Неуловимые деньги

Неуловимые деньги

04.05.2004

Решив вернуть из бюджета переплаченные или незаконно взысканные инспекцией налоги, вы должны быть готовы преодолеть множество препятствий. Причем необходимые по закону формальности среди них отнюдь не самые значительные. У налоговиков, работников казначейства и судебных приставов есть немало уловок, которые позволяют им затянуть возврат денег из бюджета на неопределенный срок.

Создать недоимку

Пункт 7 статьи 78 Налогового кодекса допускает возврат переплаты по налогам, только если у фирмы нет недоимки или долга по пеням. При этом наличие или отсутствие задолженности в инспекции определяют по данным карточки лицевого счета.

Поэтому задача инспекторов, получивших заявление о возврате переплаты, – такую недоимку в карточке создать. Особой сложности для налоговиков это не представляет.

«В качестве недоимки инспекторы могут отразить в карточке, например, начисленные ими, но еще не доказанные в суде штрафы, – рассказывает Юрий Воробьев, адвокат из компании “ФБК-Право”. – В таком статусе они пробудут всего день или два. Ведь инспекторам важно, чтобы недоимка существовала именно на даты принятия ими заявления о возврате налога и вынесения отказного решения. Потом мнимую недоимку из карточки лицевого счета в инспекции уберут».

Еще недоимка или пени могут появиться на день-другой в карточке «по ошибке». А иногда налоговикам даже специально ошибаться не нужно. Из-за нерасторопности инспекторов отделов ввода данных сведения в карточке лицевых счетов могут быть порядком устаревшими. И там вполне может «висеть» давно погашенная недоимка.

В этом случае остается только настаивать в инспекции на проведении сверки расчетов с бюджетом. А добиться сверки и провести ее – дело, как известно, небыстрое. Да и не факт, что налоговики все-таки примут решение о возврате переплаты после того, как в ходе сверки выяснится, что причин для отказа не было.

На исходе срока

Чтобы не возвращать налоги, инспекторы могут изобрести любую причину. Пусть даже она будет очевидно незаконной – обычно налоговиков это не очень смущает. Их основная задача – сделать так, чтобы деньги как можно дольше оставались в бюджете. Вынудив фирму обратиться в суд, инспекторы продлят пребывание причитающихся ей сумм в кармане у государства на неопределенный срок.

Такой же политики инспекторы часто придерживаются и при налоговых проверках. Главное для проверяющего – найти какую-нибудь причину доначислить налог и потом взыскать его с расчетных счетов фирмы в бюджет. А признания этой причины незаконной фирма добьется в суде еще нескоро.

Правда, таким образом пополнять бюджет налоговикам удается не всегда. Обжаловав в суде решение налоговиков по итогам проверки до того, как они успеют списать с расчетного счета доначисленные суммы, фирма может потребовать у суда обеспечения своих имущественных интересов. То есть попросить запретить инспекции списание оспариваемых сумм со счетов до тех пор, пока судьи так или иначе не разрешат спор.

Само судебное разбирательство большинство инспекций затягивает с помощью простейшего приема.

«Решение суда первой инстанции о возврате налога вступает в силу через 30 дней, если не будет обжаловано инспекцией. Она апелляционную жалобу обязательно подаст, даже зная, что неизбежно проиграет, – делится опытом адвокат Андрей Царев. – Причем “удачно” поданная жалоба затянет дело на лишний месяц. За отведенные 30 дней налоговики могут успеть составить не одну, а сотню жалоб. Но обычно с подачей апелляции они тянут до последнего дня. На этом этапе руководству фирмы остается только терпеливо ждать».

Еще месяц отводится суду на рассмотрение поступившей жалобы. Наконец он подтверждает решение, вынесенное судом первой инстанции: вернуть фирме деньги. Именно в этот момент оно вступает в силу.

Не усложняйте себе жизнь

Попавшись в одну из бюрократических ловушек, можно затянуть процесс исполнения решения суда своими руками.

Зачастую в ответ на отказ инспекции в возврате налога фирмы заявляют в суде два требования. Первое – признать незаконным решение об отказе, а второе – собственно вернуть из бюджета сумму налога.

Так же многие поступают и при оспаривании результатов налоговых проверок. То есть просят суд, во-первых, признать незаконным решение инспекции по итогам проверки, и во-вторых, вернуть доначисленные на его основании и взысканные с банковских счетов суммы.

Когда суд первой инстанции выносит решение в пользу фирмы, то оно в части признания незаконным решения инспекции подлежит немедленному исполнению (такое исключение из общего правила предусмотрено в ст. 182 АПК).

«На эту часть решения во многих судах сразу выдают исполнительный лист, – рассказывает Юрий Воробьев. – Представитель фирмы относит его в службу судебных приставов, которые начинают по нему исполнительное производство. Пока оно длится, дело добирается до рассмотрения в суде апелляционной инстанции. Как только тот подтвердит решение суда первой инстанции, последнее наконец вступает в силу в полном объеме. Вот здесь фирму ждет неприятное открытие.

