Обзор арбитражной практики с 13 по 24 апреля 2015 года


Оставить мнение  |     |   Обзор арбитражной практики

В этом обзоре приведены постановления Верховного Суда РФ, Арбитражных судов Уральского и Северо‑Западного округов,  коснувшиеся НДФЛ, налога на прибыль, а также ЕНВД. Из обзора вы узнаете, какие именно доводы убедили арбитражных судей поддержать в споре выигравшую дело сторону.

Налог на прибыль

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 31.03.2015 № Ф09‑1382/15 по делу № А47‑2120/2014

Обстоятельства спора:

Инспекция начислила компании налог на прибыль, пени, штраф на основании вывода о необоснованном включении во внереализационные расходы дебиторских задолженностей. Поскольку их взыскание оказалось невозможным вследствие ликвидации должников, признанных банкротами. Не согласившись с таким выводом инспекции, фирма обратилась в суд.

Позиция суда:

По результатам рассмотрения материалов проверки инспекция вынесла решение, которым предложила компании уплатить налог на прибыль, пени, штраф в соответствии с пунк- том 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ. Проверяющие сделали выводы о получении компанией необоснованной налоговой выгоды при совершении сделок, совершенных лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия для данного вида сделок. Инспекция указала на то, что компания необоснованно включила в состав внереализационных расходов дебиторские задолженности контрагентов, взыскание которых оказалось невозможным вследствие ликвидации организаций‑должников.

Суд отметил, что Налоговый кодекс РФ не содержит каких‑либо ограничений при включении в состав внереализационных расходов сумм безнадежных долгов в зависимости от вида и характера ранее совершенной хозяйственной операции. Безнадежными, нереальными к взысканию признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения на основании акта государственного органа или ликвидации организации (п. 2 ст. 266 НК РФ). При этом обязательство прекращается ликвидацией должника (ст. 419 ГК РФ).

Таким образом, ликвидация юридического лица является самостоятельным основанием для признания долга безнадежным. Компания считается ликвидированной со дня внесения об этом записи в ЕГРЮЛ (п. 8 ст. 63 ГК РФ).

Судом было установлено, что компания приобрела у банка на основании уступки права требования дебиторские задолженности организаций‑должников. При этом инспекция указала на то, что дебиторская задолженность была приобретена компанией у банка после судебного решения арбитражного суда о признании ликвидируемого должника несостоятельным (банкротом). Кроме того, арбитражный суд отказал банку во включении в реестр требований кредиторов в связи с пропуском срока предъявления требований к должнику.

Кроме того, инспекция сделала вывод о том, что компания‑заявитель и банк имеют признаки взаимозависимости, поскольку руководители компании являются членами совета директоров банка. При этом обществу с ограниченной ответственностью, руководителями которого являются те же лица, что и компании‑заявителя, принадлежит 48,91 процента акций банка. В связи с этим инспекция сделала вывод о том, что сделка по приобретению компанией у банка дебиторской задолженности банкротов, не обеспеченной залогом, не обусловлена разумным экономическим смыслом. По мнению проверяющих, сделки были направлены на получение заявителем необоснованной налоговой выгоды в виде увеличения внереализационных расходов, а также для улучшения показателей прибыльности банка.

Суд, проанализировав материалы дела, установил, что компания дебиторскую задолженность организаций‑банкротов отнесла в состав внереализационных расходов в том налоговом периоде, когда они были исключены из ЕГРЮЛ. При этом суд указал, что сам по себе факт нахождения должника в процессе ликвидации, в том числе в результате признания его судом несостоятельным (банкротом), не свидетельствует о том, что кредиторы утрачивают возможность предъявления требований к нему и получения возмещения за счет его конкурсной массы. Суд также отметил, что спорный договор уступки соответствует закону. Такой договор подтверждает, что произошла замена банка (истца и конкурсного кредитора) его правопреемником, то есть компанией‑заявителем.

Таким образом, суд признал решение налоговой инспекции недействительным, поскольку она не доказала недобросовестность действий компании.

НДФЛ

Определение Верховного Суда РФ от 16.04.2015 № 301‑КГ15‑2401 по делу № А39‑946/2014

Обстоятельства спора:

В ходе проверки инспекция установила, что предприниматель при исчислении НДФЛ неправомерно не учел доход в виде ма- териальной выгоды, по- лученной от экономии на процентах за пользо- вание заемными денежными средствами.
Предприниматель не согласился с таким решением инспекции и обратился в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Позиция суда:

Суд установил, что предприниматель являлся плательщиком ЕНВД, а также применял УСН. ИП получил денежные средства по договорам займа, по условиям которых выплата им процентов за пользование денежными суммами не предусмотрена. ИП производил возврат денежных средств без начисления и уплаты процентов.

Суд отметил, что при определении налоговой базы по НДФЛ следует учитывать доходы, полученные в виде материальной выгоды, полученной от экономии на процентах за пользование налогоплательщиком заемными (кредитными) средствами (подп. 1 п. 1 ст. 212 НК РФ). При этом налоговая база определяется как превышение суммы процентов за пользование заемными средствами, исчисленной исходя из двух третьих действующей ставки рефинансирования, установленной ЦБ РФ на дату фактического получения налогоплательщиком дохода, над суммой процентов, исчисленной исходя из условий договора (подп. 1 п. 2 ст. 212 НК РФ).

Судебная коллегия указала, что применение УСН индивидуальным предпринимателем не освобождает его от обязанности уплатить НДФЛ с доходов, облагаемых по налоговой ставке, предусмотренной пунктом 2 статьи 224 Налогового кодекса РФ (п. 3 ст. 346.11 НК РФ).

При таких обстоятельствах суд указал на законность решения инспекции о доначислении предпринимателю НДФЛ по ставке 35 процентов в связи с необоснованным невключением в налоговую базу доходов в виде материальной выгоды, полученной им от экономии на процентах за пользование заемными денежными средствами.

Спецрежимы

Постановление Арбитражного суда Северо‑Западного округа от 02.04.2015 по делу № А52‑1049/2014

Обстоятельства спора:

Инспекция начислила ЕНВД предпринимателю, осуществлявшему розничную торговлю через объекты нестационарной торговой сети на торговых площадях нескольких муниципальных образований. Предприниматель обратился в суд с требованием отметить решение инспекции о доначислении сумм налога.

Позиция суда:

Судом установлено, что предприниматель состоял на учете в инспекции как плательщик ЕНВД и осуществлял деятельность в виде розничной торговли через объекты нестационарной торговой сети в нескольких муниципальных образованиях.

Система налогообложения в виде ЕНВД может применяться в том числе в отношении розничной торговли, осуществляемой через объекты стационарной торговой сети, не имеющей торговых залов, а также объекты нестационарной торговой сети (п. 2 ст. 346.26 НК РФ).

Суд отклонил доводы предпринимателя о том, что при осуществлении деятельности им фактически использовалась только одна передвижная торговая точка. При этом розничную торговлю ИП осуществлял в каждом из муниципальных образований только в ярмарочные дни.

Суд отметил, что в данном случае правовое значение для рассмотрения спора имеет тот факт, что действующим законодательством исчисление и уплата ЕНВД не поставлены в зависимость от количества используемых передвижных торговых точек и времени осуществления торговой деятельности.

При таких обстоятельствах суд признал, что предприниматель обязан уплачивать ЕНВД в связи с осуществлением розничной торговли в каждом из муниципальных образований.

Екатерина Егорова, редакция «ПБ»