Обзор арбитражной практики с 1 по 26 марта 2014 года


Оставить мнение  |   08.04.2014  |   Обзор арбитражной практики

В этом обзоре приведены постановления ФАС Волго-Вятского, Московского и Западно-Сибирского округов, коснувшиеся НДС, налога на прибыль и спецрежимов. Из обзора вы узнаете, какие именно доводы убедили арбитражных судей поддержать в споре  выигравшую дело сторону.


НДС
Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 03.03.2014 № А43-4105/2013
Обстоятельства спора:

Инспекция провела камеральную проверку, по результатам которой приняла решение об отказе в возмещении НДС, а также о доначислении НДС, пени и штрафа.

Основанием для принятия данного решения послужил вывод налоговой о том, что общество неправомерно применило вычеты по НДС со стоимости приобретенных услуг в части, приходящейся на операции по реализации иностранным покупателям услуг международной связи, которые не должны учитываться при определении налоговой базы при исчислении НДС.

Не согласившись с решениями инспекции, общество обратилось в суд.

Позиция суда:

Суд указал, что местом реализации услуг международной связи, оказываемых фирмой иностранным покупателям, является Российская Федерация (пп. 5 п. 1 ст. 148 НК РФ).

В соответствии со статьей 146 Налогового Кодекса (далее – Кодекс) услуги связи, в том числе услуги международной связи, по общему правилу облагаются НДС. При этом в отношении услуг международной электросвязи пунктом 5 статьи 157 Кодекса установлен особый порядок определения базы, связанный с особенностями реализации данных услуг. Этот порядок предусматривает, что при реализации услуг международной связи при определении базы не учитываются суммы, полученные организациями от реализации таких услуг иностранным покупателям. Данный факт свидетельствует о том, что соответствующие операции являются объектом налогообложения и не освобождаются от обложения НДС.

Таким образом, общество исчисляло налоговую базу по НДС в соответствии с пунктом 1 статьи 153 и пунктом 8 статьи 154 Кодекса и пунктом 5 статьи 157 Кодекса, а также в соответствии со статьей 166 Кодекса рассчитывало общую сумму налога.

Суд установил, что фирма в целях исчисления суммы НДС, подлежащей уплате в бюджет, уменьшала общую сумму налога на сумму вычетов. Иного порядка применения налоговых вычетов в отношении услуг международной связи налоговое законодательство не устанавливает.

Ссылка инспекции на пункт 2 статьи 170 Кодекса незаконна, поскольку порядок учета вычетов, установленный в нем, относится к налогоплательщикам, производящим операции по производству или реализации товаров (работ, услуг), не являющихся объектами налогообложения НДС либо не подлежащих налогообложению данным налогом (освобожденных от налогообложения).

В соответствии со статьями 146, 148 Кодекса реализация услуг международной связи иностранным покупателям является объектом налогообложения НДС. Исчерпывающий перечень операций, не подлежащих налогообложению (освобожденных от налогообложения), содержится в статье 149 Кодекса, где реализация услуг международной связи также не поименована.

Таким образом, реализация услуг международной связи российскими операторами иностранным покупателям является объектом обложения НДС и не относится к освобождаемым от данного налога операциям. Следовательно, общество в рассматриваемой ситуации является плательщиком НДС.

Суд указал, что налоговые вычеты по рассматриваемым услугам международной связи применяются в общем порядке без дополнительных обременений контрольного характера (без раздельного учета, без выделения в отдельную налоговую декларацию). У общества по закону отсутствует обязанность по ведению раздельного учета сумм «входного» НДС, приходящихся на услуги международной связи иностранным покупателям. Раздельный учет предусмотрен законом только при осуществлении операций, как облагаемых, так и не облагаемых НДС, и при совершении операций, облагаемых данным налогом по разным ставкам.

