Полномочия «неуполномоченных лиц»: как подтвердить и как опровергнуть

22.05.2019

В коммерческих компаниях полномочия сотрудников обычно распределены более-менее четко. Однако жизнь зачастую подкидывает ситуации, когда все может смешаться, как в доме Облонских. Тогда каждому приходится действовать, что называется, «по обстановке». Термин, кстати, вполне официальный.

Сюжет из множества фильмов о войне: командир ранен в бою, а его подчиненные не решаются действовать без приказа. Вот-вот произойдет что-то ужасное. И тогда храбрый и инициативный рядовой боец (говоря канцелярским, чиновничьим языком – не обладающий командными полномочиями) срывающимся голосом кричит: «Батальон! Принимаю командование на себя!» Что-то подобное может произойти и в бизнесе. Бывает также, что «рядовой» вовсе не горит желанием покомандовать и не напрашивается на боевые подвиги, но его вынуждают непреодолимые обстоятельства.

Законодательство предусматривает возможность заключения сделок через представителя. При этом полномочия представителя не всегда подтверждаются доверенностью. Закон допускает и случаи, когда полномочия явствуют из обстановки, в которой

заключается сделка. А вот критерии такой обстановки в законе не установлены, поэтому решать, доверять ли представителю без доверенности, приходится самим. Давайте разберемся, что будет, если сделку или действие совершит неуполномоченное лицо – на конкретных примерах из судебной практики.

Термин «по обстановке», кстати, не просторечный, а вполне официальный. Согласно пункту 1 статьи 182 ГК РФ полномочия при заключении сделки основываются на доверенности (простой или нотариально удостоверенной), акте государственного или муниципального органа, а кроме того, «могут явствовать также из обстановки, в которой действует представитель (продавец в розничной торговле, кассир и т. п.)». Этот самый прямо прописанный в Кодексе метафизический «продавец в розничной торговле» – пример классический. За ним мы для начала и «понаблюдаем».

На заметку

Законодательство предусматривает возможность заключения сделок через представителя. При этом полномочия представителя не всегда подтверждаются доверенностью. Закон допускает и случаи, когда полномочия явствуют из обстановки, в которой заключается сделка. А вот критерии такой обстановки в законе не установлены, поэтому решать, доверять ли представителю без доверенности, приходится самим.

Одежда красит человека

Точнее, не просто одежда, а униформа. Итак, при покупке товара между покупателем и магазином заключается договор купли-продажи. При этом продавец совершает действия (принимает оплату, выдает чек и т. п.), которые влекут возникновение обязательств у магазина (ст. ст. 492, 493 ГК РФ). Но, согласитесь, мало кому из покупателей придет в голову требовать у продавца трудовой договор с магазином или доверенность – документы, подтверждающие его полномочия. Мы привыкли доверять продавцу исходя из обстановки: он раскладывает товары по полкам или сидит за кассой в специальной униформе с «бейджиком» на груди. Нам как покупателям очевидно, что работник уполномочен заключить договор купли-продажи от имени магазина.

Если в дальнейшем возникнут претензии к качеству товара, магазину будет сложно увильнуть от своих обязательств, например, заявив, что продавец не был оформлен и работал без трудового договора (хотя попытки такие иногда и предпринимаются). Эти аргументы суд или Роспотребнадзор наверняка отклонят, ведь у нас были все основания полагать обратное (абз. 2 п. 1 ст. 182 ГК РФ).

Суды, как правило, исходят из того, что компания, которая сама допустила ситуацию, свидетельствующую о наличии полномочий у представителя, не может просто «откреститься» от него (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24 декабря 2018 г. № С01-966/2018). В данном конкретном деле индивидуальный предприниматель, владеющий сетью киосков детских игрушек, будучи уличенным в сбыте контрафактных мишек, зайчиков и лисичек, утверждал, что спорная сделка, посредством которой контрафактный товар был введен в гражданский оборот, была совершена его работником по собственной инициативе, а он, ИП, «вообще не при делах».

Создавая или допуская создание обстановки, свидетельствующей о наличии полномочий у представителя, представляемый сознательно вступает в гражданский оборот в его лице и поэтому не вправе ссылаться на отсутствие трудовых или гражданско-правовых отношений с ним.

Порой обстановка как основание представительства не только заменяет собой письменное уполномочие (доверенность), но и возможна в отсутствие каких-либо надлежащим образом оформленных отношений между представителем и представляемым. Аналогичные выводы можно увидеть и в других судебных актах. Например, в Постановлении Арбитражного суда Центрального округа от 16 февраля 2018 года № Ф10-84/2018 приводится ситуация, когда директор фирмы пытался (безуспешно) доказать, что его главбух не был уполномочен подписывать акт сверки расчетов с контрагентом, признавая тем самым наличие долга за компанией. Таким образом, представительство «по обстановке» возникает тогда, когда в конкретной ситуации у третьих лиц были все основания полагать, что человек перед ними – это представитель и он действует от лица представляемого.

Как «распознать обстановку»

Случай с продавцом, повторимся, – классический, явный, признаки представительства выражены очень ярко – униформа, особое помещение и т. п. Но бывают и ситуации, когда не все так очевидно. Например, сделка совершается на нейтральной территории, никакой униформы на представителе нет, специальных документов в подтверждение полномочий – тоже. Но зато есть, например, фирменные бланки и печать организации. Как быть в такой ситуации? Можно ли сказать, что обстановка «подтверждала» полномочия представителя?

Подобные ситуации могут возникнуть в отношениях из договоров поставки, оказания услуг, перевозки, хранения, страхования и др. Разнообразные форс-мажоры и цейтноты случаются в бизнесе на каждом шагу. Часто передача или прием исполнения по договору может происходить в спешке, с оформлением документов «на бегу», с проставлением подписи за других лиц, с нарушением служебной субординации.

Актуально

Нормы о представительстве «по обстановке» призваны облегчить хозяйственный оборот. Благодаря им можно освободиться от излишних действий по проверке полномочий в ситуации, когда все очевидно. Между тем такое представительство таит в себе высокие риски, причем для всех сторон сделки. Потому законодатель предусмотрел «двойной» механизм защиты – последующее одобрение сделки и возможность предъявления требований к неуполномоченным лицам (ст. ст. 158, 183, 438 ГК РФ, абз. 2 п. 123 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25).

И пока у сторон нет претензий друг к другу, они могут считать, что у них все хорошо. Но при возникновении спора они начинают ссылаться на ненадлежащее оформление отношений по договору, отсутствие полномочий у представителей и т. п.

«А главбух – главнее!»

Да что там далеко ходить: вот, пожалуйста, пример из практики. Судебной, разумеется. Две организации (ГУП и ООО) «подмахнули» акты взаимозачета. Причем со стороны коммерсантов документы «подмахивал» не директор, а главбух филиала. На этот факт и упирали впоследствии представители ГУП, добиваясь в суде признания взаимозачета недействительной сделкой. Суд первой инстанции решил, что главбух действительно превысила свои полномочия, закрепленные в должностной инструкции, и требования ГУПовцев удовлетворил.

Однако Арбитражный суд Московского округа в своем Постановлении от 15 октября 2018 года № Ф05-13630/2018 рассудил иначе: ГУП и ООО сотрудничали давно, и все это время акты взаимозачета подписывала и заверяла печатью именно главбух филиала. Наличие доступа к печати у подписанта, по мнению суда, подтверждает, что его полномочия «явствовали из обстановки».

«Медвежья услуга»

Теперь возьмем Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 6 августа 2018 года № Ф08-5929/2018. Здесь от имени организации и вовсе действовал работник другой фирмы. Сюжет достоин пера сатирика: региональная контрольно-счетная палата запросила у компании некую бухгалтерскую документацию. По причине того, что главбух фирмы была в декрете, директор попросил собрать и отослать документы сотрудницу бухгалтерии… другой компании, арендовавшей помещение в том же здании. Та отнеслась к просьбе ответственно, собрала, подшила, заверила подписью (своей) и печатью (дружественной компании) и отослала ревизорам. Результатом же стало то, что у компании отобрали госсубсидию – бухгалтерские показатели подвели. Опростоволосившийся директор попытался было «развернуть реку вспять», ссылаясь на то, что документы отсылало «неуполномоченное лицо», но не получилось.

Судьи решили, что руководство фирмы само допустило создание обстановки, при которой проверяющие посчитали постороннего человека уполномоченным представителем. Дополнительно арбитры пояснили, что согласно судебной практике один из признаков подобной обстановки – наличие у представителя печати компании, о потере или о подделке которой никто не заявлял.

«В силу сложившейся практики»

В Постановлении Арбитражного суда Центрального округа от 6 ноября 2018 года № Ф10-4596/2018 судьи посчитали полномочиями, явствующими из обстановки, действия «простого инженера», посмевшего подписать акт выполненных работ.

Вполне соответствует вышеупомянутой норме статьи 182 ГК РФ вручение товара продавцам, товароведам и другим материально ответственным лицам без доверенности. Их полномочия тоже очевидно явствуют из обстановки (постановления ФАС Дальневосточного округа от 8 октября 2012 г. № Ф03-4131/2012, Четвертого арбитражного апелляционного суда от 29 января 2018 г. по делу № А19-10858/2017).

Еще одним признаком, учитываемым судами, является сложившая практика взаимодействия контрагентов (когда одни и те же лица подписывали документы, занимались приемкой-передачей, вели переговоры ранее – как в вышеприведенной тяжбе между ГУП и ООО). Особенно если представитель – работник организации и был представлен как уполномоченное лицо. Так, судьи отклонили довод предпринимателя о подписании неуполномоченным лицом акта о безучетном энергопотреблении. Подписавший его сотрудник обеспечил доступ представителей сетевой организации к приборам учета, несколько лет подряд принимал участие в оформлении актов, да и сам предприниматель уведомил сетевую организацию о праве этого работника подписывать документы (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 26 ноября 2018 г. № Ф10-5032/2018).

Печать не гарантия

Чем больше перечисленных признаков будет в конкретном случае, тем выше вероятность «подлинности» полномочий представителя. А вот «единичный» может и не сработать. Например, наличие печати у представителя судебная практика расценивает все же неоднозначно.

Компания обратилась в суд с иском о взыскании задолженности по договору поставки. Задолженность она приобрела у поставщика по договору уступки прав требования. В суде компания утверждала, что поставщик исполнил свои обязательства перед ответчиком, но товар не был оплачен. В подтверждение она предоставила целых 55 товарных накладных. Ответчик, в свою очередь, заявил, что его работники товар не получали. Суд отказал в удовлетворении требований. Товарные накладные были оформлены с нарушением законодательных требований к «первичке»: было непонятно, кто их составил, кто принимал товар и были ли у этих лиц соответствующие полномочия. К оттискам печати ответчика на накладных суд тоже отнесся прохладно. По мнению арбитров, они не доказывают наличие у неизвестных лиц полномочий на получение товаров. Что касается обстановки, то полномочия неизвестных из нее, по мнению арбитров, не следовали.

На заметку

Полномочия руководителя филиала (представительства) должны быть подтверждены доверенностью. Они не могут следовать из учредительных документов компании, положения о филиале (представительстве) либо явствовать из обстановки, в которой действует руководитель филиала (п. 129 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25).

Итог – убыток в один миллион рублей (Постановление АС Московского округа от 14 марта 2018 г. № Ф05-1608/2018 по делу № А40-70856/2017).

В другом деле также речь шла о поставке товара. На накладных была печать покупателя-ответчика, но подпись за уполномоченного сотрудника поставил кто-то другой. Суд пришел к выводу, что наличие печати не подтверждает полномочия подписанта. Итог – убыток в пять миллионов рублей (Постановление АС Западно-Сибирского округа от 20 декабря 2016 г. № Ф04-5875/2016 по делу № А03-9002/2015).

Не доверяя, проверяем

В пользу этого тезиса говорит и положение статьи 1 ГК РФ: каждый действует в своей воле и своем интересе и должен осуществлять гражданские права и исполнять гражданские обязанности добросовестно. А добросовестность неразрывно связана с должной осмотрительностью при ведении дел. Как показывает анализ многочисленных судебных актов, наиболее часто проблемы и споры по поводу полномочий представителя возникают на этапе приемки исполнения по договору (товаров, работ, услуг). Для минимизации рисков лучше предпринять ряд мер. Во-первых, при заключении договора можно сразу письменно оговорить, кто будет принимать исполнение и какими документами должны быть подтверждены полномочия (должности, фамилии-инициалы, номера доверенностей). Во-вторых, установите в соглашении официальные каналы связи, по которым будет идти переписка сторон (в том числе в разделе с реквизитами сторон). Это не позволит контрагенту в дальнейшем оспаривать принадлежность, например, адреса электронной почты. Например: «Правом на подписание актов об оказании услуг со стороны заказчика обладает начальник отдела технического обеспечения Терц Конрад Карлович, действующий на основании доверенности № 777-77/19, выданной 7 марта 2019 года. Контактная информация для связи: телефон: +7-499-212-85-06, e-mail: Terz@ku-ku.ru». Не панацея, конечно, но риски минимизирует.

Наконец, следите за правильным оформлением «первички» и других документов при заключении и исполнении сделки. Это особенно важно, если порядок действий (например, приемки-передачи товара) установлен в законе. Крайне важно убедиться в полномочиях работника, если он не является руководителем и не входит в состав органов управления фирмы. В его должностные обязанности должны включаться полномочия по заключению сделок или совершению действий, где он выступает как представитель. Из анализа судебной практики мы видим, что отсутствие доверенностей далеко не всегда опровергает факт получения товара. Полномочия сотрудников по приемке-отгрузке товара могут подтверждаться должностными инструкциями, трудовыми договорами, соглашениями о полной материальной ответственности (Постановление АС Волго-Вятского округа от 7 декабря 2016 г. № Ф01-5122/2016 по делу № А29-4638/2015).

Актуально

Однако Арбитражный суд Московского округа в своем Постановлении от 15 октября 2018 года № Ф05-13630/2018 рассудил иначе: ГУП и ООО сотрудничали давно и все это время акты взаимозачета подписывала и заверяла печатью именно главбух филиала. Наличие доступа к печати у подписанта, по мнению суда, подтверждает, что его полномочия «явствовали из обстановки».

В то же время в другом споре суд, напротив, признал недействительным договор подряда, так как в должностной инструкции начальника АХО не говорилось о полномочиях заключать сделки от имени компании. Доверенность на подписание договора или документов о выполнении работ (актов приемки, справок о стоимости и т.д.) тоже не выдавалась (Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 6 марта 2018 г. № Ф02-455/2018).

Полина Холмогорова ,юрист

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2019 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

Узнать подробнее


Поделиться

Выбор читателей

Loading...