычных грузчиков сажают на спецтехнику, с которой они не имеют обращаться. Те допускают порчу имущества и – вот он, пожалуйста, ущерб, который, по договору должен возместить заказчик. «Еще мы всегда добиваемся того, чтобы к нашему персоналу относились адекватно, а не как к людям второго сорта. Стараемся не ссориться, но своих не бросаем. Были случаи, когда представители заказчика приносили извинения», - подчеркивает Татьяна. И эта фраза, ключевые слова в которой «нашему» и «своих», многое объясняет.

Свои среди чужих

Вообще, на протяжении всего разговора не покидает ощущение, что Татьяна рассказывает о «внешнем», временном, фактически чужом персонале, предназначенном вроде как для передачи в чужие руки, как-то уж очень по-свойски. Даже о его проступках – этак снисходительно и беззлобно. Ощущение, что относится к этому самому «полуничейному», «беспризорному», «пришел-ушел» персоналу именно как к своему. В этом – часть маленького секрета большой компании. И дело даже не в морали и нравственности (хотя и в них тоже) и не в том, что относиться к людям просто «не как к мусору» в наш жестокий век уже почти благодеяние, чуть ли не геройство. Бизнес – штука жесткая и персонал – всего лишь инструмент для достижения определенных результатов. Но ведь и инструмент нужно эксплуатировать правильно, а не забивать гвозди телескопом. Чем бережнее ты к нему относишься, тем дольше он тебе прослужит. Но и это все лирика.

Главное, что схема, по которой аж с 2009 года работает компания Татьяны С. и другие крупные и дальновидные организации этого сектора, скорее всего, позволит ей остаться на плаву, ничего не меняя, и после запрета заемного труда, наложенного законом № 116-ФЗ. Поскольку то, чем занимается компания – не совсем то, что запретили. Или даже совсем не то.

Заемные парадоксы

Законодатель определил «заемный труд» как «труд, осуществляемый работником по распоряжению работодателя в интересах, под управлением и контролем физического лица или юридического лица, не являющихся работодателем данного работника». То есть людей действительно как бы передают с рук на руки временному «вдадельцу».

Но все дело в том, что персонал крупных компаний трудится на любых объектах, будь то торговый зал «Ашана», склад «Metro» или кухня ресторана быстрого питания под управлением и контролем именно нанимателя, того самого провайдера. А это уже договор оказания услуг, а не договор по предоставлению заемного труда. «С одной стороны, мы занимаемся тем, что привлекаем внешние ресурсы, но… Приводя своих людей на объект, мы не просто оставляем их заказчику, но ставим своих супервайзеров, бригадиров, кураторов. Все это наши офисные сотрудники, фактически живущие «в полях» вместе с внешними работниками. Заказчик вообще не тратит время на управление нашими людьми. Если вдруг случаются конфликтные ситуации из ряда вон выходящие, как говорится, на место выезжает подкрепление из наших представителей, включая сотрудников СБ. Человек может пожаловаться нам на любую несправедливость по телефону «горячей линии» и его не оставят без внимания. Многие сотрудники приезжают к нам на третью, четвертую, пятую вахты. Есть случаи, когда человек продвигается по карьерной лестнице и становится нашим штатным, офисным сотрудником. Так что мы берем на себя гораздо больше обязанностей, чем агентства занятости, о которых идет речь в законе. Мы не просто «представляем» персонал. Все происходит под нашим контролем и управлением, но сообразно поставленным перед нами заказчиком задачам. Наши клиенты говорят, что их вполне устраивает нынешнее положение вещей», - поясняет Татьяна С.

Плюс на минус

В общем, компании, применяющие такую, не совсем посредническую схему, надеются, что «силовое поле» данного закона на них не распространится. Остальным же придется привыкать к новым правилам.

Запретив «заемный труд», законодатель предусмотрел новую процедуру – «осуществление деятельности по предоставлению труда работников (персонала)», а именно направление временно работодателем своих работников с их согласия к физическому лицу или юридическому лицу, не являющимся работодателями данных работников, для выполнения данными работниками определенных их трудовыми договорами трудовых функций в интересах, под управлением и контролем принимающей стороны.

Заниматься этим будут частные агентства занятости (ЧАЗ). Причем в условиях достаточно жестких ограничений: временные работники смогут работать по одному договору не более 9 месяцев; не во всех отраслях; их зарплата должна быть такой же, как зарплата постоянных работников, выполняющих ту же работу. К самим ЧАЗ предъявляются как жесткие, так и достаточно формальные требования: аккредитация, наличие уставного капитала в размере не менее 1 млн рублей, отсутствие у руководителя ЧАЗ судимости и наличие высшего образования и т.д.

.

Эксперты комментируют новацию осторожно. Так, генеральный директор Kelly Services CIS и некоммерческого партнерства «Ассоциация частных агентств занятости» Екатерина Горохова положительно относится к законодательному определению частных агентств занятости и к введению для них аккредитации как средства исключения злоупотреблений в целях защиты прав работников. К введению в Налоговый кодекс положений, позволяющих экономически обосновывать расходы на привлечение труда работников. Негатив же видится ей в узком перечне использования (не охватывает все потребности рынка) и недостаточном сроке использования работников – до 9 месяцев. Не по душе и «вмешательство профсоюзов в ведение бизнеса компаний».

А вот наша собеседница Татьяна С. считает, что данный законопроект содержит «перегиб» - норму о субсидиарной ответственности принимающей стороны за выплату всех причитающихся работникам платежей: «Если, не дай Бог, провайдер не заплатит работнику зарплату, какой- то налог, то заказчик должен будет исполнить это за него. Если провайдер при визите трудинспекции вообще откажется от работника – не мой, дескать, договор не заключал, то заказчик автоматически становится его работодателем. И попробуй сократи! И тут заказчик становится перед выбором: а стоит ли вообще привлекать заемный труд? А если к этому прибавить то, что существование института привлечения заемного труда не отменяет проверенные временем и деловой практикой договоры подряда и оказания услуг (те самые, когда провайдер не ограничивается поиском персонала, а сопровождает его на работу на объекте, отвечая перед заказчиком за качество выполняемых данным персоналом работ), то выбор заказчика в пользу частных агентств занятости (ЧАЗ) становится не очевидным. Частные агентства занятости в чистом виде, то есть «привлекающие, но не управляющие», конечно, будут создаваться. Но вот как они будут востребованы – большой вопрос». В целом же Татьяна С. и большинство ее коллег по цеху оценивает эпохальный документ, в котором налицо если и не «подмена понятий», то уж точно «чехарда терминов», не иначе как стрельбу из пушки по воробьям.

P.S.

В общем, это только в математике «плюс на минус» всегда дает плюс. А что и кому даст новый закон, до вступления в силу которого осталось несколько месяцев – скоро узнаем. Пока же ясно одно – под треск копий, преломляемых в многолетних дебатах о «пользе-вреде» и «гуманности-негуманности» предоставления персонала третьим лицам, специализирующиеся на подобных схемах компании нагуляли неплохой слой подкожного жира, довели свой хитиновый покров до состояния панциря, неуязвимого для законодательных стрел, а главное – доказали свою востребованность. Особенно в условиях нестабильности. «Чем хуже ситуация в экономике, тем активнее привлекают нас!» – это не хвастовство. Сейчас даже крупные компании, ранее как бы стыдившиеся фактов привлечения лизингового персонала, уже не особенно таятся.

Что же касается термина «заемное рабство», то все мы в той или иной степени зависим друг от друга. Работник – от работодателя, работодатель – от работника. Государство – от своих подданных и наоборот. И все вынуждены трудиться в поте лица. Включая первых лиц, которые, как общеизвестно, вкалывают как те самые, на галерах.

Коллапс же на рынке «проката сотрудников» может наступить лишь в одном случае – если правительство найдет способ повысить качество жизни в нищих депрессивных регионах, с их вымирающими деревнями и закрывающимися предприятиями, и обеспечить его население достойными заработками. Но пока такой «беды» астрологи не предрекают. А значит, остановка «прокатным цехам» не грозит.

P.P.S. Мотивация сегментации

Статистика – вещь заведомо лукавая, как средняя температура по больнице. Согласно одним данным по «заемной схеме» в России сейчас занято примерно 0,1% от всего трудоспособного населения (в Европе, для сравнения – 2,9%). По стране вроде бы объем небольшой, но в этой статистике как бы растворяются отраслевые сегменты. Но если взять конкретный сектор экономики – картина может быть иной. В ритейле, к примеру, «заемным» является чуть ли не каждый четвертый работник. Число таковых в крупных складских хозяйствах в пиковые периоды может доходить до половины всего персонала.

По данным других исследователей рынка другим исследованиям, отраслями – лидерами по количеству «заемного» персонала являются розничные сети (13% от общего количества сотрудников) промышленное производство (15%) и ТНП (19%).

Что касается Москвы, то тут доля «арендованных» в розничных сетях может доходить до 50%, а на складских комплексах – до 70-80%. Производственные предприятия традиционно ограничиваются 10-15% «внешнего персонала». Если абстрагироваться от сезонных колебаний, то можно констатировать, что за последние несколько лет «кривая» найма «внешних» сотрудников окончательно выпрямилась – потребности в них неуклонно растут и ни о каком спаде речи не идет.

Владимир Хвориков, эксперт журнала «Практическая бухгалтерия»



Профессиональная пресса для бухгалтера

Для тех, кто не может отказать себе в удовольствии полистать свежий журнал, почитать проверенные экспертами качественно сверстанные статьи. Выбрать журнал >>



Если у Вас есть вопрос - задайте его здесь >>


Читайте также по теме:

Закон о запрете заемного труда

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное