Учет выплат при увольнении работников в целях налога на прибыль


Оставить мнение  |   15.10.2015  |   Налог на прибыль организаций

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 29.09.2015 № Ф05-12629/2015 по делу № А40-158301/14


Обстоятельства спора:

Инспекция по итогам проверки начислила компании налог на прибыль в связи с неправомерным включением в расходы выплат при увольнении работников. По мнению проверяющих, выплаты при увольнении не были связаны с выполнением трудовой функции работниками компании. Компания обратилась в суд.

Позиция суда:

Инспекция по итогам проверки сделала вывод о том, что компания в нарушение пункта 1 статьи 252, статьи 255, пункта 49 статьи 270 Налогового кодекса РФ в 2010 - 2012 годах неправомерно включила в расходы на оплату труда в целях налога на прибыль произведенные по соглашению сторон выплаты при увольнении работников. Такие действия, по мнению проверяющих, привели к неуплате налога на прибыль организаций. Основанием для доначисления налога послужил вывод инспекции о том, что компенсационные выплаты, выплачиваемые работникам при увольнении по соглашению сторон, не являются экономически обоснованными и необходимыми для извлечения прибыли, так как выплачиваются работникам, с которыми прекращаются трудовые отношения. Кроме того, указанные выплаты не направлены на стимулирование или поощрение труда, а также не предусмотрены нормами законодательства Российской Федерации.

Суд пришел к выводу, что дополнительная компенсация при увольнении работников по соглашению сторон, выплачиваемая на основании соглашения о расторжении трудового договора, не может быть признана экономически обоснованной. Соответственно такая компенсация не может быть учтена в составе расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль.

Судебная коллегия исходила из того, что эта выплата не предусмотрена законом и не определен ее размер, она не является обязанностью работодателя. Соглашение сторон о расторжении трудового договора является именно основанием для прекращения трудового договора, а не тем соглашением, которое бы являлось частью трудового договора (дополнением к нему).

Суд указал, что имеющимися в материалах дела доказательствами не подтверждено заключение подобных соглашений, являющихся частью трудовых договоров с работниками, равно как и заключение коллективного договора с условиями, предусматривающими спорные выплаты. В связи с этим произведенные компанией выплаты не связаны с исполнением работниками обязанностей в рамках трудовых договоров, следовательно, не являются расходами работодателя на оплату труда.

Арбитры отметили, что в трудовом законодательстве отсутствует ограничение работодателей на выплату сотрудникам вознаграждений, не связанных с трудовой деятельностью. Однако в целях налогообложения перечень выплат в пользу работников ограничен. Такие выплаты для их отнесения к расходам, учитываемым при налогообложении прибыли, должны быть связаны непосредственно с выполнением работниками своих трудовых обязанностей в рамках трудовых отношений. Таким образом, при решении вопроса о возможности принятия в качестве расходов в целях исчисления налога на прибыль суммы дополнительной компенсации, выплачиваемой работнику при расторжении трудового договора по соглашению сторон, необходимо исходить из того, связаны ли данные компенсационные выплаты с выполнением работником трудовой функции.

В связи с тем, что выплаты при увольнении не были связаны с выполнением трудовой функции, суд пришел к выводу о неправомерном включении выплат в состав затрат.

Суд не принял во внимание довод компании о том, что в соответствии с новой редакцией пункта 9 статьи 255 Налогового кодекса РФ, вступившей в силу с 1 января 2015 года, ее позиция закреплена законодательно. Поскольку последующее изменение закона не свидетельствует о неправильном применении норм права, которые действовали в период налогообложения.