Особый порядок исчисления налоговой базы по НДС, установленный в пункте 5 статьи 157 Кодекса, был введен в российское налоговое законодательство в соответствии с пунктом 6.1.3 Регламента международной электросвязи. Данный Регламент применяется в Российской Федерации на основании статей 4, 54 устава международного союза электросвязи, ратифицированного Федеральным законом Российской Федерации 30.03.1995 N 37-ФЗ. В соответствии с названным пунктом Регламента если в соответствии с национальным законодательством какой-либо страны предусматривается налог на взимание таксы за международные службы электросвязи, то этот налог взимается, как правило, только с тех международных услуг электросвязи, которые оплачиваются клиентами этой страны.

При этом в странах, ратифицировавших Регламент, особый порядок налогообложения НДС услуг международной связи применяется в таком же порядке, как применяло его общество, в том числе в части предъявления к вычету налога.

Таким образом, вывод инспекции о применении в отношении услуг международной связи, оказываемых на территории России, иного порядка налогообложения, чем порядок, применяющийся во всех государствах, ратифицировавших Регламент, приводит к дискриминации российских операторов связи по сравнению с зарубежными. Это является нарушением принципа добросовестного выполнения международных обязательств, предусматривающего признание приоритета обязательств по международному праву относительно национального права.

Суд пришел к выводу, что у инспекции отсутствовали основания для отказа обществу в вычете и возмещении НДС, начислении сумм пеней и привлечения к ответственности в виде штрафа.
Налог на прибыль
Постановление ФАС Московского округа от 26.03.2014 № Ф05-1712/2014
Обстоятельства спора:

Инспекция провела выездную проверку, по результатам которой приняла решение о доначислении обществу налога на прибыль, пени и штрафа.

Основанием для принятия данного решения послужил вывод налоговой о том, что общество неправомерно относило на затраты, уменьшающие налогооблагаемую прибыль, расходы на выплаты по соглашениям о расторжении трудовых договоров. Также организация необоснованно исключала из состава расходов затраты на доплаты работникам до должностного оклада на период временной нетрудоспособности.

Фирма не согласилась с решением налоговой и обратилась в суд. По мнению организации, спорные выплаты в пользу работников производились в рамках трудовых отношений и на основании соглашений о расторжении трудовых договоров (являющихся частью трудового договора), поэтому они являются экономически обоснованными и соответствуют трудовому законодательству (ст. 178 ТК РФ). Следовательно, данные выплаты правомерно учтены в составе затрат на основании ст. 255 Налогового кодекса.

Позиция суда:

Суд указал, что дополнительная компенсация при увольнении работников по соглашению сторон, выплачиваемая на основании соглашения о расторжении трудового договора, не признается закрепленной трудовым договором. следовательно, в силу пункта 21 статьи 270 Налогового кодекса (далее – Кодекс) в составе расходов на оплату труда не учитывается.

Так, положениями статей 77 и 78 Трудового кодекса регулирующих порядок расторжения трудового договора по соглашению сторон, не предусмотрена выплата дополнительной денежной компенсации. Не предусмотрены такие выплаты и Положением об оплате труда, премировании и льготах в отношении работников общества.

Действительно, в соответствии со статьями 57, 136 Трудового кодекса в трудовом договоре могут предусматриваться дополнительные условия, не ухудшающие положение работника по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами.

Между тем, в представленных фирмой трудовых договорах не предусмотрено никаких выплат (денежных компенсаций) работникам при их увольнении, в том числе, по соглашению сторон. К тому же, в соглашениях о расторжении трудового договора не указано, что они являются неотъемлемой частью трудового договора.

Таким образом, спорная выплата не предусмотрена законом и не определен ее размер, и ее выплата не является обязанностью работодателя.

С учетом вышеизложенного, суд пришел к выводу, что произведенные обществом спорные выплаты не связаны с исполнением работниками обязанностей в рамках трудовых договоров, следовательно, не являются расходами работодателя на оплату труда.

Письма Минфина России, на которые ссылается общество в обоснование своей позиции, а также как на основание для освобождения от налоговой ответственности и уплаты пеней (п. 8 ст. 75, п. 1 ст. 111 НК РФ), судом не принимаются. Поскольку содержащиеся в них разъяснения не касаются конкретных обстоятельств, имеющих место в рассматриваемой ситуации, когда спорные выплаты не могут быть квалифицированы как выходное пособие.

По факту включения обществом в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, затрат на доплаты работникам до должностного оклада за период временной нетрудоспособности суд указал следующее.

Согласно ст. 183 Трудового кодекса при временной нетрудоспособности работодатель выплачивает работнику пособие по временной нетрудоспособности. Размеры пособий по временной нетрудоспособности и условия их выплаты устанавливаются федеральным законом.

Таким образом, Трудовой кодекс не определяет обязанность работодателей по доплате работникам сверх положенного пособия за счет средств организации как до фактического заработка, так и до должностного оклада, что имело место в рассматриваемом случае.

Что касается ссылки общества на п. 25 ст. 255 Кодекса , в соответствии с которым к расходам на оплату труда относятся другие виды расходов, произведенных в пользу работника, предусмотренных трудовым (коллективным) договором, то он, по мнению суда, не может быть применим к спорному правоотношению исходя из анализа положений п. 1 ст. 252, п. п. 1, 15 ст. 255, подп. 48.1 п. 1 ст. 264 Кодекса.

К тому же в самих трудовых договорах спорного вида доплат не предусмотрено. Указание же в Положении об оплате труда на то, что «Общество вправе (но не обязано) производить работнику доплату, определяемую как разницу между должностным окладом и суммой пособия по временной нетрудоспособности...», не свидетельствует о том, что каждому работнику общества (а не выборочно, и не в каждом случае) гарантирована такая доплата.

В удовлетворении требований отказано.
Спецрежимы
Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25.03.2014 № А67-4176/2013
Обстоятельства спора:

Индивидуальный предприниматель обратился в суд с заявлением о признании недействительными действий инспекции по отказу в освобождении от обязанности по уплате налога на имущество физлиц в отношении объекта - нежилого помещения.

Позиция суда:

Суд установил, что предприниматель применяет УСН. Налоговым уведомлением от коммерсанту предложено уплатить налог на имущество физлиц, в том числе исчисленный по спорному нежилому помещению.

После получения уведомления предприниматель обратился в инспекцию с заявлением об отмене начисленных сумм по налогу на имущество по спорному нежилому помещению. Свое требование бизнесмен обосновал тем, что указанное недвижимое имущество используется для осуществления предпринимательской деятельности и на основании пункта 3 статьи 346.11 Налогового кодекса предприниматель освобожден от уплаты налога на имущество физлиц.

По результатам рассмотрения заявления предпринимателя инспекция письмом сообщила о перерасчете (уменьшении) налога на имущество физлиц. При этом в письме также было указано на отсутствие оснований для освобождения коммерсанта от уплаты налога на имущество физлиц за 2009 год, поскольку заявление на освобождение от данного налога по нежилому помещению, используемому в предпринимательской деятельности, представлено в налоговый орган только в 2013 году.

Суд указал, что в спорном периоде предпринимателем применялась УСН с объектом налогообложения «доходы»; согласно выписке из ЕГРИП основным видом экономической деятельности заявлена сдача в наем собственного недвижимого имущества (код по ОКВЭД 70.20.2).

В 2009 году между бизнесменом (арендодателем) и обществом (арендатором) был заключен договор аренды нежилого помещения. В соответствии с условиями договора арендодатель предоставляет арендатору для использования с целью осуществления торговли, хранения ТМЦ объект – спорное нежилое помещение.

Данные обстоятельства позволяют прийти к выводу, что в 2009 году предпринимателем осуществлялась деятельность, направленная на систематическое получение прибыли, в том числе от сдачи внаем собственного недвижимого имущества.

Инспекцией не представлены какие-либо доказательства, свидетельствующие о том, что спорное недвижимое имущество, использовалось коммерсантом в целях, отличных от предпринимательской деятельности.

Требование удовлетворено, поскольку предприниматель действительно осуществлял деятельность по сдаче помещения в аренду и получал определенный доход, облагаемый по УСН, уплачивая соответствующие платежи.