ВС РФ решит, что считать «злостным уклонении»

27.08.2020  распечатать

В действующем законодательстве точного определения злостного уклонения от исполнения обязательств нет, поэтому суды нередко признают должников недобросовестными просто по факту невозможности расплатиться. Это приводит к тому, что граждане признаются банкротами, но долги у них остаются.

Верховный суд рассмотрит дело о банкротстве гражданина, которого признали злостным уклонистом от уплаты долгов.

По данным «Коммерсанта», в 2015 году Михаил Хаймс договорился с Ольгой Морозовой о том, что продаст ей свой дом с земельным участком за 5,1 млн руб. Согласно условиям предварительного договора, Хаймс получил от покупателя 2,1 млн руб. аванса и должен был выплатить кредит Транскапиталбанку, а также снять залог с недвижимости, что и было сделано. На это было потрачено 1,34 млн руб., оставшаяся сумма ушла на погашение других долгов и на содержание семьи.

Между тем Морозова стала уклоняться от заключения основного договора купли-продажи и предлагала снизить цену. Получив отказ от Хаймса, она обратилась в районный суд, который взыскал с продавца аванс и проценты за пользование деньгами. При этом суд установил, что основной договор купли-продажи не был заключен по вине покупателя.

Хаймс не смог погасить долг и подал на банкротство. В феврале 2019 года Арбитражный суд Калужской области завершил процедуру (дело № А23-734/2018), но от долга перед Морозовой не освободил. По мнению суда, должник не принял мер по возврату аванса, то есть злостно уклонялся от погашения долга.

Апелляция отменила решение суда первой инстанции и списала Хаймсу все долги, указав, что управляющий не нашел признаков фиктивного и преднамеренного банкротства, а должник действовал добросовестно. Но АС Центрального округа оставил в силе решение первой инстанции и счёл, что освобождение должника от обязательств «безосновательно нивелирует последствия недобросовестных действий» по расходу аванса.

В итоге Хаймс подал жалобу в Верховный суд и настаивал на своей добросовестности. Он отметил, что потратил основную часть аванса на погашение кредита и снятие залога, а также выписал членов семьи из дома, потому что готовил его к продаже. После решения суда о взыскании аванса он работал таксистом и направлял часть дохода Морозовой.

В юрфирме Арбитраж.ру рассказали изданию, что суды чаще всего отказывают в списании долгов гражданам-банкротам в случае сокрытия или предоставления ложных сведений, если должники брали на себя заведомо невыполнимые обязательства. На третьем месте – наращивание долга и непринятие мер к погашению, что и относится к Хаймсу.

Сама по себе неспособность исполнить обязательство из-за отсутствия необходимых для этого материальных средств не может являться преступлением, указывает младший партнер Адвокатское бюро «ЗКС» Виктория Буклова.

Юрист пояснила:

В то же время факт частичного погашения кредиторской задолженности не свидетельствует об отсутствии злостности уклонения. Уклонение следует признавать злостным при имеющейся у лица реальной возможности погасить существующую кредиторскую задолженность. Такое положение соответствует требованиям положений международного права.

По мнению старшего партнера коллегии адвокатов Pen & Paper Валерия Зинченко, дело Хаймса станет знаковым для правоприменительной практики, поскольку сейчас суды по-разному трактуют понятие «недобросовестность должника».

Зинченко отметил:

Судам и практикующим юристам давно требовались разъяснения: сколько должник может тратить денег на семейные нужды, чтобы не превратиться в злостного уклониста в глазах суда, может ли должник приоритизировать одних кредиторов перед другими до возбуждения дела о банкротстве, какие действия должника свидетельствуют о том, что он распоряжается своим имуществом незаконно.

Он выразил уверенность, что Верховный суд сможет установить долгожданный тренд в разрешении этих вопросов.


Выбор читателей

Интересное

Бухгалтерия.ru
Подпишитесь на наши рассылки, чтобы первыми быть в курсе всего нового из мира бухучета, получать эксклюзивные издания и полезные подарки.

Loading...