Обзор арбитражной практики с 30 мая по 6 июня 2014 года


Оставить мнение  |   01.07.2014  |   Обзор арбитражной практики

В этом обзоре приведены постановления ФАС Западно-Сибирского округа, Четвертого арбитражного апелляционного суда и Девятого арбитражного апелляционного суда, коснувшиеся НДС, акцизов и спецрежима - УСН. Из обзора вы узнаете, какие именно доводы убедили арбитражных судей поддержать в споре выигравшую дело сторону.


НДС
Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15.05.2014 по делу № А70-6258/2013

Обстоятельства спора:


   Налоговый орган вынес решение об отказе в возмещении полностью суммы НДС, заявленной к возмещению.
   Организация не согласилась с решением инспекции и обратилась с кассационной жалобой в суд.

Позиция суда:


   Суд установил, что по результатам камеральной проверки инспекция сделала выводы о получении организацией необоснованной налоговой выгоды.
   Судом установлено, что представленные документы указывают на совершение заявителем и взаимозависимым лицом сделки, связанной с перепродажей автотранспортных средств, которая не нашла отражения в налоговой и бухгалтерской отчетности за соответствующий период.
   Суд указал, что формально у организации имеется право на применение налогового вычета по НДС.            Однако он учел конкретные обстоятельства, установленные по делу:
 - вычет заявлен по уточненной декларации за II квартал 2011 года, тогда как в III квартале 2011 года налоговые обязательства по реализации не скорректированы;
 - уточненная декларация за II квартал 2011 года представлена в инспекцию после подачи организацией в суд заявления о признании ее банкротом;
 - в налоговом учете реализация не отражена.
   Таким образом, суд пришел к выводу о направленности действий плательщика, признанного банкротом по его собственному заявлению, на получение необоснованной налоговой выгоды в виде возмещения из бюджета НДС. В связи с этим в удовлетворении требований по этому эпизоду организации было отказано. 
Акцизы
Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 13.05.2014 по делу № А78-276/2014

Обстоятельства спора:


   Региональная служба по тарифам и ценообразованию (далее - РСТ) обратилась в суд с заявлением об аннулировании лицензии на розничную продажу алкогольной продукции у организации в связи с тем, что ею использовались специальные марки, не соответствующие установленным законом образцам.
   Фирма не согласилась с РСТ, посчитав что привлечение ее к административной ответственности за нарушение было достаточной мерой и без отзыва лицензии.

Позиция суда:


   Суд установил, что в ходе внеплановой выездной проверки была обнаружена алкогольная продукция, маркированная федеральными специальными марками, подлинность которых внушает сомнение. Для проверки их подлинности образцы алкогольной продукции были переданы в экспертно-криминалистический центр. Согласно заключению эксперта, использованные фирмой федеральные специальные марки не соответствовали установленным законом образцам, они были изготовлены на типографском оборудовании способом плоской печати.
   Это обстоятельство послужило основанием для привлечения организации к ответственности за административное правонарушение. Плательщику было назначено наказание в виде штрафа в размере 40 тысяч рублей с конфискацией предметов административного правонарушения.
   Суд установил, что в этом конкретном случае оснований для аннулирования лицензии нет.
   Помимо негативных последствий в виде привлечения к административной или к уголовной ответственности, производство и оборот алкогольной продукции без маркировки либо с поддельными марками является основанием для применения еще одной меры публично-правового принуждения, а именно для аннулирования в судебном порядке соответствующей лицензии (ст. 12 Закона № 171-ФЗ).
   Приостановление (аннулирование) лицензии не является административным наказанием, а представляет собой специальную предупредительную меру, непосредственно связанную со спецификой деятельности, при осуществлении которой могут затрагиваться конституционные права и свободы, а также законные интересы других лиц (п. 20 постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 №10).
   Суд установил, что на основании решения РСТ действие выданной лицензии на розничную продажу алкогольной продукции было приостановлено. В связи с этим организация на протяжении четырех месяцев не имела юридической возможности заниматься таким видом предпринимательской деятельности.
   Суд пришел к выводу, что в рассматриваемом конкретном случае привлечение организации к административной ответственности (в виде штрафа и конфискации алкогольной продукции) и длительное (в течение четырех месяцев) и ограничение ее правоспособности являются соразмерной и справедливой мерой государственного принуждения.
   При таких обстоятельствах суд решил, что в данном конкретном случае отсутствуют достаточные основания для аннулирования лицензии.
Спецрежимы 
Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.05.2014 № 09АП-12306/2014, 09АП-12411/2014 по делу № А40-156051/13

Обстоятельства спора:


   Инспекция доначислила налог по УСН на сумму уплаченных страховых взносов, которые не могут уменьшать сумму внереализационного дохода.
   Основанием для принятия этого решения послужил вывод инспекции о том, что юрлицо не отразило полученные от иностранных организаций денежные средства в доходах по налогу на прибыль, а также в декларации по УСН.
   Некоммерческая организация не согласилась с инспекцией и обратилась в суд, поскольку считала правомерным отражение полученных сумм в качестве целевого финансирования.

Позиция суда:


   Суд установил, что по результатам выездной проверки инспекция доначислила налог на прибыль и налог, уплачиваемый в связи с применением УСН по ставке шесть процентов.
   Основанием для этого доначисления послужил вывод о неправомерном отнесении денежных средств, полученных некоммерческой организацией от Агентства международного развития США (далее — AMP), к целевому финансированию.
   Суд установил, что заявитель заключил соглашение с AMP. Одним из пунктов соглашения является поддержка программы мониторинга выборов в Государственную думу в 2007 году и президентских выборов в Российской Федерации в 2008 году. АМР перечислило в адрес заявителя денежные средства. Эти средства не были учтены заявителем в составе доходов при расчете налога на прибыль, а также при расчете налога по УСН. Организация не учла эти суммы в книге учета доходов и расходов в связи с признанием их в качестве пожертвований в соответствии с подпунктом 1 пунктом 2 статьи 251 Налогового кодекса.
   Обязательным условием пожертвования является его применение в общеполезных целях (ст. 582 ГК РФ). Однако исходя из текста соглашения, одним из основных условий его прекращения является субъективное решение дарителя о том, что финансирование не будет отвечать национальным интересам США.
   Гражданского кодекс устанавливает лишь единственное основание для требования со стороны жертвователя отмены пожертвования - использование пожертвованного имущества не в соответствии с указанным жертвователем назначением (п. 5 ст. 582 ГК РФ). Таким образом, деятельность заявителя по заключенному соглашению осуществлялась исключительно в интересах США.
   Юрлицо, принимающее пожертвование, должно вести обособленный учет всех операций по его использованию (п. 3 ст. 582 ГК РФ). Использованные не по целевому назначению денежные средства (полученные в рамках целевого финансирования) относятся к внереализационным доходам, которые плательщик должен был учесть при определении объекта налогообложения по УСН (п. 14 ст. 250, ст. 346.15 НК РФ).
   При проверке инспекцией установлено, что учет спорных целевых взносов заявитель вел с предварительным начислением по дебету счетов денежных средств и кредиту счета 86 «Целевое финансирование». Однако организация не предоставляла в инспекцию отчеты о целевом использовании полученных средств на основании соглашения с АМР. Кроме того, АМР не входит в список, который утвержден Постановлением Правительства России от 28.06.2008 № 485 «О перечне иностранных и международных организаций, гранты которых не учитываются в целях налогообложения в доходах российских организаций - получателей грантов». В таком случае отсутствуют основания отнесения полученных заявителем от АМР денежных средств к целевому финансированию.
   Суд установил, что при принятии решения суд первой инстанции посчитал, что инспекцией при исчислении налога нарушены требования пункта 3 статьи 346.21 Налогового кодекса.
   Инспекция пояснила суду, что основанием для непринятия положений Налогового кодекса, предусматривающих уменьшение налоговой базы по УСН на сумму страховых взносов, послужили следующие обстоятельства:
 - денежные средства, полученные от АМР и ряда других иностранных организаций не нашли своего отражения в книге учета доходов и расходов, а также в налоговой декларации по УСН;
 - раздельный учет при использовании двух режимов налогообложения должен производиться и по суммам уплачиваемых страховых взносов. При этом у заявителя распределение расходов, связанных с уплатой страховых взносов, должно было осуществляться пропорционально налогооблагаемым доходам, полученным от иностранной организации.
   Таким образом, в отношении налога на прибыль организаций, указанные расходы не соответствуют критериям статьи 252 Налогового кодекса и не могут уменьшать налоговую базу при использовании УСН.
   Суд решил, что доначисление налога по УСН было осуществлено инспекцией правомерно.

Екатерина Егорова, редакция «ПБ»