Когда можно взыскать убытки с недобросовестного контрагента?

Определение Верховного Суда РФ №302-ЭС21-5294 от 09.09.2021

30.11.2021  

Если из-за нерадивого бизнес-партнера фирме доначислили налог с пенями и штрафом, она может взыскать подобные убытки с этого контрагента. Именно так высказался ВС РФ в Определении от 09.09.2021 № 302-ЭС21-5294, хотя позиция «младших» арбитров была иной.

С чего всё началось

Общество заключило с фирмой «Т» договор подряда от 15.05.2014, по которому та должна была выполнить ремонт на объекте заказчика. Вскоре подрядчик выставил обществу счета-фактуры на стоимость сделанных во II – IV кварталах 2014 года работ, выделив НДС (4 460 565 руб.). Заказчик принял предъявленный налог к вычету.

ИФНС провела в отношении общества выездную проверку за период с 01.01.2012 по 31.12.2014. По результатам ВНП принято решение от 05.12.2016 № 11 о доначислении этой компании НДС в размере 4 460 565 руб. с пенями (709 331 руб.) и штрафом (397 762 руб.). Основанием послужил вывод о получении организацией необоснованной налоговой выгоды по хозоперациям с фирмой «Т» и привлеченным ею субподрядчиком – ООО «М».

УФНС решением от 13 марта 2017 года оставило без удовлетворения жалобу предприятия на «приговор» инспекции, который с этого момента вступил в силу. Общество 4 апреля 2017 года отправило доначисленные суммы недоимки, пени и штрафа в бюджет, но, тем не менее, пошло в суд, усомнившись в правоте ревизоров.

Позиция судей по налоговому спору

Арбитры решение ИФНС одобрили, отказавшись признать его недействительным.

Установлено, что фирма «Т» и привлеченный ею субподрядчик не имели ресурсов (имущества, транспортных средств, материальных запасов, квалифицированного персонала), необходимых для реального выполнения заявленных объемов работ. При получении свидетельств саморегулируемых организаций эти компании использовали заведомо недостоверные сведения об имеющихся специалистах, без согласия данных лиц. Работы на объектах общества фактически выполнялись «физиками», не имеющими отношения к деятельности компаний «Т» и «М». Деньги, полученные фирмой «Т» от заказчика, не направлялись на приобретение ТМЦ, оплату посреднических услуг, расчеты по зарплате и т.д., что свидетельствовало бы о реальном предпринимательстве. Эти средства через ООО «М» перечислялись другим юрлицам, имеющим признаки «технических компаний», и в дальнейшем обналичивались.

О новом разбирательстве

Общество сочло, что доначисления, возникшие из-за утраты права на возмещение НДС, обусловлены неправомерным поведением фирмы «Т». Оно захотело получить с контрагента эти суммы, однако тот навстречу не пошел. Тогда общество обратилось в суд, желая взыскать с подрядчика 5 567 658 руб. убытков (НДС плюс пени и штраф, начисленные по итогам ВНП). Но три инстанции истцу не благоволили.

Представители правосудия, руководствуясь ст. 15, 393 и 1064 ГК РФ, исходили из отсутствия причин для привлечения фирмы «Т» к имущественной (гражданско-правовой) ответственности перед обществом. Ведь в рамках налогового спора подтверждено несоблюдение требований фискального законодательства самим заказчиком, что и послужило основанием для отказа ему в НДС-вычетах. Общество не проявило должной осмотрительности при выборе контрагента, приняло от него документы с явно недостоверными данными и, таким образом, взяло на себя риск наступления негативных налоговых последствий. Подход согласуется с изложенным в п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53.

Выходит, основанием для отказа в вычетах по НДС послужили не только нарушения, допущенные фирмой «Т», но и непроявление должной осмотрительности самим истцом. Значит, прямая причинно-следственная связь между поведением подрядчика и возникновением убытков у общества отсутствует.

Судьи также признали, что истец пропустил срок исковой давности, о применении которого во время разбирательства заявил ответчик. Заказчик мог контролировать ход выполнения работ. Поэтому о наличии либо отсутствии у подрядчика необходимых ресурсов обществу должно было стать известно в период исполнения договора и на этапе подписания актов приемки, последние из которых завизированы 10 октября 2014 года. Так что срок давности в соответствии со ст. 199 и 200 ГК РФ исчисляется со дня подписания крайнего акта, и к моменту обращения истца в суд (11.02.2019) он был пропущен.

ВС РФ: взысканию быть!

Но общество проявило упорство, и не зря. ВС РФ вердикты по «убыточному» делу отменил, направив его на пересмотр.

Из положений ГК РФ и разъяснений Пленума ВС РФ (постановления от 24.03.2016 № 7 и от 23.06.2015 № 25) вытекает следующее. Возмещение убытков допустимо, в том числе, при увеличении налогового бремени лица по обстоятельствам, которые не должны были возникнуть при надлежащем (добросовестном) исполнении обязательств контрагентом. Принцип добросовестности предполагает, что подрядчик, допустивший погрешности при ведении деятельности, не должен ставить заказчика в такое положение, при котором тот не сможет реализовать свои права, предусмотренные НК РФ.

Привлечение фирмой «Т» к выполнению работ третьих лиц нарушает и условия договора, и положения пункта 1 статьи 706 ГК РФ. Да, заказчик мог избежать неблагоприятных последствий, выявив недостатки в деятельности бизнес-партнера, умышленно отступившего от условий договора. Но само по себе это обстоятельство не может освобождать подрядчика от ответственности перед заказчиком за причиненные ему убытки в виде налоговых доначислений. В такой ситуации заказчик оказывается потерпевшим лицом, которое может прибегнуть к гражданско-правовым средствам защиты.

Но в возмещении убытков можно отказать, если выяснится, что стороны договора являлись соучастниками. Например, если их согласованные действия были направлены на уклонение от НДС (определения ВС РФ от 09.03.2021 № 301-ЭС20-19679, от 28.05.2020 № 305-ЭС19-16064 и др.). При таком раскладе заказчика нельзя признать потерпевшим. Однако при заключении договора общество преследовало правомерную цель – получить оговоренный результат работ. Эта цель была достигнута: работы выполнены, приняты и оплачены. О соучастии общества в проступках и согласованных действиях по уходу от НДС говорить не приходится.

Кивая на неосмотрительность истца при выборе бизнес-партнера, суды не учли, что в силу п. 1 ст. 404 ГК РФ это могло стать основанием для уменьшения размера ответственности ответчика, но не для полного ее снятия. Кстати, недосмотр общества тоже под вопросом, поскольку подрядчик дал ему недостоверные сведения о своих ресурсах и свидетельствах о допуске к работам, создав видимость благонадежного контрагента.

Итак, из-за фирмы «Т» заказчик утратил право на НДС-вычет. Причинно-следственная связь между недобросовестным поведением подрядчика и ущербом общества налицо.

Срок исковой давности не пропущен. Необходимость уплаты доначислений возникла с даты вступления в силу решения по ВНП – с 13.03.2017. Именно с этого момента начала течь исковая давность по требованию возместить убытки.

Резюмируем. Подход ВС РФ на руку добросовестным. Они смогут переложить на «порочного» контрагента (полностью или частично) возникшие из-за него налоговые потери.

Поделиться


НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ ДЛЯ БУХГАЛТЕРА
Электронная версия популярного журнала

Новые документы с комментариями экспертов. Журнал помогает бухгалтерам разбираться в значениях и смыслах новых документов по учету и налогам.

Подписаться

Нормативные акты для бухгалтера

Комментарии (0)


Оставить комментарий


Введите код с картинки:

CAPTCHA
Бухгалтерия.ru
Подпишитесь на наши рассылки, чтобы первыми быть в курсе всего нового из мира бухучета, получать эксклюзивные издания и полезные подарки.

Loading...