Судебные приставы заявляют, что по одному судебному решению может быть только один исполнительный лист (ст. 319 АПК). А один у них уже есть. Но его исполнение возврата денег чаще всего не означает. Он предписывает инспекции отменить свое решение об отказе вернуть деньги, но вовсе не обязывает ее вынести противоположное».

В итоге фирме сначала приходится отзывать из службы приставов первый исполнительный лист и только потом отдавать туда новый – на возврат денег. Это может занять месяц-полтора. Ведь, прежде чем вернуть первый лист, приставы должны прекратить по нему производство.

«Поэтому, выиграв дело в первой инстанции, не стоит передавать исполнительный лист в службу судебных приставов, – советует Юрий Воробьев. – Лучше дождаться разрешения спора в апелляции, затем получить “полноценный” исполнительный лист и именно его нести судебным приставам».

Но налоговики скорее всего подадут кассационную жалобу в окружной Федеральный арбитражный суд. И при этом попросят судей, которые будут ее рассматривать, приостановить исполнение вступившего в силу решения суда предыдущей инстанции о возврате фирме денег.

«Если в инспекции не ленятся составить надлежащее обоснование, то судьи, бывает, выполняют ее просьбу, – говорит Андрей Царев. – Тогда приходится еще ждать – пока суд не рассмотрит жалобу по существу и не откажет налоговикам в ее удовлетворении».

Однако и это еще вовсе не означает быстрого и уж тем более автоматического получения денег из бюджета. У судебных приставов, налоговиков и работников казначейства есть немало хитростей, позволяющих надолго отложить исполнение судебного вердикта.

Почта виновата

Передача исполнительного листа судебным приставам приближает светлый день получения на расчетный счет денег из бюджета лишь ненамного.

Наиболее распространенных способов не возвращать фирме ее деньги на этом этапе несколько. Самый простой из них таков.

«Получив исполнительный лист, судебный пристав начинает по нему производство, сразу отправляет постановление об этом сторонам и дальше... просто ничего не делает, – рассказывает Дмитрий Тизенгольт, руководитель правовой группы ООО “Махагон”. – Представителю фирмы свое бездействие пристав объясняет просто: ему еще не пришло почтовое уведомление о том, что инспекция получила постановление. Тянуть так он может довольно долго. Например, средний срок возврата экспортного НДС нашей компании (а она фактически традиционный экспортер) – от 4 до 5 месяцев с момента начала исполнительного производства. Оно не приостанавливается и не откладывается – оно просто не осуществляется».

Тем временем инструменты воздействия на инспекцию, игнорирующую постановление пристава, у последнего есть. Отправляя постановление, он должен дать налоговикам срок для добровольного исполнения решения суда. И если оно без уважительных причин в этот срок не исполнено, то пристав вправе оштрафовать инспекцию на 20 тысяч рублей и установить ей новый срок (ст. 85 закона об исполнительном производстве). Но у инспекций, видимо, все причины уважительные.

«Когда-то мы пытались обязать пристава оштрафовать инспекцию, но наши ходатайства отклика не нашли», – замечает Дмитрий Тизенгольт.

К тому же приставы привыкли взаимодействовать с налоговиками в несколько ином ключе: между МНС и Минюстом заключено соглашение о сотрудничестве по взысканию денег с налоговых должников. В обратной ситуации – когда государство должно фирме – приставы своих боевых товарищей по делу пополнения бюджета особо не беспокоят.

Поспешность приставов

Соблаговолив рано или поздно составить заключение о возврате налога по небезызвестной форме № 21, налоговики направляют его копию приставу.

«Получив ее, пристав сразу же закрывает исполнительное производство. Фокус в том, что заключение нужно не только составить, но и направить в казначейство. Ведь деньги фирме должно перечислить именно оно, – объясняет Дмитрий Тизенгольт. – В итоге получается, что приставы свою задачу считают выполненной, а деньги из бюджета фирме все не приходят. Все пересылаемые между налоговиками, приставами и казначейством документы предназначены для внутреннего пользования. Поэтому понять, что происходит на самом деле, и что-то предпринять невозможно.

Однажды пристав вот так незаконно прекратил производство по возврату нам налогов и после этого даже не дал мне ознакомиться с материалами. Объяснил, что наша компания больше не взыскатель, ведь и производства-то уже нет. Справедливость пришлось восстанавливать через его начальство.

Можно, конечно, обжаловать действия пристава в суде. Пару лет назад мы так и поступили. Тогда Арбитражный суд г. Москвы признал, что пристав не вправе был прекратить производство, не имея сведений о направлении инспекцией заключения в казначейство (решение от 15 апреля 2002 г. по делу № А40-625/02-ип-118). Но затевать в таких случаях судебное разбирательство, учитывая, сколько времени оно обычно продолжается, становится исключительно делом принципа. Быстро получить деньги это не поможет. Хотя в конечном итоге исполнительное производство ускорит».

Игра в ошибки

После того как в инспекции сочтут, что пришло наконец время направить заключение о возврате налога в казначейство, начинается новый этап игры.

