Об отказе ФСС в компенсации затрат на детское пособие

Постановление Арбитражного суда Уральского округа №Ф09-1328/21 от 02.04.2021

31.07.2021  

ФСС не возместил компании расходы на детское пособие. Ведь оно призвано компенсировать утраченный заработок, а в данном случае о подобной утрате говорить не приходится. АС УО в Постановлении от 02.04.2021 № Ф09-1328/21 с ревизорами согласился.

Исходные данные

По результатам проверки ФСС установил, что сотруднику М. с 22.12.2017 предоставлен отпуск по уходу за ребенком с выплатой пособия. Большую часть отпуска специалист работал по 4 часа в день, получая 50% оклада. Но его постоянно премировали, причем в 2018-м премиальные превысили зарплату в 4,89 раза, а в I квартале 2019-го – в 5,58 раза.

Фонд не принял к зачету расходы на пособие за период с февраля 2018-го по март 2019-го (243 731 руб.) и отказал в возмещении этих трат. Чиновники посчитали, что организацией нарушена ч. 2 ст. 11.1 Федерального закона от 29.12.2006 № 255-ФЗ. Согласно этой норме, если лицо, находящееся в декрете, работает неполный день и продолжает ухаживать за малышом, право на пособие за ним сохраняется.

Фирма решила поспорить. Но две судебные инстанции поддержали ревизоров, одобрив вывод о создании компанией искусственной ситуации с целью получения возмещения от соцстраха.

Аргументы компании

Организация подала кассационную жалобу. По мнению фирмы, ею выполнены все условия для выплаты страхового обеспечения. Ведь трудовые отношения с М., страховой случай и выплата компанией пособия подтверждены. Фондом не доказано, что работник не ухаживал за чадом и создана фиктивная ситуация для получения пособия из средств ФСС.

Компания не согласилась с выводом арбитров, что у сотрудника не произошло утраты дохода после сокращения ему рабочего времени для ухода за ребенком. Ведь в законодательстве ничего не сказано о прекращении страхового случая при увеличении специалисту вознаграждения за труд в период декрета. Предприятие вправе ставить размер зарплаты в зависимость от объема выполненной работы, устанавливать премии. Выплату премий М. и другим сотрудникам компания производила постоянно. Это системный инструмент поощрения работников. А премии М. и до обеспечения его пособием были больше, чем у остальных.

Организация подчеркнула, что установление размера зарплаты и начисление премий, оценка трудовой деятельности работников не входят в компетенцию фонда. А то, что М., являющийся заместителем директора фирмы, сам подписывал документы о премировании, не основание для непринятия к зачету расходов на пособие (директор в 2017 году выдал М. доверенность, по которой тот вправе свободно распоряжаться средствами фирмы).

По мнению компании, суды не учли, что при проверке установлено наличие выручки для премий. А ссылка на позицию ВС РФ из Определения от 18.07.2017 № 307-КГ17-1728 неуместна. Ведь в том вердикте рассмотрены обстоятельства, не идентичные присутствующим в настоящем деле.

Об утраченном заработке речи не идет

Окружные судьи согласились с коллегами.

Исходя из положений Федерального закона от 16.07.1999 № 165-ФЗ, выплата детского пособия обусловлена утратой заработка или другого дохода из-за необходимости быть с ребенком.

При совмещении ухода за дитем с частичной занятостью право на пособие сохраняется. В таком случае оно призвано компенсировать заработок, утраченный из-за неполного рабочего дня.

Страховщик вправе не принимать к зачету расходы на обязательное соцстрахование, произведенные с нарушением законодательства. Это следует из п. 4 ч. 1 ст. 4.2 Закона № 255-ФЗ и подп. 3 п. 1 ст. 11 Закона № 165-ФЗ.

Согласно сравнительным расчетам фонда, зарплата М. за период нахождения в декрете и частичной занятости выше зарплаты при полной занятости, получаемой им до ухода в такой отпуск.

