Обзор арбитражной практики с 12 по 23 января 2015 года


Оставить мнение  |   28.01.2015  |   Обзор арбитражной практики

В этом обзоре приведены постановления Арбитражных судов Уральского, Поволжского  и Северо-Кавказского округов, коснувшиеся налога на добавленную стоимость, единого налога, уплачиваемого в связи с применением УСН, а также земельного налога. Из обзора вы узнаете, какие именно доводы убедили арбитражных судей поддержать в споре выигравшую дело сторону.

НДС

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 16.01.2015 № Ф09-9135/14 по делу № А76-18230/2013

Обстоятельства спора:

Инспекция считает, что налоговая база по НДС в момент продажи нового автомобиля со скидкой взамен утилизированного будет равна фактической стоимости без учета получаемых субсидий. При этом субсидии в виде части доходов от продажи новых автомобилей со скидкой непосредственно связаны с оплатой реализованных товаров, поэтому облагаются НДС.
Не согласившись с мнением инспекции, налогоплательщик оспорил ее позицию в суде.

Позиция суда:

Судом установлено, что по результатам камеральной проверки инспекция доначислила организации НДС. Основанием для доначисления послужили выводы проверяющих о неправомерном занижении юрлицом налогооблагаемой базы НДС.

По мнению инспекции, при реализации автомобилей в рамках исполнения постановления Правительства РФ от 31.12.2009 № 1194 «О стимулировании приобретения новых автотранспортных средств взамен вышедших из эксплуатации и сдаваемых на утилизацию, а также по созданию в Российской Федерации системы сбора и утилизации вышедших из эксплуатации автотранспортных средств» организация была обязана включить в налоговую базу по НДС суммы субсидий, предоставляемых в соответствии с этим постановлением. То есть юрлицу следовало руководствоваться подпунктом 2 пункта 1 статьи 162 Налогового кодекса РФ и отразить субсидии как средства, связанные с оплатой реализуемых автомобилей.
Не согласившись с выводами налогового органа, организация обратилась в суд.

Арбитрами было установлено, что субсидии направлялись налогоплательщику на возмещение потерь в его доходах как торговой организации. Фирма осуществляла продажу новых автотранспортных средств российского производства со скидкой физическим лицам, которые сдавали вышедшие из эксплуатации автомобили на утилизацию.

Скидка, указанная в постановлении Правительства РФ от 31.12.2009 № 1194, предоставляется не любому потребителю, а только собственнику вышедшего из эксплуатации автотранспортного средства, сданного в утилизацию, полная масса которого не превышает 3,5 тонны, а его возраст составляет более 10 лет, при этом оно находилось в собственности у последнего владельца не менее одного года.

В качестве доказательства соответствия приведенным обязательным критериям физическое лицо, претендующее на скидку, получает свидетельство об утилизации вышедшего из эксплуатации автотранспортного средства, которое не может быть использовано никаким другим лицом.

Суд указал на то, что при таких обстоятельствах следует руководствоваться положениями пункта 2 статьи 154 Налогового кодекса РФ. Согласно этому пункту, спорные суммы не подлежат обложению НДС как направляемые бюджетом в связи с применением налогоплательщиком льгот, предоставляемых отдельным категориям лиц. Таким образом, решение налогового органа было признано судом недействительным.

Спецрежимы

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 15.01.2015 № Ф06-18820/2013 по делу № А72-3193/2014

Обстоятельства спора:

Инспекция доначислила предпринимателю налог, уплачиваемый в связи с применением упрощенной системы налогообложения.
Не согласившись с таким решением, ИП оспорил в судах первой и апелляционных инстанций применение к нему налоговых санкций.
В связи с этим налоговый орган подал кассационную жалобу.

Позиция суда:

Судом установлено, что инспекция приняла решение о привлечении предпринимателя к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренные статьей 199 и пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ. Предпринимателю - «упрощенцу» был доначислен единый налог.

При принятия спорного решения инспекция исходила из того, что предприниматель в нарушение пункта 1 статьи 346.15, пункта 4 статьи 346.16 Налогового кодекса РФ не включил в налогооблагаемую базу доход, полученный от реализации объектов недвижимости - имущественного комплекса.

Из положений пункта 1 статьи 2 Гражданского кодекса РФ суд сделал вывод, что ведение предпринимательской деятельности связано с хозяйственными рисками. В связи с этим для отнесения деятельности к предпринимательской существенное значение имеет не факт получения прибыли, а направленность действий на ее получение.
Согласно выписке из ЕГРИП, основным видом осуществляемой предпринимателем деятельности являлся гостиничный бизнес.