«Сотрудник инспекции, заполняя форму № 21, “случайно” допускает ошибку или неточность, – рассказывает адвокат Андрей Царев. – На доставку заключения в казначейство, его обработку, подготовку замечаний и отрицательного ответа, отправку их обратно в инспекцию уходит немало времени. Этот круг может повторяться много раз, да хоть до бесконечности. Пока инспекция не перестанет делать при оформлении заключения ошибки, своих денег фирме не видать».

С такими «нечаянными» ошибками не раз сталкивался и Дмитрий Тизенгольт. «Заведомо неправильное оформление заключения – довольно эффективный метод затягивания сроков возврата налога, который широко применяется в некоторых инспекциях, – говорит он. – Между налоговиками и казначейством существуют некие негласные отношения, урегулированные документами с грифом “ДСП”. Ссылаясь на них, инспекция и отделение казначейства могут до потери пульса сваливать вину в затягивании возврата денег друг на друга».

Но даже если форма № 21 оформлена правильно, то в казначействе, получив ее, все равно могут отказаться перечислить деньги. Причины найдутся: от просто незаконного «к заключению не приложены такие-то документы» до совсем уж абсурдного «в бюджете на это нет денег».

Нет такой статьи

Пускаясь на все эти ухищрения, налоговики, приставы и казначеи, конечно же, помнят, что фирма может потребовать выплатить ей проценты за несвоевременный возврат денег. Такое право ей дают статьи 78 и 176 Налогового кодекса.

Но это фискалы во внимание особо не принимают. Ведь получить проценты фирме ничуть не легче, чем вернуть переплату. И даже сложнее – недавно в казначействе изобрели причину вовсе их не выплачивать.

«Когда речь идет о выплате процентов за невозвращенный вовремя налог, то в заключении по форме № 21 инспекторы так и пишут: “возмещение процентов“. Получив такое заключение, в казначействе перечислять деньги наотрез отказываются, – рассказывает Андрей Царев. – Причину объясняют так: ни в законе о федеральном бюджете, ни в бюджетной классификации нет такой статьи расходов, как выплата процентов за просрочку возврата налогов».

Проблемы не будет, лишь если налоговики в заключении о возврате налога и набежавших на его сумму процентов укажут общую их сумму в одной строке как «возврат налога».

Наказание

Все описанные уловки приставов, налоговиков и казначеев незаконны. Но способов борьбы с ними у фирм практически нет. Пожалуй, все, что можно сделать, – это попытаться наказать чиновников за неисполнение судебного решения о возврате налога.

Обращение в арбитражный суд с требованием признать бездействие налоговиков незаконным Андрей Царев в этом случае считает ошибкой. «Суд может счесть, что Арбитражный процессуальный кодекс и закон об исполнительном производстве не дают возможности обжаловать неисполнение решения суда, вынесенного по одному делу, в рамках нового, – объясняет он. – Поэтому в суд стоит обращаться именно с требованием оштрафовать инспекцию и ее руководителя. Такую возможность дает пункт 2 статьи 332 АПК».

Но такого развития событий в инспекциях не очень-то боятся. На практике оштрафовать через суд налоговиков фирмы пытаются крайне редко. Ведь возврат денег это вряд ли ускорит, а обращение в суд окончательно испортит отношения с инспекторами. Да и сама сумма штрафа небольшая: максимум 2,5 тысячи рублей – для инспекции и не больше 5 тысяч рублей – для ее руководителя (ст. 119 АПК).

Рассчитывать же на то, что известие о намерении фирмы обратиться в суд произведет на налоговиков должное впечатление, можно лишь в одном случае. А именно: если бездействие инспекторов вызвано не негласной санкцией руководства, а банальным наплевательством на свои обязанности.

И прокурор не поможет

Теоретически чиновников можно попытаться наказать не только судебным штрафом. Злостное неисполнение любого решения суда, в том числе и о возврате фирме налогов, – преступление (ст. 315 УК). Но практика показывает, что попытки привлечь налоговиков, приставов и казначеев к уголовной ответственности скорее всего будут обречены на провал.

«Прокуратура обязана заводить уголовные дела по фактам неисполнения решений арбитражных судов. О таких фактах наша компания заявляла в прокуратуру не раз. И в ответ мы всегда получали “отписки”, – делится Дмитрий Тизенгольт. – Незаконные действия чиновников, о которых мы сообщали, в прокуратуре отказывались считать “злостными”. Несмотря на то что постоянное в течение нескольких лет нарушение сроков исполнения решений суда о возврате налога и есть та самая “злостность”.

А пока прокуратура не начнет понуждать чиновников к исполнению решений судов о возврате налогов, все судебные налоговые споры бессмысленны. Ведь сейчас удается получить из бюджета причитающиеся по решению суда деньги только тогда, когда чиновники сами решат, что уже можно их возвращать».

Наталия МАРТЫНЮК

Поделиться

конверт подписки
Подпишись на рассылку

Выбор читателей

Интересное