Налоговые доначисления: суд поддержал инспекторов

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа №Ф06-7436/21 от 07.09.2021

29.01.2022  

Налоговые доначисления основаны на выводе инспекторов, что показанные компанией операции с бизнес-партнерами – фикция. В действительности их не было, то есть, налицо схема незаконного обогащения за счет бюджета. Компания затеяла спор, но первые инстанции ее не поддержали, и АС Поволжского округа в Постановлении от 07.09.2021 № Ф06-7436/2021 с коллегами согласился. 

Что предшествовало окружному заседанию

По результатам выездной проверки инспекция доначислила обществу НДС и налог на прибыль с пенями и штрафами. Основанием послужил вывод контролеров о создании организацией формального документооборота с контрагентами при отсутствии реальных хозяйственных операций.

Областное УФНС с коллегами согласилось, после чего компания обратилась к представителям правосудия. Однако суды первой и апелляционной инстанций встали на сторону проверяющих. Тогда организация подготовила кассационную жалобу, сославшись на нарушение служителями Фемиды правовых норм, несоответствие их умозаключений обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам.

От чего отталкивалась кассация

АС ПО оставил вердикты неизменными, отказав фирме, но предписав вернуть ей из федерального бюджета госпошлину в размере 1 500 рублей, излишне уплаченную при подаче кассационной жалобы.

Окружные судьи подчеркнули: первичка, составляемая при совершении хозоперации, должна отвечать законодательно установленным требованиям и содержать достоверные сведения. Для применения вычетов по НДС и отнесения издержек к «прибыльным» расходам необходимо, чтобы:

  • сделки носили реальный характер;
  • в оправдательных документах была информация, соответствующая действительности.

Суд не должен ограничиваться проверкой формального соответствия предъявленных фирмой документов предписаниям закона. Надо оценить все доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи. Признание арбитрами налоговой выгоды необоснованной влечет отказ в удовлетворении требований организации, связанных с ее получением.

Исходя из позиции, изложенной в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53, для получения налоговой выгоды необходимо, чтобы документы отвечали признакам достоверности, полноты и непротиворечивости, а действия компании – критериям экономической целесообразности и осмотрительности. Такая выгода не может быть обоснованной, если получена вне связи с реальной предпринимательской деятельностью.

О недобросовестности предприятия может свидетельствовать ситуация, когда создаются схемы незаконного обогащения за счет бюджета. Оценка же добросовестности предполагает изучение заключенных сделок. Их формального соответствия законодательству для налоговых целей недостаточно. 

Недобросовестность компании налицо

Общество в проверяемом периоде вело оптовую торговлю сельхозтехникой и запчастями для ее ремонта.

Данное предприятие заявило расходы и НДС-вычеты по приобретению у пяти организаций комплектов принадлежностей для ремонта и обслуживания комбайнов. По результатам изучения договоров купли-продажи комбайнов и спецификаций к ним, накладных и счетов-фактур, счетов аналитического учета ревизоры выявили, что такие комплекты:

  • в качестве самостоятельного товара (отдельно от комбайнов) не реализовывались;
  • дополнительно покупателями сельхозтехники не приобретались и не заказывались.

В действительности покупателям поставляли комбайны, оснащенные запчастями и принадлежностями, идентичными по составу упомянутым комплектам.

Представители правосудия согласились с чиновниками, что:

  • фактически хозоперации названными бизнес-партнерами не выполнялись;
  • представленная обществом первичка не содержит достаточных сведений, подтверждающих реальность этих операций;
  • заключение договоров с указанными организациями было формальным, без разумной экономической цели, направлено на получение необоснованной налоговой выгоды.

Рассматривая спор в части обжалования решения ИФНС по контрагенту ООО «А», суды установили следующее.

Общество заключило с данной компанией агентский договор от 22.06.2016, согласно которому она оказывала услуги по поиску клиентов для продажи сельхозтехники. Проверяющие и судьи выявили по этому бизнес-партнеру такие факты:

  • он зарегистрирован 3 июня 2016 года и вскоре (15.09.2017) ликвидирован по решению учредителя;
  • из отчетов агента не усматривается, какие именно действия он совершал, в чем выразилось его содействие обществу. Акт приемки-передачи подобной информации также не содержит;
  • у общества есть отдел продаж с пятью сотрудниками, которые сообщили, что поиск клиентов входит в их обязанности, и не подтвердили привлечение иных лиц для такового;
  • документы, представленные покупателями сельхозтехники, их свидетельские показания также указывают на наличие договорных отношений только с обществом.

В итоге судьи пришли к умозаключению о создании заявителем с ООО «А» формального документооборота. Реального же оказания агентских услуг не было.

Нарушений процессуальных норм, являющихся в силу ч. 4 ст. 288 АПК РФ основаниями для отмены вердиктов, кассация не обнаружила.

Налоговики празднуют одну победу за другой

Когда ревизоры убеждают судей в недобросовестных действиях фирмы, направленных на уход от налогов, представляя бесспорные доказательства нереальности хозопераций, их ждет успех. Свидетельство тому – не только наш вердикт, но и, например, еще одно недавнее разбирательство (Постановление АС ЦО от 15.09.2021 № Ф10-6789/2019).

Инспекторы доначислили обществу «БТ» НДС и налог на прибыль с пенями и штрафами. Основанием послужил вывод о формировании формального документооборота. Создана видимость приобретения оборудования по более высокой цене у ООО «Л», в действительности же хозопераций не было. На самом деле общество покупало товар напрямую у поставщика – фирмы «Б».

Суд округа всецело поддержал проверяющих, подчеркнув: компания имеет право на получение налоговой выгоды только при условии реального исполнения сделки. Подход согласуется с тем, что изложен ВАС РФ в постановлениях от 09.03.2010 № 15574/09, от 25.05.2010 № 15658/09 и от 20.04.2010 № 18162/09. Установлено, что организации «БТ» и «Б» являются не только взаимозависимыми, но и аффилированными, поскольку их учредителем и директором выступает одно и то же лицо. А по обществу «Л» вскрылись, в том числе, такие факты:

  • у него не было необходимых производственных и складских помещений, транспорта и оборудования;
  • его руководители пояснили, что поставкой товара для компании «БТ» не занимались, обстоятельств сотрудничества с нею не помнят;
  • общество «Л» вскоре было исключено из ЕГРЮЛ как недействующее юрлицо.

Отсюда вывод: эта фирма реальной деятельности не вела, ее участие в процессе поставки товара было номинальным. Нет бесспорных доказательств перемещения оборудования от ООО «Б» к «Л» и от последнего к организации «БТ». Выходит, договоры с ООО «Л» заключались лишь с целью завысить НДС-вычеты и «прибыльные» расходы.

При схожих обстоятельствах компании уступили в постановлениях АС МО от 23.04.2021 № Ф05-3648/2021, АС ЗСО от 12.04.2021 № Ф04-1218/2021 и многих других.

Поделиться


НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ ДЛЯ БУХГАЛТЕРА
Электронная версия популярного журнала

Новые документы с комментариями экспертов. Журнал помогает бухгалтерам разбираться в значениях и смыслах новых документов по учету и налогам.

Подписаться

Нормативные акты для бухгалтера
Бухгалтерия.ru
Подпишитесь на наши рассылки, чтобы первыми быть в курсе всего нового из мира бухучета, получать эксклюзивные издания и полезные подарки.

Даю согласие на обработку моих персональных данных


Loading...