Обзор арбитражной практики с 23 марта по 10 апреля 2015 года


Оставить мнение  |     |   Обзор арбитражной практики

В этом обзоре приведены постановления Верховного Суда РФ, Арбитражных судов Западно-Сибирского и Северо‑Кавказского округов,  коснувшиеся НДС, налога на прибыль, а также ЕНВД. Из обзора вы узнаете, какие именно доводы убедили арбитражных судей поддержать в споре выигравшую дело сторону.

Налог на прибыль

Постановление Арбитражного суда Западно‑Сибирского округа от 11.03.2015 № Ф04‑16322/2015 по делу № А45‑5158/2014

Обстоятельства спора:

Инспекция доначислила компании налог на прибыль. Такое решение инспекции связано с выводом о неправомерном учете в составе внереализационных расходов суммы прощенного долга контрагента до истечения установленного законом срока исковой давности. Не согласившись с выводами инспекции, организация обратилась в суд.

Позиция суда:

Судом было установлено, что компания заключила с контрагентом договор займа в 2008 году. В 2011 году фирма подписала дополнительное соглашение к этому договору, согласно которому сумма займа должна быть возвращена ей до сентября 2014 года. В 2012 году компания заключила соглашение с контрагентом о прощении долга ему и досрочном исполнении обязательств. При этом компания сумму прощенного долга учла в составе внереализационных расходов в целях налога на прибыль. В 2013 году контрагент‑должник был ликвидирован по решению учредителя, которым является компания‑заявитель.

Суд отметил, что компания не предпринимала мер по взысканию задолженности в судебном порядке. Кроме того, организации были взаимозависимыми: единственным кредитором контрагента выступал единственный учредитель должника. Срок возврата долга был установлен не позднее сентября 2014 года, в связи с чем у сторон не было никаких оснований для совершения действий про возврату долга до наступления этого момента.

При рассмотрении спора судебная коллегия отклонила ссылку компании на постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.07.2010 № 2833/10. Поскольку в рассматриваемой ситуации стороны, заключившие соглашение о прощении долга, не преследовали интерес в восстановлении платежеспособности должника. Об этом свидетельствовал тот факт, что уже через месяц после заключения этого соглашения компания инициировала процедуру ликвидации должника.

Суд пришел к выводу о том, что компания не вправе была учесть в составе внереализационных расходов при формировании налоговой базы по налогу на прибыль за 2012 год задолженность, списанную на основании соглашения о прощении долга, поскольку такие затраты не соответствовали критериям статьи 252 Налогового кодекса РФ, в связи с чем компания необоснованно завысила внереализационные расходы на сумму списанной задолженности по соглашению о прощении долга.

НДС

Определение Верховного Суда РФ от 19.03.2015 по делу № 310‑КГ14‑5185, А48‑3437/2013

Обстоятельства спора:

Инспекция по итогам камеральной проверки отказала организации в возмещении заявленной суммы НДС. Не согласившись с таким решением проверяющих, компания обратилась в суд. По ее мнению, НДС, исчисленный к уплате с поступившего аванса, является излишне уплаченным налогом. Поскольку новирование обязательства по поставке продукции в заем не влечет возникновение объекта налогообложения налогом на добавленную стоимость.

Позиция суда:

Как следует из материалов дела, компания подала уточненную декларацию по НДС, согласно которой ею была заявлена сумма налога к возмещению. По итогам камеральной проверки этой декларации инспекция пришла к выводу, что фирма завысила размер вычетов по НДС, в связи с чем отказала в возмещении заявленных сумм налога. Основанием для принятия оспариваемого решения послужил вывод инспекции о неправомерной переквалификации компанией первоначального обязательства по поставке продукции в заемные обязательства по соглашению о новации.

