Обзор арбитражной практики с 1 по 16 февраля 2014 года


Оставить мнение  |   08.04.2014  |   Обзор арбитражной практики

В этом обзоре приведены постановления ФАС Волго-Вятского и Восточно-Сибирского округов, коснувшиеся НДС, налога на прибыль и спецрежимов. Из обзора вы узнаете, какие именно доводы убедили арбитражных судей поддержать в споре  выигравшую дело сторону.


НДС
Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 12.02.2014 № А79-3359/2013
Обстоятельства спора:

Общество обратилось в суд с иском к городскому комитету по управлению имуществом (далее - Комитет) о взыскании суммы неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Исковые требования мотивированы тем, что Комитет, продавший обществу подлежащие приватизации нежилые помещения по цене, в которую была включена сумма НДС (о чем не было известно обществу), незаконно обогатился на эту сумму.

Позиция суда:

Суд установил, что распоряжением администрации города определены условия приватизации нежилых помещений, общей площадью 188 квадратных метров. Преимущественное право приобретения объекта принадлежит обществу как арендатору.

Комитет (продавец) и общество (покупатель) заключили в отношении данных помещений договор купли-продажи. Фирмой представлены платежные поручения, которыми были перечислены денежные средства. Право собственности на недвижимость обществом зарегистрировано.

Из отчета об определении рыночной стоимости нежилого помещения следует, что в рыночную стоимость спорного объекта вошла сумма НДС. Данное обстоятельство не было известно обществу при заключении договора.

Суд указал, что если рыночная стоимость имущества, принадлежащего, в частности, муниципальным образованиям, определяется для совершения сделки по отчуждению и операции по реализации этого имущества, презюмируется, что НДС включается в определяемую независимым оценщиком стоимость (ст. 8, 12 Федерального закона от 29.07.1998 г. № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации»).

Из абзаца второго пункта 3 статьи 161 Налогового кодекса (далее — Кодекс) следует, что при определении базы по НДС в отношении операций по реализации муниципального имущества покупатель как налоговый агент должен исходить из того, что подлежащий выплате продавцу доход уже включает в себя НДС, поскольку именно из данного дохода и должна быть удержана покупателем подлежащая перечислению в бюджет сумма налога (постановление президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.09.2012 г. № 3139/12).

В силу пункта 4 статьи 173 Кодекса НДС при совершении названных операций исчисляется и уплачивается в полном объеме налоговыми агентами, указанными в статье 161 Кодекса, то есть в рассматриваемом случае — обществом (приобретателем муниципального имущества).

В соответствии с пунктом 1 статьи 1102 Гражданского кодекса лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

На сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (ст. 395 ГК РФ) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств (п. 2 ст. 1107 ГК РФ).

На основании положений законодательства, а также представленных доказательств суд признал установленным тот факт, что ответчик в нарушение изложенных норм материального права включил в плату за отчуждаемое муниципальное имущество НДС и в качестве плат по договору принял от истца в том числе и сумму этого налога.

Неосновательное обогащение и проценты за пользование чужими денежными средствами взысканы с Комитета в полном объеме.

Налог на прибыль
Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 04.02.2014 № А82-12003/2012
Обстоятельства спора:

Инспекция провела выездную проверку, по результатам которой приняла решение о доначислении налога на прибыль, пени и штрафа.

Основанием для принятия данного решения послужи вывод налоговой о том, что общество неправомерно учло в составе косвенных расходов суммы амортизации основных средств. По мнению инспекции данные суммы следовало учитывать в составе прямых расходов, принимаемых для целей налогообложения не сразу, а по мере реализации продукции, работ, услуг, в стоимости которых они были учтены.

Не согласившись с решением инспекции общество обратилось в суд.

Позиция суда:

Суд указал, что в соответствии со статьей 247 Налогового кодекса (далее — Кодекс) объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью в целях главы 25 Кодекса признается для российских организаций - полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с настоящей главой.

В силу пунктов 1 и 2 статьи 252 Кодекса налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), понесенные налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

Согласно пункту 2 статьи 253 Кодекса расходы, связанные с производством или реализацией, подразделяются на материальные расходы; расходы на оплату труда; суммы начисленной амортизации; прочие расходы.

В силу пункта 1 статьи 272 Кодекса расходы, принимаемые для целей налогообложения с учетом положений главы 25 Кодекса, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств или иной формы их оплаты и определяются с учетом положений статей 318 — 380 Кодекса.

Согласно пункту 3 статьи 272 Кодекса амортизация признается в качестве расхода ежемесячно исходя из суммы начисленной амортизации, рассчитываемой в соответствии с порядком, установленным статьями 259-259.2, 322 Кодекса.

В соответствии с пунктом 2 статьи 259 Кодекса сумма амортизации для целей налогообложения определяется налогоплательщиками ежемесячно в порядке, установленном главой 25 Кодекса. Амортизация начисляется отдельно по каждой амортизационной группе (подгруппе) при применении нелинейного метода начисления амортизации или отдельно по каждому объекту амортизируемого имущества при применении линейного метода начисления амортизации.

