Основные средства ИП на УСН: лимит действителен


Оставить мнение  |   02.11.2016  |   Спецрежимы

Верховный Суд РФ отказал предпринимателю в признании частично недействующими писем Минфина России с разъяснениями о том, что ограничения остаточной стоимости основных средств в период применения УСН распространяются как на организации, так и на индивидуальных предпринимателей. Речь идет о том, что если в течение отчетного (налогового) периода у предпринимателя на УСН остаточная стоимость основных средств превысит 100 млн рублей, он считается утратившим право на применение УСН с начала того квартала, в котором допущено указанное несоответствие.

Решение Верховного Суда РФ №АКПИ16-592 от 29.08.2016

Суть спора

По правилам Налогового кодекса РФ, если по итогам отчетного (налогового) периода:

  • доходы налогоплательщика, применяющего УСН, определяемые в соответствии со статьей 346.15 и подпунктами 1 и 3 пункта 1 статьи 346.25 Налогового кодекса РФ, превысили 60 млн рублей;

  • допущено несоответствие требованиям, установленным пунктами 3 и 4 статьи 346.12 и пунктом 3 статьи 346.14 Налогового кодекса РФ (в частности, остаточная стоимость основных средств по данным бухгалтерского учета превышает 100 млн рублей),

то такой налогоплательщик считается утратившим право на применение УСН с начала того квартала, в котором допущены указанное превышение или несоответствие требованиям (абз. 1 п. 4 ст. 346.13 НК РФ).

В пункте 4 статьи 346.13 Налогового кодекса РФ используется понятие «налогоплательщик». Сформулированные в этой норме условия прекращения применения УСН, в том числе имеющие отсылочный характер, являются общими и распространяются на всех налогоплательщиков, то есть на и организации, и на индивидуальных предпринимателей.

Позиция предпринимателя

По мнению предпринимателя, отдельные положения писем Минфина РФ от 11.12.2008 № 03-11-05/296, от 27.10.2009 № 03-11-09/357, от 21.05.2010 № 03-11-11/147, от 18.01.2013 № 03-11-11/9, от 20.06.2013 № 03-11-11/23291, от 14.08.2013 № 03-11-11/32974 не соответствуют смыслу пункта 4 статьи 346.13 и подпункта 16 пункта 3 статьи 346.12 Налогового кодекса РФ. А именно: разъяснения о том, что если в течение отчетного (налогового) периода у предпринимателя на УСН остаточная стоимость основных средств превысит 100 млн рублей, он считается утратившим право на применение УСН с начала того квартала, в котором допущено указанное несоответствие.

Предприниматель мотивировал свои требования тем, что в оспариваемых письмах Минфин России расширительно толкует нормы Налогового кодекса РФ, а данные в них разъяснения ограничивают его право осуществлять предпринимательскую деятельность по сдаче в аренду недвижимого имущества с применением УСН, поскольку стоимость этого имущества (основных средств) превышает 100 млн рублей.

Суть в том, что применять УСН вправе как организации, так и предприниматель, перешедшие на данный спецрежим в установленном порядке (п. 1 ст. 346.12 НК РФ), и те, и другие именуются налогоплательщиками.  Но для перехода на УСН к предпринимателю, в отличие от организаций, не предъявляются требования о том, чтобы остаточная стоимость их основных средств не превышала 100 млн рублей. Для предпринимателя на УСН достаточно, чтобы он уведомил об этом налоговый орган, имел в штате не более 100 человек, не производил подакцизные товары, не добывал полезные ископаемые и не занимался сельскохозяйственным производством, переведенным на уплату ЕСХН.

В то же время контролировать стоимость основных средств для того, чтобы не утратить право на УСН, предприниматель обязан.

Позиция ответчиков

Минфин России пояснил, что оспариваемые письма изданы в соответствии с полномочиями федерального органа исполнительной власти, не противоречат действующему законодательству, не нарушают субъективных прав административного истца в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, не являются нормативными правовыми актами, а представляют собой ответы на вопросы налогоплательщиков. Поэтому содержащиеся в них разъяснения не могут иметь юридического значения и порождать правовые последствия для неопределенного круга лиц.

ФНС России и Минюст России сообщили, что оспариваемые письма адресованы конкретным лицам, являются актами казуального толкования, не устанавливают правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределенного круга лиц или налоговых органов, подлежащих неоднократному применению. Содержащиеся в них разъяснения не выходят за рамки адекватного истолкования положений налогового законодательства, не влекут изменения правового регулирования соответствующих налоговых правоотношений. Спорные письма не обладают нормативными свойствами.

Позиция суда

Суд решил, что оспариваемые письма не имеют нормативных свойств и не приобрели их и опосредованно - через правоприменительную деятельность должностных лиц налоговых органов. Поэтому правовых оснований для удовлетворения заявленных требований о признании их не действующими в оспариваемой части суд не обнаружил.

Судьи отметили следующее.

Минфин России уполномочен вырабатывать государственную политику и вести нормативно-правовое регулирование в сфере налоговой деятельности. В пределах своей компетенции он издает нормативные правовые акты, которые не могут изменять или дополнять законодательство о налогах и сборах.  В частности, Минфин России дает письменные разъяснения налоговым органам, налогоплательщикам, ответственному участнику консолидированной группы налогоплательщиков, плательщикам сборов и налоговым агентам по вопросам применения законодательства РФ о налогах и сборах (п. 1 ст. 4, п. п. 1, 3 ст. 34.2 НК РФ, п.1 Положения о Министерстве финансов Российской Федерации, утвержденное постановлением Правительства РФ от 30.06.2004 № 329).

Оспариваемые письма изданы в рамках установленных полномочий и представляют собой ответы департамента налоговой и таможенно-тарифной политики министерства на обращения граждан о порядке применения УСН индивидуальными предпринимателями. Все письма изданы как акты казуального толкования в ответ на индивидуальные запросы конкретных налогоплательщиков. Ни одно из них не было применено налоговыми органами в отношении истца в качестве акта, имеющего нормативные свойства.  Сами письма оспорены заявителем вне связи с конкретным делом. Доказательств того, что он претерпевал какие-либо ограничения в реализации своих прав, суду не представлено. Значит, права, свободы и законные интересы заявителя спорными письмами не нарушены.

Кроме того, эти письма официально не публиковались, до сведения ФНС России и ее территориальных органов не доводились, на исполнение не направлялись. Доказательств того, что каждое из писем используется в деятельности налоговых органов и является для них обязательным в отношениях с налогоплательщиками - индивидуальными предпринимателями, применяющими УСН, также не имеется. В письмах отсутствуют предписания о правах и обязанностях персонально не определенного круга лиц, следовательно, они не устанавливают общеобязательных правил поведения, рассчитанных на неоднократное применение.