Административная антиреформа

06.06.2006

Принципы административной реформы забыты окончательно. Михаил Фрадков вводит должности статс-секретарей в нескольких службах и задумался о воссоздании Министерства торговли. Премьер реализовывает свою давнюю мечту: если и не уволить Германа Грефа, то хотя бы урезать его полномочия. Премьер-министр и глава Минэкономразвития уже давно находятся «в состоянии дискуссии». Со стороны это выглядит так: премьер заставляет Грефа и министра финансов Алексея Кудрина во что бы то ни стало удваивать ВВП, а министры, как могут, отнекиваются... Заседание правительства в четверг, на котором должны были обсуждаться итоги деятельности Минпромэнерго в 2005 году, завершилось неожиданно. Антиподом ведомству Германа Грефа невольно выступил Виктор Христенко. «Христенко справляется со своей работой достаточно хорошо», – заявил Михаил Фрадков, охарактеризовав при этом Минпромэнерго как «суперведомство» и «министерство действия». Заметим, что Министерство экономического развития и торговли в новой концепции административной реформы тоже считалось суперведомством, но такой похвалы от премьера едва ли когда-либо удостаивались. Для продвижения неконкурентоспособной машиностроительной российской продукции на зарубежных рынках премьер предложил эффективное решение: отделить от МЭРТ его последнюю составляющую (торговлю) и преобразовать ее в отдельное ведомство. Трогательная любовь премьера к Министерству торговли понятна: ведь Фрадков был последним его руководителем до расформирования в 2000 году. «Но я свою точку зрения при этом тоже не высказываю», – заметил Фрадков, обращаясь к Христенко с просьбой прокомментировать идею. «Я тоже не выскажу», – уклончиво ответил Христенко, сославшись на некорректность обсуждения вопроса о новом министерстве и урезании полномочий МЭРТ в открытом для СМИ формате. Мнение о нововведении главы МЭРТа Германа Грефа, у которого могут отобрать один из важнейших инструментов регулирования экономики, также осталось неизвестным. Мнение ведомства озвучил замглавы Минэкономразвития Андрей Шаронов, по словам которого, создание отдельного министерства «нецелесообразно». «Идея объединения министерства экономики и министерства внешней торговли в свое время заключалась в том, что внешняя экономическая политика является продолжением внутренней экономической политики, – заметил Шаронов. – Поэтому лишь после образования одного министерства «во внешнеэкономической политике появилась осмысленность». «C тех пор как торговля была разгосударствлена и либерализована, иметь отдельные министерства – это слишком», – заявил замминистра. Гораздо эффективнее было бы усилить те департаменты в Минэкономразвития, которые отвечают за внешнеэкономическую политику. «Раньше по каждой стране работал чуть ли ни целый отдел, а теперь на одного сотрудника приходится несколько стран», – пожаловался Шаронов. Административные преобразования правительства на этом не закончились. Постановление Фрадкова от 1 июня 2006 года увеличивало число статс-секретарей (по сути, заместителей министра) в ведомствах. Статс-секретари, вслед за федеральными министерствами, теперь появятся и в федеральных службах (Федеральной антимонопольной службе (ФАС), Федеральной службе по финансовым рынкам (ФСФР), Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору) и в Федеральном агентстве по атомной энергии. Таким образом, в ФАС и ФСФР количество заместителей руководителя увеличивается с четырех до пяти, а в Ростехнадзоре и Росатоме разрешено иметь «до шести заместителей руководителя, в том числе одного статс-секретаря – заместителя руководителя», – говорится в постановлении. «То, что мы видим в последние полтора-два года, – это абсолютный отказ от административной реформы, – замечает член научного совета Московского центра Карнеги Николай Петров. – И отказ этот – постепенный. Я совершенно не склонен оценивать, это хорошо или плохо. Беда в том, что такого рода реформа ведет к временному параличу. И возвращение к первоначальному состоянию – это совсем не то же, что отсутствие реформ. Сначала заплатили за реформу в одну сторону, потом платим за реформу в другую сторону». Эксперт особенно подчеркивает, что в свете последних предложений Фрадкова МЭРТ становится гораздо более второстепенной структурой, чем это задумывалось изначально. «Целый ряд событий последнего времени позволяет говорить о том, что МЭРТ ослабляет позиции. Выведение из-под Грефа таможенной службы тому пример», – замечает Петров.

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное