Обзор арбитражной практики с 9 по 22 августа 2014 года


Оставить мнение  |   09.09.2014  |   Обзор арбитражной практики

В этом обзоре приведены постановления ФАС Северо-Западного округа и Тринадцатого арбитражного апелляционного суда, коснувшиеся налога на прибыль, налога на имущество организаций и спецрежима УСН. Из обзора вы узнаете, какие именно доводы убедили арбитражных судей поддержать в споре выигравшую дело сторону.


Спецрежимы

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.08.2014 по делу № А56-10162/2014

Обстоятельства спора:

Предприниматель, применяющий УСН, обратился с требованием о возврате излишне уплаченных сумм налога на имущество физлиц. Инспекция удовлетворила требования заявителя частично, сделав вывод о том, что неосведомленность предпринимателя об освобождении его от обязанности по уплате налога не является основанием для его возврата по истечении сроков исковой давности.

Позиция суда:

Судом первой инстанции установлено, что заявитель - «упрощенец» осуществлял деятельность по сдаче в аренду помещения. Предприниматель в 2012 году обратился в инспекцию с заявлением о возврате излишне уплаченного им налога на имущество физлиц за 2008-2012 годы в отношении сдаваемого им в аренду помещения, сославшись на то, что в соответствии с пунктом 3 статьи 346.11 Налогового кодекса освобожден от уплаты налога. Возврат был произведен налоговым органом частично. При этом инспекция уведомила ИП о том, что заявление о возврате может быть подано только в течение трех лет со дня уплаты налога (п. 7 ст. 78 НК РФ). Полагая, что у инспекции отсутствовали основания для отказа в возврате переплаты по налогу на имущество, предприниматель обратился в суд.

Суд первой инстанции удовлетворил требования ИП, исходя из того, что инспекция не сообщала ему об освобождении от уплаты налога на имущество физлиц и о факте излишней его уплаты. Об этом ИП узнал в 2013 году при обращении в юридическую фирму, в связи с этим суд сделал вывод, что трехлетний срок на обращение с заявлением о возврате излишне уплаченного налога не пропущен.

Суд апелляционной инстанции не согласился с решением суда первой инстанции в связи со следующим. Положения статьи 78 Налогового кодекса не препятствуют плательщику в случае пропуска трехлетнего срока подачи в инспекцию заявления о возврате налога обратиться в суд с иском о возврате из бюджета переплаченной суммы. В этом случае действуют общие правила исчисления срока исковой давности - со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

Судом установлено, что об использовании помещения для предпринимательской деятельности заявитель сообщил в инспекцию только в 2013 году. До этого момента инспекция не знала и не могла знать о том, что предприниматель имеет право на освобождение от уплаты налога на имущество физлиц, следовательно, в полном соответствии с требованиями действующего законодательства направляла ему уведомления об уплате налога. В момент получения такого уведомления (и в момент уплаты по нему суммы налога) заявитель должен был знать о том, что освобожден от уплаты налога. Неосведомленность предпринимателя об этом не является основанием для удовлетворения требований о возврате излишне уплаченного налога по истечении сроков исковой давности.

Судом установлено, что налог на имущество физических лиц за 2008 - 2009 годы, подлежащий, по мнению ИП, возврату, перечислен в бюджет платежными поручениями от 2008- 2009 годов. С заявлением о возврате налога ИП обратился в инспекцию в 2013 году, а в суд в 2014 году. Таким образом суд апелляционной инстанции сделал вывод о том, что срок исковой давности заявителем пропущен, и основания для удовлетворения его требований у суда первой инстанции отсутствовали.

Налог на прибыль

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.08.2014 по делу № А42-6851/2013

Обстоятельства спора:

По результатам выездной проверки инспекция по одному из эпизодов предложила уплатить недоимку по налогу на прибыль, так как сделала вывод о том, что затраты по аренде помещения не были экономически обоснованы. Не согласившись с решением инспекции организация обратилась в арбитражный суд.

Позиция суда:

Судом установлено, что организация-заявитель (арендатор) заключила договор аренды нежилого помещения, который был расторгнут по обоюдному согласию сторон.

Арендодателем на оплату арендных платежей выставлены счета-фактуры без НДС, оплаченные заявителем. Факт документального подтверждения произведенных расходов налоговым органом не оспаривался. Отказывая плательщику в принятии соответствующих сумм в расходы по налогу на прибыль, инспекция ссылалась на недоказанность факта их направленности на получение дохода.