Арбитрами установлено, что налоговое законодательство не связывает понятие «индивидуальный предприниматель» с осуществлением определенного вида деятельности. Физическое лицо, зарегистрированное в установленном порядке в качестве ИП и осуществляющее предпринимательскую деятельность, в целях налогообложения рассматривается в качестве ИП независимо от того, какую деятельность оно осуществляет. Поэтому все виды экономической деятельности, осуществляемые ИП после государственной регистрации, должны рассматриваться в качестве предпринимательской.

Суд отметил, что спорные объекты недвижимости были приобретены налогоплательщиком после регистрации в качестве ИП. При этом отсутствие в договорах купли-продажи указания на то, что физическое лицо имеет статус ИП, не свидетельствуют о том, что эти объекты приобретались не для использования им в предпринимательской деятельности.

Судом установлено, что продажа недвижимого имущества не была заявлена ИП в качестве предполагаемого вида экономической деятельности. Однако эти объекты являлись нежилыми помещениями, разрешенное использование земельного участка - под производственную базу.

Таким образом, объекты недвижимости как на момент приобретения, так и на момент их продажи по своему характеру и потребительским свойствам не были предназначены для использования в личных, семейных и других целях, не связанных с предпринимательскими. Суд указал на то, что поступление денежных средств от реализации объектов недвижимости не на банковскую карту физлица не свидетельствует о получении им дохода вне связи с предпринимательской деятельностью.

Арбитражные суды установили, что инспекцией, вопреки положениям статей 346.16-346.18 Налогового кодекса РФ, неправомерно не учтены при доначислении налога расходы предпринимателя, связанные с приобретением спорных объектов. Эти расходы предприниматель подтвердил представленной в материалы дела копиями расписки в получении денежных средств и договора купли-продажи. При этом инспекция ссылалась на то, что налогоплательщик должен был задекларировать их самостоятельно.

При таких обстоятельствах суд признал недействительным решение инспекции о доначислении налога, а судебные акты первой и апелляционной инстанций в обжалуемой части обоснованными.

Земельный налог

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12.01.2015 по делу № А32-15816/2014

Обстоятельства спора:

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в суд с заявлением об установлении кадастровой стоимости земельного участка в размере рыночной.
Суд первой инстанции удовлетворил заявленное требование организации, апелляционное постановление оставило его без изменений.
Администрация муниципального образования (участвующая в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора) и кадастровая палата обратились с кассационной жалобой.

Позиция суда:

Организация обратилась с заявлением к Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии (далее — кадастровая палата) об определении кадастровой стоимости земельного участка в размере рыночной по состоянию на 1 января 2011 года.

Судом установлено, что положения пункта 3 статьи 66 Земельного кодекса РФ предусматривают возможность определения кадастровой стоимости земельного участка не только в порядке, установленном нормативными правовыми актами, но и исходя из его рыночной стоимости.

Права собственника земельного участка, нарушенные в результате несоответствия рыночной стоимости и стоимости, внесенной в кадастр, могут быть защищены лишь посредством внесения изменений в сведения кадастра. В подтверждение разницы величины рыночной и кадастровой стоимости земельного участка организация представила в материалы дела отчет об определении рыночной стоимости спорного участка. Достоверность отчета была подтверждена экспертным заключением.

Арбитрами установлено, что кадастровая палата доводы организации не опровергла.

При определении даты, на которую следует проводить оценку земельного участка, суд руководствовался правовой позицией, высказанной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25.06.2013 № 10761/2011. При этом суд учел, что правовые последствия установления судом рыночной стоимости земельного участка наступают с момента вступления в силу соответствующего судебного акта.

Суд отметил, что определение кадастровой стоимости земельного участка в размере рыночной, не ставится в зависимость от полномочий органов местного самоуправления по формированию местного бюджета.

Суд указал, что в статье 12 Закона об оценочной деятельности закреплено, что итоговая величина стоимости объекта оценки, указанная в отчете, признается достоверной, если в судебном или другом порядке, установленном законодательством Российской Федерации, не будет установлено иное. Одним из допустимых доказательств по спорам об установлении кадастровой стоимости земельных участков в размере их рыночной стоимости является отчет независимого оценщика (ст. 75 АПК РФ).
Таким образом, суд требования кассационной жалобы не удовлетворил.

Екатерина Егорова, редакция «ПБ»