Судом было установлено, что фирма заявила к вычету НДС, исчисленный к уплате в бюджет с поступившего в ее адрес аванса. При этом фирма руководствовалась тем, что новирование обязательства по поставке продукции в заемное обязательство не влечет возникновение объекта налогообложения НДС. Суды первой и апелляционной инстанций согласились с позицией налогоплательщика. В свою очередь, суд кассационной инстанции отменил их решения и направил материалы дела на новое рассмотрение. Поскольку он пришел к выводу, что суммы налога, ранее уплаченные компанией в бюджет с поступившего аванса, подлежат вычету только после возврата займа. Такой порядок следует из абзаца 2 пункта 5 статьи 171 Налогового кодекса РФ. По мнению суда кассационной инстанции, специальный порядок применения вычета по НДС, установленный для случаев изменения условий либо расторжения соответствующего договора, распространяется также на ситуацию, при которой сторонами сделки заключается соглашение о новации.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ не согласилась с позицией суда кассационной инстанции. Верховный Суд РФ указал на необходимость возврата авансовых платежей, как условия для применения налогового вычета, только в случае расторжения договора либо изменения его условий. Вместе с тем, по соглашению сторон долг, возникший из купли‑продажи, аренды имущества или другого основания, может быть заменен заемным обязательством. Замена долга заемным обязательством осуществляется с соблюдением требований о новации (ст. 414, ст. 818 ГК РФ). При этом соглашение о новации преследует цель прекратить существующее между сторонами обязательство и установить между теми же сторонами другое обязательство. Прекращение обязательства означает, что первоначальная юридическая связь между сторонами утрачивается и возникает новая.

Суд отметил, что операции займа не подлежат налогообложению (подп. 15, п. 3, ст. 149 НК РФ). Таким образом, исчисленная ранее к уплате в бюджет сумма НДС с полученных авансовых платежей является излишне уплаченным налогом с момента заключения соглашения о новации.

Спецрежимы

Постановление Арбитражного суда Северо‑Кавказского округа от 30.03.2015 по делу № А53‑22983/2013

Обстоятельства спора:

Налоговая инспекция по итогам проверки пришла к выводу, что предприниматель оказывал транспортно‑экспедиционные услуги, доходы от которых не подвергал налогообложению. По мнению предпринимателя, им оказывались услуги автоперевозки, которые облагаются ЕНВД. При этом ИП декларации по указанному виду деятельности не подавал и ЕНВД не уплачивал. Декларации по ЕНВД по перевозке ИП представил в инспекцию после окончания налоговой проверки.

Позиция суда:

Судом было установлено, что предприниматель заключил договор на оказание транспортно‑экспедиторских услуг при перевозке груза. По условиям этого договора, предприниматель (экспедитор) обязался предоставить клиенту услуги по перевозке грузов и обеспечению условий перевозки. Факт оказания предпринимателем этих услуг подтвердился представленными платежными поручениями, актами об оказании транспортно‑экспедиционных услуг, договорами на их оказание при перевозке груза. Дополнительными соглашениями к этим договорам были внесены изменения, из которых следовало, что они изменяются на договоры перевозки. Однако суд сделал вывод, что характер оказанных услуг не изменился.

Суд отметил, что предприниматель не имел возможности оказывать автотранспортные услуги по перевозке грузов. Как следует из представленных товарно‑транспортных накладных, фактически перевозку осуществлял предприниматель на автотранспортном средстве, принадлежащем ему как физическому лицу. При этом заключенный предпринимателем договор с клиентом содержал существенные признаки договора транспортной экспедиции, а не договора перевозки. Представленные акты выполненных работ однозначно свидетельствовали об оказании экспедиторских услуг, то есть услуг, связанных с перевозкой грузов, но непосредственно самой перевозкой не являющихся.

Таким образом, суд пришел к выводу, что предприниматель является плательщиком налогов по ОСН. Поскольку оказание транспортно‑экспедиционных услуг под уплату ЕНВД не подпадает.

Екатерина Егорова, редакция «ПБ»