На основании пунктов 1 и 2 статьи 259.1 Кодекса при установлении налогоплательщиком в учетной политике для целей налогообложения линейного метода начисления амортизации, а также при применении линейного метода начисления амортизации в отношении объектов амортизируемого имущества в соответствии с пунктом 3 статьи 259 Кодекса применяется порядок начисления амортизации, установленный настоящей статьей.

Сумма начисленной за один месяц амортизации в отношении объекта амортизируемого имущества определяется как произведение его первоначальной (восстановительной) стоимости и нормы амортизации, определенной для данного объекта.

На основании пунктов 1 и 2 статьи 318 Кодекса если налогоплательщик определяет доходы и расходы по методу начисления, расходы на производство и реализацию определяются с учетом положений настоящей статьи.

Для целей главы 25 Кодекса расходы на производство и реализацию, осуществленные в течение отчетного (налогового) периода, подразделяются на прямые и косвенные.

К прямым расходам могут быть отнесены, в частности, суммы начисленной амортизации по основным средствам, используемым при производстве товаров, работ, услуг. Прямые расходы относятся к расходам текущего отчетного (налогового) периода по мере реализации продукции, работ, услуг, в стоимости которых они учтены в соответствии со статьей 319 Кодекса.

В статье 319 Кодекса предусмотрено, что в случае, если отнести прямые расходы к конкретному производственному процессу по изготовлению данного вида продукции (работ, услуг) невозможно, налогоплательщик в своей учетной политике для целей налогообложения самостоятельно определяет механизм распределения указанных расходов с применением экономически обоснованных показателей.

Суд установил, что общество применяет метод начисления, линейный способ начисления амортизации. Согласно учетной политике фирмы для целей налогообложения расходы, связанные с производством и реализацией, подразделяются налогоплательщиком на прямые и косвенные. Суммы начисленной амортизации не отнесены обществом к прямым расходам. Начисленная амортизация основных средств, непосредственно участвующих в выпуске продукции, по окончании каждого месяца в полном объеме относилась организацией на расходы в целях налогообложения.

Суд установил, что исходя из особенностей технологического процесса общества, отнести суммы начисленной амортизации к конкретному производственному процессу и изготовлению определенной продукции невозможно. Данное обстоятельство не опровергнуто инспекцией.

Суд пришел к выводу, что общество правомерно относило суммы начисленной амортизации по основным средствам по окончании каждого месяца в полном объеме.

Таким образом, инспекция неправомерно доначислила обществу налог на прибыль в связи с исключением из состава расходов сумм начисленной амортизации по основным средствам, непосредственно участвующим в процессе производства продукции.

Спецрежимы
Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 17.02.2014 № А58-1964/2013
Обстоятельства спора:

Инспекция провела выездную проверку, по результатам которой приняла решение о доначислении единого налога, уплачиваемого в связи с применением УСН, пени и штрафа.

Основанием для принятия данного решения послужил вывод инспекции о том, что общество, получив в безвозмездное пользование недвижимое имущество, переданное впоследствии в аренду по договорам, не включило его в состав доходов при исчислении налога по УСН.

Не согласившись с решением инспекции общество обратилось в суд.

Позиция суда:

Суд установил, что общество выбрало объект налогообложения — доходы. В силу пункта 1 статьи 346.15 Налогового кодекса (далее — Кодекс) при определении объекта налогообложения налогоплательщики учитывают следующие доходы: доходы от реализации товаров (работ, услуг), имущества, имущественных прав, определяемые в соответствии со статьей 249 Кодекса и внереализационные доходы, определяемые в соответствии со статьей 250 Кодекса.

Согласно пункту 8 статьи 250 Кодекса внереализационными доходами налогоплательщика признаются доходы в виде безвозмездно полученного имущества (работ, услуг) или имущественных прав, за исключением случаев, указанных в статье 251 Кодекса.

В информационном письме Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 г. № 98 указано, что налогоплательщик, получающий в безвозмездное пользование имущество, включает в состав доходов доход в виде безвозмездно полученного права пользования имуществом, определяемый исходя из рыночных цен на аренду идентичного имущества с учетом положений статьи 40 Кодекса.

В соответствии с пунктом 1 статьи 40 Кодекса, если иное не предусмотрено этой статьей, для целей налогообложения принимается цена товаров, работ или услуг, указанная сторонами сделки. Пока не доказано обратное, предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен.

Суд установил, что общество по договору получило от контрагента в безвозмездное пользование производственную базу (контора, гараж, котельная, подсобные строения). Данная недвижимость была передана обществом в аренду. В договоре аренды был определен конкретный размер арендной платы по каждому объекту.

Суд указал, что для определения рыночной цены инспекцией принят размер платы, указанной и полученной обществом за предоставление в аренду тождественного недвижимого имущества, поэтому отсутствует необходимость применять иные методы, установленные статьей 40 Кодекса для определения цены в целях налогообложения.

Суд пришел к выводу о недоказанности обществом совокупности условий, необходимых для признания незаконным ненормативного акта и, как следствие, отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований.