Уголовную ответственность для бизнеса под видом «смягчения» могут ужесточить

11.08.2014

Россия – страна необозримых, безграничных предпринимательских возможностей. И возможности эти день ото дня становятся все безграничнее и необозримей. Например, возможность сесть в тюрьму за оптимизацию налогов или просто по навету конкурента-«доброжелателя».

В постперестроечные, помнится, времена, в некоторых регионах разваленного СССР стали практиковать такой радикальный метод воздействия на трудных подростков, состоящих на учете в детской комнате милиции: собирали их и отвозили всем скопом на экскурсию… в тюрьму. Заводили в одиночные камеры, давали посидеть и даже полежать на жестких нарах, кормили невкусной баландой. Часа по три назидательные экскурсии проводились. Вот, дескать, что вас ожидает, если за ум не возьметесь! Нравится?! Методику эту забраковали как излишне жесткую. Вот сейчас бы ее хорошо реанимировать применительно к людям, которых в непростые для страны времена потянуло в коммерцию. Собрать такую стайку потенциальных столичных коммерсантов, еще не нюхавших ни пороху, ни параши, да на денек куда-нибудь в Мордовию. Ну что, не раздумал еще бизнесом-то заниматься?! Нет?!! Ну, пеняй тогда, милок, на себя…

Закон – что дышло...

Мало кто из горожан, особенно бизнесменов, помнит (знает), что такое дышло, но смысл вышеозначенной народной поговорки понятен всем. Из доклада экспертов Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» можно сделать вывод, что несмотря на медведевскую либерализацию уголовного законодательства, которую пока никто не отменял, необоснованное привлечение предпринимателей к уголовной ответственности продолжается. Использование уголовных дел для разрешения бизнес-конфликтов и для рейдерства – повседневная практика.

А как хорошо, как многообещающе все начиналось… Были приняты поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, благодаря которым стало труднее сажать предпринимателей за налоговые преступления, особенно по навету конкурентов. Уголовные дела о налоговых правонарушениях разрешили возбуждать только после вступления в силу решения налогового органа о привлечении налогоплательщика к ответственности. Нарушитель теперь освобождается от уголовной ответственности, если полностью погашает налоговую задолженность перед бюджетом до рассмотрения дела. А заключение под стражу как мера пресечения вообще ВРОДЕ КАК больше не применяется к налоговым преступлениям и деяниям по «экономическим» статьям УК РФ, совершенным в рамках предпринимательской деятельности.


...несмотря на медведевскую либерализацию уголовного законодательства, которую пока никто не отменял, необоснованное привлечение предпринимателей к уголовной ответственности продолжается...


«Тем не менее проблема тюрем, заполненных представителями бизнеса, пока не решилась. Даже самые лучшие законы не способны помочь, если их не применять или применять выборочно. Что и происходит на практике. Во многих случаях правоохранительные органы и суды занимают формальную позицию. Например, предпринимателей по-прежнему заключают под стражу на следствии, несмотря на прямой запрет такой меры пресечения, просто игнорируя факт совершения ими деяния в сфере предпринимательства. Множество проблем и с новыми составами мошенничества. Так, в последнее время наметилась тенденция, в соответствии с которой практически любая задолженность бизнесмена перед контрагентом или банком по воле сотрудников правоохранительных структур влечет обвинение в умышленном преднамеренном неисполнении договорных обязательств (ст. 159.4 УК РФ)», – делится наболевшим партнер адвокатского бюро «Юрлов и партнеры» Тимофей Ермак.

Наказывать предпринимателей за правонарушения нужно. Но, по мнению адвоката, прежде чем возбуждать уголовные дела и сажать людей в тюрьму, сначала необходимо разобраться в «хозяйственной части» спора в гражданско-правовом порядке. Таким образом можно и возместить ущерб, и сохранить работающий бизнес, и не разрушать жизнь предпринимателя и его семьи. Перегибы в этом деле, считает Ермак, происходят, во-первых, из-за установки государства и общества на то, что каждый бизнесмен – это потенциальный мошенник, который наверняка работает «вчерную», обманывает сотрудников и бюджет. А во-вторых, из-за поведения самих предпринимателей, которые по-прежнему активно используют правоохранительную систему для разрешения конфликтов с бывшими партнерами по бизнесу или для захвата чужой собственности.