С 1 февраля 2018 года М. переведен на неполный рабочий день. При этом практически сразу же (12.02.2018) издано новое Положение о премировании, которое составлено самим М. и им же согласовано. Из данного ЛНА непонятно, каким образом определяются размеры премий, за какие показатели, заслуги они положены. Выявлено, что премии выдавались за месяц на основании приказа, причем вне зависимости от выполнения плана и отработанного времени.

Представитель организации в ходе судебного заседания не смог пояснить расчет премий и чем они обусловлены. Он сказал, что у компании просто появились деньги, и что коммерческие структуры вообще могут премировать сотрудников безо всяких оснований. Ревизоры же установили факт снижения выручки фирмы в 2018 году по сравнению с 2017-м.

М. в период детского отпуска и частичной занятости получил почти в 3 раза больше премиальных, чем другой зам. А ведь тот работал на полную ставку с окладом, вдвое превышающим оклад замдиректора М. Организация пояснила, что М. выполнял более серьезный объем работ и подписывал больше бумаг, чем коллега. Однако эти доводы документально не подтверждены. Напротив, выявлено, что у обоих замов одна и та же должностная инструкция, продолжительность же рабочего времени М. была вдвое короче.

Организация не смогла объяснить, в связи с чем издано новое Положение о премировании и пересмотрен оклад М. в большую сторону именно в тот период, когда он работал на «неполных» условиях. Судьи также учли, что на основании доверенности М. свободно распоряжался средствами фирмы, в том числе выдачей премий.

Резюме арбитров – формальное сокращение рабочего времени не привело к утрате сотрудником заработка. При этом в период декрета он увеличился на суммы премий. То есть, уровень доходов М. возрос. Стало быть, пособие в данном случае – вовсе не компенсация утраченного заработка, а дополнительное материальное обеспечение, возмещаемое из средств ФСС. Компания злоупотребила правом, создав искусственную ситуацию для получения соцстраховских денег.

Какие факторы во главе угла

По мнению ГУ - МРО ФСС РФ (письмо от 14.10.2020 № 14-15/7710-4421л), выплата пособия человеку, работающему с неполной загрузкой, обоснована при одновременном соблюдении ряда условий:

  • получатель средств сам ухаживает за ребенком и у него остается на это достаточно времени;
  • сокращение рабочего дня исчисляется часами, а не минутами;
  • пособие компенсирует утраченный доход, не являясь дополнительным материальным стимулированием.

Все эти факторы судьи обычно и берут за ориентир, оценивая обстоятельства каждого спора в совокупности.

В нашем разбирательстве акцент сделан на последнем из условий. Фонд счел, что оно не выполнено, и судьи с этим согласились. Такие решения – не редкость. ФСС порой выявляет, что сотруднику на время декрета сократили рабочее время (иногда существенно, как в нашем деле), но повысили оклад, выплачивали премии. Выходит, в заработке он не потерял вовсе. Этот факт, наряду с другими обстоятельствами, играл против организаций, и они в итоге терпели фиаско (постановления АС ПО от 30.04.2019 № Ф06-44776/2019, АС СЗО от 17.04.2019 № Ф07-3034/2019 и др.).

Работодателю надо постараться обосновать причины поощрения сотрудника. Тогда шансы на победу есть (Решение АС Пермского края от 01.07.2019 № А50-11853/19). В противном случае проигрыш неизбежен (Решение АС Пензенской области от 27.06.2019 № А49-1791/2019).

Поделиться


НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ ДЛЯ БУХГАЛТЕРА
Электронная версия популярного журнала

Новые документы с комментариями экспертов. Журнал помогает бухгалтерам разбираться в значениях и смыслах новых документов по учету и налогам.

Подписаться

Нормативные акты для бухгалтера

Комментарии (0)


Оставить комментарий


Введите код с картинки:

CAPTCHA
Бухгалтерия.ru
Подпишитесь на наши рассылки, чтобы первыми быть в курсе всего нового из мира бухучета, получать эксклюзивные издания и полезные подарки.

Loading...