Факт нахождения в спорном помещении ТМЦ подтверждается накладными на перемещение, товарно-транспортными накладной. Отражение в бухучете списанных ТМЦ, хранившихся в спорном помещении, подтверждается инвентаризационными описями основных средств, оборотно-сальдовой ведомостью по счету МЦ.04.

Таким образом, поскольку в спорном арендуемом помещении заявитель хранил ТМЦ, списанные на забалансовый счет, подлежащие использованию в финансово-хозяйственной деятельности в целях извлечения дохода, следует признать, что он обоснованно уменьшил налоговую базу по налогу на прибыль на сумму арендных платежей.

Относительно аренды помещения заявитель пояснил, что между ним и ООО проводились переговоры, в результате которых стороны заключили партнерское соглашение о развитии проектов, предусматривающее совместное ведение деятельности по производству и продаже строительных материалов. Согласно этому соглашению заявитель принял на себя обязательства по поиску и приобретению помещений для целей следующего совместного открытия магазинной либо производственной базы. Как пояснил представитель заявителя спорное помещение было арендовано с целью расположения в нем производственных цехов по изготовлению мебели для ее реализации.

Ссылка налогового органа на пункт 5 соглашения о партнерстве, согласно которому в качестве формы совместного сотрудничества стороны рассматривают последующее создание хозяйственного общества с равным участием в нем каждой из сторон соглашения, не имеет правового значения для разрешения настоящего спора, поскольку данным пунктом четко не определена форма сотрудничества, какое либо хозяйственное общество или товарищество создано не было.

Суд сделал вывод о том, что плательщиком понесены расходы, направленность которых на ведение предпринимательской деятельности доказана материалами дела. Таким образом, инспекцией в ходе проверки не было установлено ни одного из обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности заявителя, равно как и не установлено факта использования спорных помещений вне производственной деятельности.

Налог на имущество организаций

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 05.08.2014 по делу № А56-72500/2013

Обстоятельства спора:

Инспекция сделала вывод о том, что лизингополучатель не вправе воспользоваться льготой по налогу на имущество организаций в отношении комплекса оборудования, полученного и выкупленного в рамках договора лизинга. В связи с этим инспекция доначислила налог на имущество. Организация, не согласившись с решением инспекции, обратилась в суд и выиграла дело в апелляционной инстанции. Налоговый орган подал кассационную жалобу.

Позиция суда:

Судом установлено, что по итогам выездной проверки инспекция доначислила организации налог на имущество. Основанием для принятия оспариваемого решения инспекции послужил вывод о нарушении организацией требований подпункта 11 пункта статьи 11-1 Закона Санкт-Петербурга «О налоговых льготах» от 14.07.1995 № 81-11 (далее - Закон № 81-11), статьи 380 Налогового кодекса в связи с неправомерным применением льготы по комплексу оборудования, полученному и выкупленному в рамках договора лизинга.

Суд первой инстанции согласился с позицией инспекции о неправомерном применении льготы по налогу на имущество, предусмотренной Законом № 81-11. Апелляционная инстанция пришла к выводу, что юрлицо правомерно заявило льготу по налогу на имущество организаций.

Судом установлено, что включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный, содержащий в себе элементы договора финансовой аренды и купли-продажи. Следовательно, последующее приобретение предмета лизинга в собственность меняет его юридическую природу и имущество перестает быть «полученным по договору лизинга».

Законодателем установлено ограничение на применение льготы в отношении имущества, полученного по договору лизинга, на время нахождения основных средств у плательщика во владении и пользовании по этому договору и не установлено ограничений на применение льготы в отношении основных средств, приобретенных по договору купли-продажи (в том числе и в том случае, если ранее они были получены по договору лизинга).

Инспекция сделала вывод о том, что исключается возможность применения льготы по налогу, так как комплекс оборудования до его приобретения юрлицом на праве собственности уже был в эксплуатации на территории г. Санкт-Петербурга. Факт эксплуатации комплекса исключительно юрлицом подтвердился представленными в дело свидетельствами о регистрации опасных производственных объектов, первоначальным указанием адреса эксплуатации оборудования по месту нахождения проверяемой организации. Обязательным условием для ввода в эксплуатацию такого производственного комплекса является наличие у организации договора обязательного страхования гражданской ответственности за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте, который был предоставлен проверяемым лицом.

Суд пришел к выводу о том, что организация выполнила все требования, предусмотренные законом для применения льготы. Таким образом, кассационная жалоба не была удовлетворена.

Екатерина Егорова, редакция «ПБ»