Повышенная возбудимость

Вышеупомянутую норму о запрете возбуждать уголовные дела до вступления в силу решения налогового органа о привлечении налогоплательщика к ответственности только ХОТЯТ отменить. Хотя с середины прошлого года говорят об этом так много и часто, что складывается ощущение, что УЖЕ отменили. Причем правоохранители именно так себя и ведут. На самом деле в ходе недавней встречи глава государства Владимир Владимирович и глава ФНС Михаил Владимирович в который уж раз сошлись во мнении, что соответствующий президентский законопроект нуждается в доработке. Михаил Владимирович даже сообщил, что встречался с главой СКР и компромисс вроде как почти найден. Проанализировав предложенный «возбудительный алгоритм», руководитель аналитической службы «Пепеляев Групп», известный налоговый адвокат Вадим Зарипов нашел его упрощенным по форме и реваншистским по содержанию. Заключается он в следующем: сначала сотрудники МВД по материалам оперативно-розыскной деятельности сообщают в СКР о наличии признаков преступления. По общему правилу, т. е. при отсутствии оснований для отказа в возбуждении дела, следователь в течение 3 суток отправляет копию сообщения дознавателя, документы и предварительные расчеты недоимки налоговым органам (взаимодействие будет происходить на уровне региональных управлений СКР и ФНС), у которых есть 15 суток и только три варианта для ответа:

  • выдать следователю заключение о наличии нарушения и правильности расчета, если указанные в сообщении нарушения выявлены в ходе проведенных проверок;
  • проинформировать, что проводится проверка, по итогам которой решение еще не принято или не вступило в силу;
  • проинформировать, что проверка не проводилась и сведений о нарушениях нет.

Также налоговый орган представляет в следственный орган расчет пеней и штрафов (фактически предлагается начислять штраф в автоматическом режиме, не выясняя степени вины и других существенных обстоятельств деяния).

При наличии повода и достаточных оснований, указывающих на признаки преступления, следователь сможет возбудить дело, не дожидаясь ответа налоговой службы.

«Фактически следователю для возбуждения уголовного дела по налоговому преступлению не требуется ответа налогового органа. Конечно же, это не отвечает ранее согласованной на высшем уровне идее, что в любом случае необходимо заключение налоговой службы как органа, уполномоченного определять соблюдение или нарушение законодательства о налогах и сборах. Но если разобраться, то в предложенной версии право следователя «возбудиться» без одобрения налогового органа абсолютно логично. Потому что сложно было придумать более бесполезную процедуру согласования. В самом деле, если нарушения были выявлены в ходе проведенных проверок, то разве налоговый орган не должен был о них сообщить в СКР согласно пункту 3 статьи 32 НК РФ? Если же проверка за какие-то периоды еще проводится, то как и почему это должно повлиять на возбуждение уголовного дела, учитывая, что для принятия процессуального решения у следователя будет лишь 30 суток? А если следователь получил ответ, что проверка не проводилась и сведений о нарушениях нет, должен ли смутить его этот факт, если у него на руках имеются результаты ОРД? Ответы понятны, поэтому можно сделать вывод, что ответ налогового органа имеет исключительно ритуальное значение, как первобытные обряды перед закланием. При этом налогоплательщику не оставили даже возможности что-то жалобно блеять, ведь ему о «разнарядке» на него даже не сообщат. Формальности соблюдены, значит, законность обеспечена – девиз российской правоохранительной системы. Правда, чем это отличается от налоговых схем, в которых обвиняют налогоплательщиков, непонятно», – горько и желчно иронизирует адвокат. Имеет право.

Плати или сиди

На встрече с президентом г-н Мишустин, находящийся, видимо, под неизгладимым обаянием руководства СКР, подал как что-то новое предоставляемую обвиняемому налогоплательщику возможность прекратить дело, если то уплатит начисленные суммы. Но на самом деле, напоминает г-н Зарипов, и сейчас статья 32 НК РФ, статьи 198, 199 и 199.1 УК РФ, а также статья 28.1 УПК РФ предусматривают возможность заплатить требуемое и тем самым избежать уголовного преследования. «И, кстати, само по себе это не такое уж благо, потому что часто служит инструментом давления для выполнения… нет, не плана, а «соответствующих индикативных параметров», заложенных в Законе о бюджете, невзирая на незаконность доначислений и их оспаривание в арбитражном суде. Такие, знаете ли, условия общественного «контракта» – плати или сиди», – довершает свою мысль аналитик «Пепеляев Групп».


Предпринимателей по-прежнему заключают под стражу на следствии, несмотря на прямой запрет такой меры пресечения, просто игнорируя факт совершения ими деяния в сфере предпринимательства...


Кстати, прибыльным и проверенным механизмом «платы за свободу» предлагают воспользоваться и представители Совета Федерации, но уже применительно к возможности условно-досрочного освобождения (УДО) «экономических преступников». Авторы соответствующего законопроекта – председатель комитета по конституционному законодательству Андрей Клишас и его зам Константин Добрынин – предлагают предоставить осужденным по экономическим статьям право просить условно-досрочного освобождения сразу после выплаты ущерба. По мнению председателя обществственного движения «Бизнес Солидарность» Яны Яковлевой, которой самой довелось пожить «в режиме изоляции от общества», такой подход «напоминает не гуманизацию, а коммерциализацию УДО». Другие эксперты причем не только адвокаты, но и представители депутатского корпуса, отмечают, что полностью погасить ущерб, находясь в местах лишения свободы, практически невозможно. К тому же пока непонятно, не лишатся ли предприниматели права подать ходатайство об УДО без выплаты компенсации.

За оптимизацию налогов отнимут имущество

Вообще, наши сенаторы без страха и упрека в последнее время рвутся с места в карьер, закусив удела. В надежде, видимо, что история их не забудет. С исторической памятью у нас, вообще-то, туговато, поскольку мы с незавидной регулярностью наступаем на одни и те же грабли, но не будем отвлекаться… Итак, с подачи представителей Совфеда из числа ярых борцов с «помойками», «прокладками», «однодневками», а до кучи уж и с офшорами, в Уголовном кодексе может появиться ответственность за злоупотребление правом в налоговой сфере, в том числе в виде конфискации имущества компаний, которое они используют для уклонения от уплаты налогов. Под злоупотреблением авторы проекта подразумевают «уменьшение налоговых платежей после целенаправленных неправомерных действий налогоплательщика».Соответствующие поправки планируется внести в статью 199 Уголовного кодекса («Уклонение от уплаты налогов компаний»). Сенаторы хотят прописать в ней такие признаки преступления, как использование подставных компаний и офшоров для снижения налоговой нагрузки.

«Сейчас УК не предусматривает конфискации средств совершения преступления (в данном случае имущество, денежные средства и оборудование банковских и финансовых структур), если они не принадлежат обвиняемому, что ведет к возможности продолжения преступной деятельности», – жалуются авторы в пояснительной записке.

Предприниматели резонно опасаются, что силовики будут «кошмарить» их за любую налоговую оптимизацию. Под новацию могут подпасть не только все сделки с участием фирм-однодневок, но и просто убыточные сделки. А надежд на то, что сторона обвинения будет забивать себе голову таким и факторами, как внезапное изменение конъюнктуры рынка, достаточно мало.

Сдержки и противовесы

Эксперты «Пепеляев Групп» предлагают свой вариант обеспечения «сытости волков при целостности овец»: ввести в НК РФ институт специальной проверки на основании обращения следователя, а в УПК РФ – обязанность органа, осуществляющего предварительное расследование по делу о налоговом преступлении, учитывать результаты специальной налоговой проверки в уголовном процессе.

В целях оперативности специальная проверка должна проводиться по правилам не выездной, а камеральной проверки, при этом помимо документов, имеющихся у налогового органа, при проведении специальной проверки налоговый орган вправе использовать документы и иные доказательства, представленные следователем.

Если в ходе специальной налоговой проверки не выявлено соответствующих обстоятельств, составляется справка, которая направляется следователю и налогоплательщику. Не позднее дня, следующего за днем получения справки следователь прекращает уголовное дело в части, касающейся налогового преступления. Если выявлено нарушение, составляется акт по правилам статьи 100 и выносится решение по правилам статьи 101 НК РФ, которое и может быть обжаловано.


в Уголовном кодексе может появиться ответственность за злоупотребление правом в налоговой сфере, в том числе в виде конфискации имущества компаний, которое они используют для уклонения от уплаты налогов.


Такой порядок проверки означает, что налоговый орган не предпринимает никаких мер по получению новых доказательств против налогоплательщиков и не возлагает на налогоплательщика новых обязанностей (тем более что у следствия объективно больше возможностей по получению новых доказательств). Бремя доказывания полностью возложено на следственный орган, который и должен представить материалы, недоступные ранее налоговому органу, а налогоплательщик может представить пояснения и доказательства в свою пользу.

Крупным размером предлагается признавать сумму недоимок, превышающую 10% общей суммы налогов, уплаченных за три года, предшествующие году, в котором выявлено уклонение, но не менее одного миллиона рублей, а особо крупным – превышающую 50% общей суммы налогов, уплаченных за три года, предшествующих году, в котором выявлено уклонение. Это позволит учесть масштаб бизнеса и реально уплачиваемых им налогов.

Кроме того, «рационализаторы» из «Пепеляев Групп» настаивают на та введении такой меры, как выплата несправедливо обвиненному налогоплательщику процентов по ставке рефинансирования с момента возбуждения уголовного дела до момента его прекращения на сумму начислений, указанную в постановлении о возбуждении уголовного дела. «Это послужит для следственных и налоговых органов еще одним поводом задуматься о правомерности возбуждения уголовных дел, а также позволит компенсировать бизнесу репутационные и прочие имущественные потери, которые неизбежно возникают в таких случаях, но по объективным причинам сложно доказуемы. Такой механизм сдержек и противовесов позволит восстановить нарушенный баланс: не будет создавать непреодолимых препятствий для расследований в тех случаях, когда это действительно необходимо, но заставит инспектора и следователя ответственнее относиться к реализации властных полномочий и тем самым значительно уменьшит угрозу произвольного возбуждения уголовных дел», – поясняет г-н Зарипов, надеющийся, что битва еще не проиграна.

P.S. Услышат ли в правительстве, в СКР, в ФНС или где-то там еще глас вопиющих в пустыне представителей адвокатского и предпринимательского сообщества, покажет время. Но очень уж не хочется увидеть однажды на странице популярной ежедневной газеты рекламу следующего содержания: «Туристическое агентство «СКР-ТУРС» при поддержке УФСИН предлагает увлекательный четырехлетний тур со сменой множества часовых поясов. Сегодня вы в Мордовии, через месяц – в Челябинске, через полгода – в Соликамске. Новые места, интересные встречи, надежная охрана. С возможностью как условно-досрочного расторжения договора, так и его пролонгации. Явка строго обязательна. С вещами. Шаг вправо, шаг влево…»


Наталья Потираловская, для журнала «Московский бухгалтер»


Неудобно читать с монитора?

Обо всем полезном для работы бухгалтера читайте в профессиональной бухгалтерской прессе! Выбрать журнал >>



Если у Вас есть вопрос - задайте его здесь >>


Читайте также по теме:

Налоговые проверки: чего ждать бизнесу

Удрученная система налогообложения: как отразятся изменения НК на малом бизнесе

Кто попадет в «черные списки» налоговой?



Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное